Опасен и неисправим - Кимры Сегодня

Опасен и неисправим

Предстоящий Новый год и несколько последующих кимряк Семён Волчков встретит в местах лишения свободы. Впрочем, ему не впервой видеть вместо мишуры на ёлке колючую проволоку на заборе. Нынешняя его судимость – третья по счёту…

ИЗ  ТОЛПЫ

К своему 19-летию Семён уже имел солидный стаж употребления спиртосодержательных жидкостей. Причём со временем объёмы уничтожаемого зелья  росли, а трезвые периоды сокращались. Объяснение простое: надо было убивать свободное время. Работать он не любил и нигде дольше нескольких недель не задерживался. На любом производстве от работников требуется исполнительность и дисциплинированность, но Волчкову было трудно даже выговаривать эти слова, а не то что наполнять их конкретным содержанием. Дни проходили по трафарету: поиск денег на горячительное, выпивка, ночные дискотеки.

На него можно было бы махнуть рукой, мол, гробит-то сам себя. Но, злоупотребив спиртным, Семён становился неуправляемым и опасным для окружающих. Ему всегда требовалось внимание толпы, из которой он хотел выделиться. А чем он мог? Только банальным мордобоем.

2004  

В танцевальном зале не было свободного пространства. Накурено, душно, танцующих слепили десятки прожекторов и оглушала музыка. Девушки и парни то и дело наступали друг другу на ноги или неизбежно толкались спинами. На эти неудобства никто не обращал внимания: в тесноте, но не в обиде. Однако Волчков – не толпа.

— Ты чё, самый борзый тут? – схватил он за грудки незнакомого ему молодого человека, — Пошли, выйдем…

Семён знал, к кому придраться: выбранная жертва ниже ростом и немного уже в плечах. Заведя мнимого обидчика в мужской туалет ночного заведения, нетрезвый Волчков начал экзекуцию. Жертва явно уступала ему в силе и опыте. Вскоре молодой человек, потеряв всякую способность к сопротивлению, не мог даже защищаться. Он лежал на обагрённом каплями крови кафельном полу, прикрыв ладонями рук своё лицо. Но Волчков, видя поверженного парня, не прекращал избиение. Удары сыпались один за другим…

Несмотря на то что на дискотеке было несколько сотен человек, а в туалет заходили и видели происходящий там беспредел десятки мужчин, лишь только один из них обратился к администрации заведения: «Скоро произойдёт убийство!».

Милиция задержала Семёна на месте преступления. Пострадавшего в бессознательном состоянии отправили в горбольницу. Травм хватило с лихвой: переломы рёбер, сотрясение мозга, внутреннее кровотечение, ушибы. Лечение заняло не один месяц. Волчкова за противоправное причинение вреда другому человеку на три года отправили в исправительную колонию строгого режима.

2008

Наболтавшись жарким летним вечером в центре города, Семён сел в автобус нужного ему маршрута. В его руках была открытая, неполная бутылка вина, не первая в этот день. Он отхлёбывал из горла и вызывающе громко смеялся. Контролёр, обратившаяся к нему с просьбой оплатить проезд, услышала тираду, сдобренную отборным матом. Смысл сводился к одному: «Иди на…». Находившийся в салоне сотрудник милиции в форменной одежде тут же подошёл к дебошир, и потребовал от него достойного поведения. В ответ страж порядка и все присутствующие услышали от Волчкова всё, то, что он думает об «оборотнях в погонах». Матерными словами вконец распоясавшийся не ограничился, схватив служивого за рубашку…  Милиционер оказался, как и положено, не робкого десятка и не допустил развития конфликта, в котором могли бы пострадать пассажиры. Скрутив хулигана, доставил его в отделение. Судили Волчкова не только за оскорбление сотрудника правоохранительных органов, но и за применение насилия к представителю власти. Но сочтя, что к  тяжким последствиям противоправные действия подсудимого не привели, Фемида приговорила подсудимого к двум с половиной годам лишения свободы условно…

2009

Потерпевший Виктор Палёнов: «12 июля я был на ночной дискотеке в Шутовском центре культуры и досуга. Пил спиртное ещё с раннего вечера, поэтому плохо соображал. Около четырёх утра вышел на улицу покурить. Мимо меня прошёл какой-то парень и что-то грубо спросил. Я ему грубо ответил. Завязалась драка. На расстоянии не более пяти метров находилось много народа, но никто в драку не ввязывался…».

Свидетель Мария Смирнова: «Оба находились в алкогольном опьянении, оба наносили удары друг другу, валялись на земле. Уступать никто не хотел. Драка продолжалась минут десять. Вдруг кто-то из толпы, голос был мужской, крикнул: «У Волчка нож!». Двое или трое крепких ребят оттащили Волчкова от Палёнова и отобрали у него оружие. Волчков налетел на одного из тех, кто разнимал. А Палёнов, с которым я была лишь мельком знакома, присел на траву. Вместе с подругой подошли к нему. Его футболка была вся в крови, хоть выжимай. Сняв её, мы увидели на спине две сильно кровоточащие резаные раны. Вызвали «Скорую» и стали оказывать первую медицинскую помощь».

Свидетель Андрей Горьков: «Когда я отобрал нож у Волчкова, он набросился на меня с кулаками, но ребята нас тут же разняли. Волчков скрылся».

Одно из причинённых Палёнову ранений оказалось проникающим и сопровождалось нанесением тяжкого вреда здоровью, опасного и создающего непосредственную угрозу жизни.

Операцию в хирургическом отделении ЦРБ сделали вовремя.

СГОВОР

Уголовное дело возбудили по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека». Волчков бросился в бега, но перед этим успел тайно встретиться с потерпевшим. Он попросил у Палёнова прощения и передал ему 15 тысяч рублей.

— Это тебе в счёт материального и морального вреда, — сказал Семён, — Давай договоримся, что мы с тобой будем придерживаться одной версии: я не причастен к причинению тебе телесных повреждений. Ты не можешь точно указать на кого бы то ни было, кто тебе эти ранения нанёс. Просто не помнишь…

— Согласен. Что мы, не мужики, что ли? – из великодушия или из-за самосохранения согласился Палёнов.

«ЕСЛИ…  НАДАВИТЬ»

Следствие уверенно отнесло Волчкова к категории подозреваемых. В показания Палёнова, вдруг впавшего в «амнезию», правоохранители не верили. Слишком много свидетелей было в ту ночь у центра культуры и досуга. И они не молчали.

Свидетель Павел Карпов: «Я видел нож в руке Волчкова».

Свидетель Игорь Снежин: «До получения Палёновым ранений к ним, дерущимся, никто из толпы не подходил».

Свидетельница Ольга Вахова: «Я наблюдала за дракой от начала и до её конца. Когда Волчков приходил на нашу дискотеку, между ним и кем-либо всегда происходили конфликты. Инициатором таковых был он. Выпив спиртное, Семён себя не контролирует, впадая в агрессию. От своих знакомых я слышала, что Волчков всегда носил с собой нож».  

Выполнив все возможные следственные действия, расследование уголовного дела вынужденно затормозилось. Волчков, объявленный в розыск, продолжал оставаться недосягаемым для правоохранителей. Лишь только спустя семь месяцев наряд милиции задержит его на нашей железнодорожной станции.

По пути в отдел внутренних дел Семён вёл себя вызывающе уверенно:

— Если на свидетелей надавить, то они будут говорить совершенно другое…

ФИАСКО

Волчков на первых допросах пытался выкручиваться, но очень скоро сообразил, что эти потуги бесперспективны и, изменив свои показания, признался в содеянном.

— Сожалею о ранее избранной мной позиции – о непризнании своей вины, причинении Палёнову телесных повреждений, — заявил Семён и в зале заседаний Кимрского городского суда, рассматривавшего уголовное дело.

С его стороны, стороны защиты, выступил лишь один свидетель, его мать:

— О своём сыне могу говорить много и только хорошее. А то, что не работает и употребляет спиртное, так сейчас молодёжь такая…

Потерпевший Палёнов пошёл ещё дальше:

— Никаких претензий к подсудимому не имею и не желаю, чтобы он был наказан…

Волчкова и Палёнов так и не поняли, что преступление, совершённое Семёном, вовсе  не их личное дело, а посягательство на безопасность всего общества. Попустительство матери развращало её сына, внушало ему вседозволенность и призрачную свободу жить не по закону. Потерпевший осознавал, что, вступая в сговор с Семёном, он предоставлял тому возможность совершать новые преступления, но «своя рубаха ближе». Оба, по большому счёту, предоставляли 26-летнему молодому человеку возможность оставаться опасным для многих, ни в чём неповинных граждан.

Кимрский городской суд отменил условное осуждение Волчкова по приговору от 2008 года. Окончательный вердикт: четыре с половиной года в исправительной колонии строгого режима. Помимо этого, с осуждённого в пользу Тверского территориального Фонда обязательного медицинского страхования взыщут 6760 рублей, потраченных на лечение потерпевшего.

Волчков, его адвокат и потерпевший попытались смягчить приговор в Судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда. Потерпели полное фиаско…

Владимир ФОМИН

Имена и фамилии изменены.

Материал подготовлен при содействии Кимрской межрайонной прокуратуры.

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика