Волк и его овцы - Кимры Сегодня

Волк и его овцы

Старейшие, ныне здравствующие кимрские юристы, затруднились ответить на вопрос: когда в истории нашего суда на одной скамье подсудимых были сразу девять  человек? О шести помнят. Но такой, столь представительной преступной группы, обвиняемой в совершении преступлений в рамках одного уголовного дела, за последние 30 лет точно не было.КРАХ

На прошлой неделе в Кимрском городском суде завершился процесс, длившийся почти восемь месяцев, над организованной преступной группой наркодельцов. На скамье подсудимых  были девять человек. Осужденные и их адвокаты сочли вынесенный приговор чересчур жестким и рассчитывают его обжаловать: они могут это сделать до 19 сентября. Однако, даже если и произойдёт смягчение приговора по отдельным фигурантам, во что не верится, картина краха семьи торговцев смертью останется неизменной.

ГРУППОВУХА

Уголовное дело едва уместилось на страницах 20 увесистых томов. Подсудимым инкриминировались 24 покушения на незаконный сбыт наркотических средств и одно приготовление к аналогичному противоправному действию, совершённым с февраля 2008 года по июнь прошлого года на территории Кимр.

Лидером преступной группы был Лойза Локотош. Он определил, не только для себя, цель – существовать на средства, добытые незаконным сбытом смертельного зелья наркозависимым лицам. Рассчитывая, что при организованном групповом осуществлении такой деятельности её эффективность, прежде всего доходность, возрастает, а опасность попасться в руки правоохранительных органов снижается, поскольку каждый из членов преступного сообщества исполняет строго отведённую ему роль, Локотош стал подыскивать лиц, зависимых от него и склонных к нарушению закона. В результате в группе оказались ближайшие родственники Лойзы – жена, две дочери, сноха, внучка и её муж, их домработница и сосед.

ЛИДЕР

Ему, 76-летнему цыгану, старейшему в роду, все беспрекословно подчинялись. Именно Лойза определял: сколько приобретать героина оптом и где, кому и в каком количестве можно продавать дурман, размер вознаграждения каждому члену группы. Требовал строжайшего соблюдения конспирации: в ходе телефонных переговоров и обычного общения разовая продажа, оптовая покупка, употребление, названия наркотиков и их количество заменялись оговорёнными обусловленными словами и обозначениями. У каждого в группе имелась своя кличка. Используемые мобильные телефоны переводились в режим антиопределения номеров. Дома, в которых проживали наркодельцы, были предусмотрительно оснащены камерами видеонаблюдения.

По объективному мнению обвинения, об организованности группы свидетельствовали наличие в ней руководителя, распределение ролей и согласованность действий всех её членов, криминальная специализация (незаконный сбыт наркотических средств), тщательная подготовка каждого преступления и их однотипность по методам исполнения. Устойчивость преступной группы обеспечивалась родственными отношениями и  общностью материальных интересов соучастников.

ГЕРОИН  ИЗ  ТУАЛЕТА

Наркозависимые, выступавшие свидетелями по уголовному делу, поведали о своём горе – комичном существовании при общении с продавцами героина. 

Михаил Витин: «Я постучался в дом к Элле, внучке Лойзы. Она вышла в тёплой кофте, украшенной стразами от этого, блин, как его, Сваровски, что ли. Элла взяла деньги за «лекарство» – этим словом обозначался героин – «Сказала мне, чтобы я пошёл в туалет за домом и ждал там. Муж Эллы через 5 минут принёс мне туда два пакетика». Почти всегда сделки происходили в туалете.

Ольга Антипова, домработница Лойзы Локотош: «За героином мы ездили в Звенигород Московской области два раза в месяц. Каждый раз закупали оптом примерно по 50 граммов. Наркотик покупала дочь хозяина Паваль у каких-то таджиков. Я их в лицо ни разу не видела. Паваль приносила дозу, я её колола в вену и потом говорила: хорошего качества наркотик или нет. Качество героина проверяли на мне…».

С наркоманами – всё понятно. Брось пакетик – зацелуют вампира. А остальные, что? Глаз не имели?

Станислав Ростов, таксист-индивидуал: «Меня, как и других частных извозчиков, цыгане  часто вызывали по телефону для оказания транспортных услуг. Я догадывался, что наниматели продают наркотики, но никаких доказательств, что они перевозят зелье именно в моей машине, у меня не было…».

Сомнительно! Посмотрите и сегодня на пассажиров проезжающих мимо вас автомашин с «шашками». Примерно треть занята лицами, проживающими на Бур-Горе, нигде не работающими. На переднем сиденье сидит молодая. Она – главная. На ней юбок столько, сколько с лихвой хватит на целый взвод ансамбля песни и пляски любого военного округа.

Откуда деньги на такси? Из туалета!

ПРИКИНУЛИСЬ

В своём последнем слове все подсудимые просили Фемиду не наказывать строго. Вот лишь фрагменты этих рыданий на публику. Указана степень родства с лидером преступной группы Лойзой Локотош.

Раиса, жена: «Простите нас. Никогда такого не повторится. Никаких денег не надо, лишь бы свобода…».

Земфира, дочь: «У меня ребёнок – инвалид детства. Воспитываю одна. Уже сидела в тюрьме за наркотики. Теперь образумлюсь. Не меня пожалейте, а моего маленького сына…».

Паваль, дочь: «Больше этого не будет. Я долго не проживу, очень больная, живой труп перед вами. Дети у меня все несовершеннолетние…».

Наталия, сноха: «Я очень больна. И с кем останутся мои дети?».

Элла, внучка: «Сделала большую ошибку в своей жизни, однажды связавшись с наркотиками. Родила дочку в тюрьме, отдала на воспитание матери. А ту через четыре месяца тоже посадили. Теперь вот снова вы посадите меня. Пожалейте моего ребёнка: каково ей будет в приюте?».

Ольга, домработница: «Да, я вела неправильный образ жизни. Но я всего лишь была посредником».

Абраменко Михаил, сосед: «Я ранее был судим. Определяя наказание, учтите, что я болен…».

…Вот только все, якобы  кающиеся, щедро изливавшие крокодильи слёзы, молчали о том, скольких людей они сами успели сделать инвалидами или свели в могилу, скольких в погоне за деньгами на очередную «дозу» подтолкнули на преступления – грабежи и воровство на улицах Кимр, дачах и квартирах горожан.

Во сколько кимрских семей они все скопом поселили горе? …

ПОЛУЧИТЕ

Все подсудимые признаны виновными в совершении преступлений. Лойза Локотош, который в своём последнем слове просил суд не лишать его свободы, прокричал: «Дайте умереть дома!», приговорён к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Остальные члены преступной группы также по вердикту отправятся за колючую проволоку. Кто на общий, а кто и на строгий режим. Жена преступного лидера проведёт в изоляции от общества меньше всех – 5 лет, внучка – 9 лет, муж внучки – 10 с половиной лет, дочери – по 11 лет каждая, сноха – 7 лет, домработница – 9 лет, сосед – 7 лет. Кроме этого, каждый из них выплатит в казну штраф — от 100 до 200 тысяч рублей.

РЕЗОНАНС

Объём работы для кимрских правоохранителей проведён невероятный. К чести всех, призванных отстаивать закон, отстаивать благополучие законопослушных граждан, в этом случае – госнаркоконтроля, милиции, следственного комитета, прокуратуры, суда – они с этим объёмом справились достойно. Вот лишь некоторые, первые  отзывы горожан на провозглашённый приговор.

Алла, служащая: «В Китае за такие преступления вообще расстреливают. А мы нянчимся…». Виктор, каменщик: «Наркоманов в городе, по сравнению с тем, что было лет пять назад, явно поубавилось. И то, что наркодельцов власти давят по полной – правильно!». Алексей, электросварщик: «Семья Локотош по сути убивала других. И чего они ждут от нас: сострадания к ним, их детям и внукам? Бред какой-то. Если бы не моё законопослушание, сам бы удавил наркоторговцев. Но ведь потом меня посадят…».

Федеральный судья Сергей Аксёнов прокомментировал вынесенный им вердикт так: «В моей практике – это первое дело с таким числом подсудимых. Приговор мною вынесен в соответствии с законом. При определении наказания осужденным учитывались все обстоятельства, как смягчающие вину, так и отягчающие таковую».

ПРОВОДЫ

… Оглашение приговора длилось почти три часа. Всё это время под окнами здания суда стояли более полусотни цыган, родственников и соседей подсудимых из так называемого «савёловского табора».

Такие проводы давно уже стали традиционными. Только на них с каждым разом приходит всё меньше и меньше ромал. Сегодня уже почти половина домов в «таборе» пустуют, поскольку их хозяева, также промышлявшие наркотиками, отбывают свои сроки в местах, называемых в народе «не столь отдалёнными».

Стая нелюдей сокращается.

ОТПЛАТИЛ

А вам, читатель,  не жалко основного обвиняемого? Мол, умрёт, не дождавшись  освобождения…

Лойза Локотош родился в Белграде в 1934 году. Пятилетний югославский цыганёнок попал в немецкий концлагерь. Чудом выжил. После окончания Великой Отечественной войны проходил реабилитацию в Советском Союзе, стране, которую он затем сам назвал своей Родиной… Не так давно получил от Германии из «Фонда примирения и согласия» более 1500 евро, как бывший узник.

Зачем эту Родину, Российскую Федерацию, согревавшую его,  Лойза, делал десятилетиями уродиной? Не в нём ли самом, Лойзе,  а не в приспособленчестве, корень зла? В жизненной, определённой позиции? Старейшине, «непререкаемом» авторитете, сравнимым на протяжении многих лет с авторитетом отнюдь не водевильного «цыганского барона»?  Человеке, плевавшем в колодец, из которого исправно пил?  Человеке, превращавшем даже своих близких в преступников?

Наркоторговцы – не люди. Нелюди не имеют национальности. И не имеют ни совести, ни морали, ни стыда. Графы о лицемерии в паспортах тоже нет.

Владимир ФОМИН, депутат Собрания депутатов Кимрского района

Имена и фамилии осужденных – подлинные, свидетелей – изменены.

Материал подготовлен при содействии пресс-службы Кимрского городского суда и Кимрской межрайонной прокуратуры.

Похожие статьи

Губернские вести от 23.10.2017 г.

Губернские вести от 23.10.2017 г.

22 октября — День финансово-экономической службы в Вооруженных Силах Российской Федерации Уважаемые военнослужащие, специалисты и…

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика