Архивы История - Кимры Сегодня
С пьянством боролись песнопениями и молитвами

При грантовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям редакция «Кимры Сегодня» реализует в 2018 году культурно-исторический проект «От Зажигинской до Звиргздыня». За основу взята серия статей «Диалог прошлого с настоящим», «Кимры Сегодня» 2007 г., автор Г.И. Крюкова (1949-2017).

Чтобы доставить членам кимрского общества трезвости как можно больше лучших и чистых развлечений – формулировка того времени, – совет общества, созданный в 1901 году, находился в постоянном поиске форм работы, среди которых были семейные литературно-музыкальные вечера, спектакли, концерты, детские праздники. Например, на одной из новогодних елок побывало 700 ребятишек и около 100 взрослых. Было выдано до 400 бесплатных билетов детям бедных родителей. Мальчики получили в подарок рубашки, девочки – платья, теплые платки. Дети более состоятельных родителей получили книги, игрушки и все без исключения – гостинцы. Среди добрых дел общества – открытие в 1902 году книжной торговли. И только за 1903 год было продано книг на сумму 908 рублей. Но совет ставил целью не коммерческие соображения, а искреннее желание «распространить народу хорошую книгу». Опыт с организацией книжной торговли показал, что в народе нарождается потребность в чтении. И совет общества испрашивает у господина тверского губернатора разрешение на открытие библиотеки.

Пения, чтения, развлечения проходили в чайной общества, которая и размещалась на втором этаже этого самого дома. Обустройству чайной совет придавал большое значение. Заведовал делами чайной диакон Богословский, который уделял ей весь свой досуг. Посещали чайную ремесленники, интеллигенты, купцы и крестьяне, мужчины и женщины, целые семьи. В чайную влекли чистота и опрятность помещения, чистый воздух без табачного дыма и отсутствие шума и гама. А также обилие журналов и газет, которыми мог пользоваться каждый, сколько и когда угодно. Это были: «Русский паломник», «Кормчий», «Нива», «Деревня», «Вестник трезвости и бережливости», «Трудовая помощь», «Север», «Природа и люди», «Московские ведомости», «Курьер», «Ремесленная газета». Всего же предлагалось 19 наименований периодической литературы.

Через 117 лет история сделала очередной виток – 13 марта 2018 года в кимрском храме Вознесения Господня Общество трезвости имени священномученика Сергия Константинова принимало в свои ряды граждан, желающих избавления от пагубных пристрастий – алкоголизма и наркомании.

Протоиерей Андрей Лазарев, настоятель храма Вознесения Господня, известен на всероссийском уровне как смелый и решительный человек, возглавивший в Кимрах в конце 90-х общественное движение по борьбе с наркоугрозой. В то время Кимры получили позорный ярлык «Наркостолицы Подмосковья», и, лишь объединив усилия жителей города, силовиков, чиновников и журналистов, удалось изменить ситуацию.

Сейчас реабилитационный центр помощи наркозависимым «Радуга», созданный в Кимрах при храме Вознесения Господня и работающий по самой передовой в мире программе терапевтического сообщества, готов распространить положительный опыт избавления и на другие зависимости.

Первыми в Тверской области в постперестроечное время кимряки учредили приходское общество трезвости для всех страждущих. Начало прошло в святые дни Великого поста и к пятилетию с той даты (конец февраля 2013 года), как Центр «Радуга» принял на реабилитацию первых пациентов. Протоиерей Лазарев совершил молебен и провел беседу с теми, кто решил встать на путь трезвой жизни. Члены общества, давая обет трезвости, обещают не пить, не принимать наркотики, не курить, не сквернословить, не участвовать в азартных играх.

Это сейчас, а тогда, в прошлом – 21 декабря 1905 года, в 8 часов вечера, в помещении Кимрского общества трезвости состоялся первый народный митинг. Председательствовал знаменитый в Кимрах врач Михаил Иванович Русин. Участники митинга постановили учредить в Кимрах организационное бюро профессиональных союзов. Вот так, ни много, ни мало. Первое десятилетие советской власти было ознаменовано в городе организацией большого числа клубов: клуб имени III Интернационала, клуб кустарей, комсомольский клуб, красноармейский клуб, рабочий клуб, клуб «Красный обувщик», клуб совторгслужащих. Последний в 1926 году располагался опять-таки в этом здании. В клубе была хорошая художественная самодеятельность и хор под управлением М.Н. Негиной.

Эпизод встречи гостей «семьей сапожников» в новом кимрском интерактивном «Музейном центре «Столица Сапожного царства»

А сегодня в этом доме и соседнем с ним по ул. Кирова, тоже, кстати, принадлежавшем Сорокиным (ныне они под одной крышей и составляют одно целое), размещается жемчужина кимрской культуры – Кимрский краеведческий музей. Он основан в 1918 году, носил первоначально имя «Народный музей Кимрского союза кредитных и ссудо-сберегательных товариществ» и перед тем, как расположиться в этом здании, сменил не один адрес.

Сегодня площадь его экспозиции занимает 752 квадратных метра. Плюс к этому музей располагает прекрасным выставочным залом, который всегда востребован, в котором регулярно проходят художественные выставки как местных, так и иногородних художников, мастеров декоративно-прикладного жанра, а также литературные вечера, музыкальные встречи, различные культурные мероприятия.

Постоянно действующая экспозиция, которая признана одной из лучших не только в Тверской области, знакомит посетителей с историей края с древнейших времен до наших дней. Исторические разделы экспозиции открываются уникальными документами, главный из которых – грамота царя Ивана Грозного. Достойны внимания подлинные предметы XVI-XVII веков, такие как шитая золотом икона, клад серебряных монет, кованые двери, оружие, крестьянская утварь. О том, как выглядели Кимры в последней трети XVIII века, рассказывает гравюра А. Грекова. Это первое дошедшее до нас изображение Кимр, с салтыковскими палатами, прелестной церковью Живоначальной Троицы. В экспозиции много интерьеров, подлинных портретов жителей села середины XIX века, есть и изысканная дворянская мебель. Думаю, не лишена любопытства купчая, удостоверяющая, что крестьяне села задолго до отмены крепостного права выкупили себя у помещицы Юлии Павловны Самойловой, прелестной женщины, музы и друга замечательного художника Карла Брюллова. И, конечно, огромный интерес представляет одна из богатейших в стране коллекция обуви – более 2000 предметов. Это дает право называть Кимрский музей Музеем обуви. Разве можно не остановиться у того самого сапога гармошкой или, как еще говорили, всмятку, без которого трудно представить купеческую, деловую Россию времен Александра Николаевича Островского!

Еще одна изюминка музея – коллекция деревянной скульптуры самодеятельного резчика Ивана Михайловича Абаляева. В фигурках кустарей, их богатых хозяев и торговцев, в бытовых сценках, жанровых зарисовках предстает одна из страниц ненаписанной пока книги о кимрском сапожном царстве. Представьте себе, и так называли наш край, а Кимры – его столицей. Ну и мемориальный зал корифея отечественного и мирового самолетостроения Андрея Николаевича Туполева, нашего земляка. Он родился неподалеку от Кимр, в сельце Пустомазово, в 1888 году. И, конечно, фонды музея! Это потрясающая летопись края, еще до конца не прочитанная и ждущая своих исследователей.

Гордостью кимряков можно назвать проект Тверского государственного объединенного музея «Музейный центр «Столица Сапожного царства», который осуществлен при финансовой поддержке Министерства культуры РФ, Комитета по делам культуры Тверской области, Международного банка реконструкции и развития.

Музейный центр, созданный на основе современных дизайнерских решений и мультимедийных технологий, представляет собой принципиально новое для Кимрского района, да и вообще для всей Тверской области интерактивное музейное пространство. Он стал ярким дополнением к существующей краеведческой экспозиции музея.

Новейшее мультимедийное оборудование (все, как на смартфоне, можно перелистывать самостоятельно), установленное в холле, поможет гостям музея узнать об истории обувного промысла, туристической инфраструктуре Кимр, деятельности Тверского государственного объединенного музея. Юные посетители смогут в игровой форме познакомиться с кимрским сапожным делом, крестьянским бытом и исторической застройкой города. Телевизионные пазлы помогут им в этом.

Рассказывать о музее можно очень долго. Это неисчерпаемая тема. Но лучше все увидеть своими глазами, вглядываясь в каждый экспонат, вчитываясь в каждую надпись.

Адрес Кимрского краеведческого музея: ул. Урицкого, д. 8/13. Тел.: 8 (48236) 3-27-43.
Дом на перекрестке, ставший музеем

И вот наш первый собеседник на Ильинской – дом Сорокиных (Урицко­го, 8/13, сегодня в нем расположен краеведческий музей).

Сорокины – это коренная кимрс­кая семья, семья торговая, составив­шая хороший капитал еще во времена захлестнувшего Россию «хлебного бума». Сохранилась фотография кон­ца XIX века. Сорокины на ней пред­ставлены в полном, если так можно выразиться, составе. Мы с любопыт­ством всматриваемся в лица, полные достоинства и благородства, нам ин­тересны одежда, интерьер гостиной. Один из Сорокиных – Иван Алексее­вич – удачливый, говоря сегодняшним языком, бизнесмен, владелец мастерской по выделке шагрени, оставил по себе добрую память. Он принимал активное участие в создании в Кимрах бесплатной библиотеки-читальни, был среди создателей клуба любите­лей драматического искусства и соб­ственно драматического кружка, в ко­тором являлся постановщиком спек­таклей. Его дельные предложения много способствовали успешной дея­тельности вольной пожарной дружи­ны. Так, он первым подал мысль о специальном пожарном колодце. По­жарная дружина – гордость кимряков, и Иван Алексеевич 15 лет был ее на­чальником.

А теперь посмотрим, какая жизнь наполняла сам дом.

В доме Сорокиных в начале ХХ века была чайная, а в ней – первое общество трезвости

И начнем с Кимрского Троицкого общества трезвости, которое было в Кимрах в 1901 году и деятельность которого разворачивалась в этих сте­нах. И здесь вот что интересно.

По свидетельству первых кимрс­ких летописцев, еще в 50-е годы по­запрошлого века посещать трактиры в Кимрах считалось лишним. Тракти­ры и винные лавки в селе запирались с наступлением сумерек, освещения в трактирах не полагалось. Праздник проводили семейно, развлечений и без трактиров было много.

Зимой происходило на Волге хож­дение на лыжах (кстати, лыжный спорт и сегодня популярен в Кимрах); уст­раивалась охота за рыбой (тоже лю­бимое занятие современных жите­лей); заливались горки для катания; шла «прозаичная, но веселая игра в «чехарду».

Весной кимряки занимались пти­целовством. Как только услышат пес­ни жаворонка, читаем у Николая Гав­риловича Лебедева, так начинают деятельно готовиться к ловле птиц.

Редкий кимряк не имел своего фруктового сада, в котором находил свой праздничный отдых. Но пожар 1859 года прошелся и по садам…

Были в Кимрах распространены игры в городки, «бабки», катание чу­гунных шаров, которые погоняли пал­ками.

Кимрский краеведческий музей унаследовал знаменитое здание

Осенью преимущественно запус­кали бумажных змеев, причем в этой забаве принимали участие даже убе­ленные сединами старцы. Верхом восторга было, когда змей поднимал­ся выше колокольни.

Но, к сожалению, ничто не вечно под луной. Менялась жизнь в государ­стве Российском. Начались переме­ны в патриархальных Кимрах.

Во второй половине XIX века про­исходят изменения в экономико-гео­графической обстановке села. При­чиной этому отчасти стало строитель­ство в стране железных дорог. Они подрывают значение прежних водяных путей к Петербургу, которые основа­тельно освоены кимрскими хлебны­ми торговцами в начале века, и при­водят к сокращению этой торговли. Разбогатевшие на ней крестьяне на­чинают вкладывать торговые капита­лы в сапожное производство и тем самым дают мощный толчок его раз­витию, меняют организацию самого производства, которое постепенно начинает оседать на месте и из отхо­жего промысла становится местным.

К тому же ликвидация крепостных отношений (1861 год) высвобождает множество людей и увели­чивает приток рабочей силы из сосед­них с Кимрами волостей в набираю­щее обороты обувное производство села. Мелкотоварная форма произ­водства уступает место капиталисти­ческой мануфактуре. Ну а дешевая, пришлая рабочая сила после трудо­вого дня устремляется в питейные за­ведения, трактиры, в которых начинают появляться органы, затем оркест­ры, гармонисты. Спрос, как знаете, рождает предложение, и вот уже от­крылись ночные буфеты, в которые народ «потек широкой волной».

Администрация села обратила на это внимание и сократила торговлю в ночных буфетах. Не могло устраивать такое соседство с пьянством и кимр­ские деловые, зажиточные круги.

И вот в 1901 году создается обще­ство трезвости, которое, «как глаша­тай, как звон колокола», читаем мы в документах того времени, начинает разносить на далекие окрестности весть о трезвости. Каждодневно, и не только поодиночке, а и группами шли люди в члены общества. И только за два года деятельности в общество вступило 1200 человек, это где-то каждый седьмой житель. Председате­лем общества был священник Иоанн Никольский.

Одним из средств борьбы с пьян­ством были чтения, в большинстве случаев – по световым картинкам. Что­бы чтения были более результативны­ми, их разбивали по темам: одни по­свящались естественно-историческим вопросам, другие – религиозно-нрав­ственным, особое внимание уделя­лось вреду винопития.

Чтения велись каждый празднич­ный день. Например, в 1903 году их было проведено 30. Как свидетель­ствуют источники, чтения посещались такой массой народа, что аудитория не в силах была вместить всех жела­ющих. Места занимались заблаговременно, и ко времени чтений по лест­нице и коридорам стояла толпа жаждущих послушать и попеть. Пение привлекало не меньше, чем сами чте­ния, ибо, как объясняли устроители, являлось удовлетворением лучшей по­требности в наслаждении.

«Вся толпа в 300-400 человек сли­вается в одно массовое созвучие. Это море звуков создает настроение, ко­торое имеет морализующее влияние: поющий настраивается как-то выше, душа становится восприимчивее, до­ступнее добру и правде».

На снимке: семья Сорокиных в конце XIX века, такие большие семьи в Кимрах были у многих.

Возродившись из пепла, стоят дома с именами людей

При грантовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям редакция «Кимры Сегодня» реализует в 2018 году культурно-исторический проект «От Зажигинской до Звиргздыня». За основу взята серия статей «Диалог прошлого с настоящим», «Кимры Сегодня» 2007 г., автор Г.И. Крюкова (1949-2017).

К середине XIX века Кимры представляли собой большое торговое село, стоявшее в ряду таких знаменитых в России сел, как Лысково, Павлово, Покровское, «а далее, пожалуй, и считать нечего», – замечает в своей книге «Село Кимры и его обитатели» Алексей Степанович Столяров.

А к концу XIX столетия Кимры на деловой карте России значатся уже как центр сбыта обуви, как центр снабжения сырьем, как диктатор моды. К Кимрам тянутся подъездные пути. Такого их числа не проложено ни к уездной Корчеве (Кимры территориально входят в Корчевской уезд), ни к Твери.

Ну а по количеству каменных зданий и численности населения Кимры далеко превосходили многие уездные города России. Так, в 1863 году в уездной Корчеве, городе, проживало 3317 душ обоего пола. В городе Мышкин, сегодня известном туристическом центре – 2338, в селе же Кимры на это же время – 3011 жителей. И «наружность села красива и привлекательна, чистые строения служат лучшим ручательством за благосостояние жителей», – характеризуют Кимры авторы книги «Волга от Твери до Астрахани», изданной в 1862 году.

А вот свидетельствует французский писатель Теофиль Готье, имевший возможность в эти же годы лицезреть Кимры:

«Однако в Кимрах, – пишет он, – меня удивил праздничный вид городка…Три девушки в маленьких андалузских шапочках, в зуавских куртках и вздутых кринолинах были поистине прелестны…Они пересмеивались друг с другом и, казалось, с презрением относились к роскошным сапожкам, которые носили другие жители, мужчины и женщины. Кимры известны своими сапогами, как Ронда – гетрами».

В 1891 году в Кимрах числится 5083 человека. Увеличение на 86,5 процента. Пройдет 20 лет, и в селе будет насчитываться 14 тысяч проживающих.

Словом, странное это было село, которое не только по внешнему виду, но и по характеру самодеятельного населения, и по выполняемым им функциям складывалось как населенный пункт городского типа и уже в конце XIX века считалось «примером случайности юридического деления населенных мест России на городские и сельские» (П. Струве).

Памятник Александру II открыт в 1912 году

На центральной улице возвышались каменные здания и гостиный двор. «Люди крестьянского сословия ходили в городской одежде и кожаной обуви, прилавки магазинов ломились от заморских вин». Конечно существование кимряков было далеко от идиллии. Посадчики, например, редко доживали до 40 лет. Да и труд кустарей был не намного легче.

И все же… И все же на время двух ярмарок село превращалось в сапожный центр всей Российской империи, от Балтики до Туркестана. Через село проходили такие огромные средства, что они не могли не повлиять на благополучие жителей, на социальное обустройство Кимр.

Итак, закрепившись селом, как сказано у поэта, Кимры действительно вернули свою суть – бойкого промышленно-торгового города, населенного сметливыми, проницательными, с практической складкой ума жителями.

И на волжском просторе золотым галуном –

Этот маленький город с архаичной луной.

УЛИЦА ИЛЬИНСКАЯ

До революции улица Урицкого носила название Иль­инской, так как была образована на месте дороги, ко­торая вела в село Ильинское. Современный вид ули­цы, впрочем, как и самих Кимр, начал складываться после пожара 1859 года, уничтожившего практически все село. По воспоминаниям, жар был так силен, что даже под защитою высокого берега Волги, на значи­тельном расстоянии от горевших домов, стоять было невозможно, и жители отступили в Волгу. Спасли толь­ко деньги. Имущество, движимое и недвижимое, сгоре­ло. Убыток кимряков только от сгоревших строений достиг 1,5 млн руб. С колокольни собора упал коло­кол, весивший тысячу пудов, и проломил свод коло­кольни. Люди были охвачены настоящим ужасом.

Отстроиться кимрякам помог император Александр II, видимо, сохранивший добрую память о своем пре­бывании в селе в 1837 году. Казна выделила кимрякам безвозмездно пособие в 18 тысяч рублей и в заем 14 тысяч. Также было получено 27 тысяч рублей страхо­вых премий.

И Кимра стала в прямом смысле возрождаться из пепла. Застройка села велась по геометрическому плану. В центральной части –14 улиц, нарезанных пря­моугольной сеткой: 5 улиц вдоль берега Волги, 9 – по­перек. Новые строения были преимущественно высо­кие и обширные, крытые тесом под гвоздь или желе­зом. Ставилось немало каменных домов. «Все это в хорошую погоду, – писали современники, – дает селу вид чистенького, не очень большого, но красивенько­го уездного городка». Способствовали также скорому во­зобновлению села, как гласит предание, хороший ход тор­говли и сочувствие кимряков друг к другу.

А после русско-турецкой войны 1877-1878 годов, во время которой кимрс­кий оборотистый, предприимчивый люд сильно разбога­тел на армейских поставках, и вовсе наступила «золотая година», материализовавшаяся отчасти в застройке села каменными доходными зданиями, особняками, которые сво­им внешним видом подчеркивали значимость владельцев, их социальный и деловой статус.

Среди улиц, на которых шло оживленное строительство, была, конечно, и главная торговая улица села – Ильинская. Это значение она сохранила и по сегодняшний день. Ну а дома, построенные на городской манер, ведь «традиции городской жизни старше самого города», то

Что ни дом, то красавец,

Притеснитель лачуг…

Тесно примыкающие друг к другу, выполненные в за­мысловатом стиле, получившем название купеческого мо­дерна, они создают и хранят неповторимый облик улицы на стыке позапрошлого и прошлого веков и таят в себе любопытные страницы из жизни старых Кимр, когда те еще были селом «лица не общего выраженья».

Дома эти и сегодня старожилы называют по именам владельцев: дом Пота­пенко, дом Тунцова, дом Собцова и других, сказавших свое слово не только в экономическом, но и социальном, куль­турном становлении села.

Стоят дома под номерами,

Но столько разного у них…

Открытие мемориальной доски Ивану Холобцеву

13 апреля в торжественной обстановке у входа в задание военкомата состоялось открытие памятной доски Герою Советского Союза Ивану Ивановичу Холобцеву.

Высшую государственную награду он получил в 1945 году. Полковник Советской армии Холобцев был участником боев на озере Хасан, Великой Отечественной и Корейской войн. В 1956 году возглавил Кимрский объединенный горвоенкомат, служил военным комиссаром.

В церемонии открытия доски памяти приняли участие и.о. главы города Кимры Светлана Брагина, председатель кимрского совета ветеранов Сергей Новоселов. А также сотрудники и ветераны военкомата, молодежные активисты, юнармейцы, представители общественности.

БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК ВОЕНКОМАТА

В тот же день, но в 15 часов в стенах молодежного центра «Современник» состоялось торжественное мероприятие, посвященное вековому юбилею кимрского военкомата, чествование сотрудников и ветеранов организации.

Военный комиссар Фатих Кумиров торжественно зачитал поздравление, направленное кимрякам членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Андреем Епишиным.

В нем сказано, что сотрудники военкомата всегда успешно выполняли и выполняют задачи по организации призыва в ряды Вооруженных Сил РФ и мобилизационной подготовке. Деятельность сотрудников кимрского военкомата, в том числе в вопросах патриотического воспитания будущих защитников Отечества, во многом способствует повышению обороноспособности нашего государства.

«Особая благодарность – ветеранам. Вы воспитали достойную смену и по праву можете гордиться тем, как ваши ученики продолжают заложенные вами традиции», – высоко оценил деятельность заслуженных кимряков сенатор Совета Федерации ФС РФ от Тверской области А.Н. Епишин.

Точные, теплые слова выбрала для своего поздравления и.о. главы города Кимры Светлана Брагина. Отметив огромную роль кимрского военкомата в годы его формирования, а затем в годы Великой Отечественной войны, С.В. Брагина вручила действующим сотрудникам и ветеранам организации почетные грамоты, благодарственные письма и подарки.

Поздравления в этот день со сцены «Современника» звучали от депутата Законодательного собрания Тверской области Валентины Белоусовой, главы Кимрского района Ирины Мироновой, председателя Совета депутатов Кимрского района Алексея Проворова, настоятеля Преображенского собора протоиерея Евгения Морковина, руководителей общественной организации «Боевое братство» и многих других.

По доброй традиции творческий подарок юбилярам сделали представители кимрской культуры – коллективы молодежного центра «Современник», ДК «40 лет Октября», гимназии №2, районного Дома народного творчества.

Неизменным во всех пожеланиях в этот день были слова – пусть небо над нашей Родиной всегда будет мирным!

На снимке: юнармейцы СШ №1, отряд «Наследники Победы» на праздничной церемонии 100-летия военкомата.

Два девятых класса в СШ №4 узнали о «Книге памяти. Кимры»

Встреча представителей редакции газеты «Кимры Сегодня» с учениками старших классов средней школы №4 состоялась 20 апреля. В этот раз общение было, что называется – живым на 90%, так как по техническим причинам фильм «История создания народной книги памяти» показать не удалось. Однако его в любое время можно увидеть, перейдя по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=9TYXiT8ywaE

Главный редактор газеты предложил ребятам посмотреть его в семейном кругу, обсудить с родителями, бабушками и дедушками. Вспомнить имена и эпизоды судеб своих родственников, пережившие страшные годы Великой Отечественной войны.

Во время беседы «Книга памяти. Кимры» переходила из рук в руки. Солидный том, выполненный как подарочное издание, весит 1,5 кг.

Кимрская книга имеет 624 страницы уникальной информации и содержит три раздела. В первом – газетные публикации о кимряках, связанные с историей их жизни в годы Великой Отечественной войны; во втором – новая редакция книги «Подвиг и трагедия 260-й стрелковой дивизии» (эту дивизию называют «сапожной», так как она была сформирована из кимряков, многие из которых были сапожниками); в третьем – перечень имен земляков – участников боевых действий в годы Великой Отечественной войны, опубликованный ранее в других Книгах памяти. Кроме того в издание включены имена тружеников тыла, узников концлагерей, партизан, переданные в редакцию участниками акции «Помню! Горжусь!» в 2014-2015 г.г.

Четверо ребят попытались найти своих прадедушек и прабабушек в «Книге памяти. Кимры». Два ученика 9-х классов кимрской средней школы №4 слышали о такой акции, четверо подняли руки, в подтверждение того, что участвуют в шествии Бессмертного полка на День Победы в нашем городе.

Юным участникам встречи в СШ №4 было предложено присоединиться к акции, найти эту запись по хэштегу  #КнигаПамятиКимры и в комментариях указать имена и фамилии своих родственников, переживших Войну. Таким образом мы сможем продолжить эстафету памяти.

Традиционно журналисты задавали своим юным землякам вопрос: «Чей вклад в Победу больше: сына – солдата, или его мамы – труженицы тыла?» Мнения разделялись, многие школьники считают, что – мамы. Многие не смогли определиться. Как и не смогли определиться сотрудники газеты «Кимры Сегодня», когда начинали акцию.

Разве можно измерить вклад переживших трагедию самой страшной войны в Великую Победу, в наше настоящее, в право на жизнь и мирное небо над головой?! Но во всех классических книгах памяти в историю вписаны лишь имена военных, погибших во время войны. Почему же нет их, жен, сестер, матерей?

В кимрской книге памяти они есть. Конечно не все, а лишь те, которые были переданы нам благодарными потомками, поддержавшими акцию и способствовавшими появлению на свет уникального издания – «Книга памяти. Кимры».

«Эта книга должна быть в каждой кимрской семье, ведь в ней вы найдете родные имена!», – завершил выступление главный редактор городской газеты «Кимры Сегодня» Дмитрий Ступин.

 

«Книгу памяти. Кимры» передавали из рук в руки
Родные имена на страницах книги искали кимрские ученики и их учитель
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика