Архивы История - Страница 2 из 18 - Кимры Сегодня
Презентация «Книги памяти. Кимры» в средней школе №14

К 10.30 часам утра 19 апреля в среднюю школы №14 пришли сотрудники редакции газеты «Кимры Сегодня». Они познакомили молодых кимряков из 7, 8 и 10 классов с проектом «Помню! Горжусь!», реализованным газетчиками совместно с патриотическими настроенными жителями нашего города и при поддержке государства.

Главным событием этой встречи стала презентация «Книги памяти. Кимры» в которую вошли данные о кимряках – участниках боевых действий в годы Великой Отечественной войны собранные из всех изданных до 2016 года Книг памяти. Кроме того в книгу вошли данные об узниках концлагерей, партизанах, тружениках тыла, переданные в редакцию жителями города Кимры.

Журналисты презентовали 20-минутный фильм «История создания народной книги памяти».

Юным участникам встречи в СШ №4 было предложено присоединиться к акции, найти эту запись в группе Кимры Сегодня ВКонтакте по хэштегу  #КнигаПамятиКимры и в комментариях указать имена и фамилии своих родственников, переживших Войну.

Таким образом мы сможем продолжить эстафету памяти. Присоединяйтесь.

 

На встречу с журналистами пришли ученики 7, 8 и 10 классов СШ №14
«Книги памяти. Кимры» в средней школе №14
Трех учеников попросили раздать наклейки с символикой акции «Помню! Горжусь!»
Презентация «Книги памяти. Кимры» в средней школе №14
Старшеклассники разглядывают листовки и наклейки «Помню! Горжусь!»
Презентация «Книги памяти. Кимры» в средней школе №14
После окончания встречи, можно было полистать страницы уникального издания
Возвращение в себя

13 марта в храме Вознесения Господня Общество трезвости имени сщмч Сергия Константинова принимало в свои ряды граждан, желающих избавления от пагубных пристрастий – алкоголизма и наркомании.

НЕМНОГО ИЗ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

Затерянный «островок» трезвости в России пытаются найти давно. Трезвенническое движение началось летом 1858 года. Тогда народ восстал против откупщиков в ответ на повышение ими цен на водку, а распространяли алкоголь 80000 питейных заведений. Развитие капитализма повлекло за собой развитие пьянства. Правительство провело ряд мер, но они не возымели действия. В 1882 году в Московском государственном университете возникло первое общественное трезвенное движение. Профессор университета С.А. Рачинский, преподаватель математики и ботаники, дал обет трезвости, чтобы послужить примером для своих воспитанников. В то время лишь предостерегали против злоупотребления алкоголем. И только позднее зачинатели борьбы с пьянством поняли, что истина успеха в том, чтобы вовсе не употреблять спиртного. Тогда на помощь пришли священнослужители. В 1889 году вышел указ Синода по борьбе духовенства с народным пьянством. Предписывалось, помимо создания обществ трезвости, широко вести пропаганду трезвости. Количество обществ было невелико, в среднем не более нескольких десятков на губернию. Большинство из них – отделения более крупных обществ, самостоятельных – по Тверской епархии на 1906 год всего 8, с отделениями 20.

А В КИМРАХ

В 1900 году священнослужителем Троицкого храма Иоанном Никольским было создано Троицкое общество трезвости. Исторические документы и фото сохранили место размещения общества – «Чайная. Угол Конной и Ильинской улиц» (ныне здание Кимрского краеведческого музея). Общественники арендовали тогда надстройку дома знатного кимряка и проводили там встречи с беседами. Отец Иоанн призывал прихожан приступить к трезвому образу жизни и вступать в Троицкое общество. Кимряки давали обет, вносили взносы, содержали ночлежки для бездомных, предоставляя каждому нуждающемуся кровать с чистым постельным бельем. А «ночлежник» не должен был употреблять спиртные напитки, не курил и покидал заведение до 8 часов утра. В Троицком обществе трезвости проходили литературные вечера, концерты, выступали как местные таланты, так и заезжие столичные артисты. В России выходили трезвеннические журналы, которые читали и обсуждали. Собиравшиеся в стенах «Чайной» сапожники опровергали стереотип о людях профессии, якобы склонных к алкоголизму больше других. В подтверждение тому нам досталось чудесное наследство – архитектурные строения предков. Были ли они пропойцами или выпивохами, как называли их в народе, ответ налицо. Но тогда наступили времена войн и революций, в России по инициативе русского народа был принят Сухой закон. Вышел запрет на распространение алкогольных напитков. С запрещением их продажи и началом Первой мировой войны отпала необходимость в обществах трезвости. (Сухой закон отменил В.Ленин в 1924 году.)

Война требовала денег. В 1914 году было принято решение расходовать средства, пожертвованные в епархии, на организацию госпиталей непосредственно на местах. В Кимрах госпиталь находился под опекой женского Троицкого монастыря (бывшей общины, ставшей к тому времени обителью), в теснейшем единении пастыря и прихожан…

ВОЗНЕСЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ – ПЕРВАЯ В ОБЛАСТИ

В наши дни протоиерей Андрей Лазарев, настоятель храма Вознесения Господня. Много лет борется с алкогольной и наркотической зависимостями в городе и области. Отец Андрей осознает, что проблема пьянства всегда стояла особенно остро, угрожая национальной безопасности. Многие дети вовлечены в пивоманию, курение, употребление энергетических напитков. Эффективно противостоять алкогольной и наркотической угрозе можно только вместе, объединив усилия. Реабилитационный центр помощи наркозависимым «Радуга», созданный в Кимрах при храме Вознесения Господня. Первый в России центр, работающий по самой передовой в мире программе терапевтического сообщества, уже имеет определенный опыт реабилитации. Но надо помогать и тем, кто не на учете, привлекать их в новое общество.

Кимрский Вознесенский храм, борющийся с пагубными привычками, обуявшими людей, 13 марта первым в области в постперестроечное время учредил приходское общество трезвости для всех страждущих.

Начало прошло в святые дни Великого поста и к пятилетию с той даты (конец февраля 2013 года), как Центр «Радуга» принял на реабилитацию первых пациентов. Протоиерей Лазарев совершил молебен и провел беседу с теми, кто решил встать на путь трезвой  жизни.

Отец Андрей сказал: «Вы начали бороться за себя, за родных и близких, за свою Родину. Стакан – оружие самоубийства, губитель душ человеческих. На тропу порочной жизни каждый человек ступает сам. Жизнь свою он начинает трезвым, без всяких зависимостей. Это потом, с возрастом, он попадает в беду, сдаваясь в плен «зелёного или белого змея».  Сегодня, на Крестопоклонной неделе, каждый из вас берет в руки свой Крест трезвой жизни, давая обещание Богу – перед Евангелием и Крестом, обязуясь пронести его достойно. Обет трезвости предполагает решительное изменение всей жизни человека, который должен начать путь нравственного и духовного совершенствования. Алкоголизм, наркомания – это страсть, от которой ни один человек не способен избавиться без благодати Божией. Терпения всем».

Помолившись с искренней верой в Божью поддержку, семь воспитанников центра «Радуга» и прихожанка храма зачитали каждый свой текст обета трезвости с именем участника, периодом, на которое дается обещание воздержания.

Пример подал сам протоиерей Андрей Лазарев, который, кстати, дал обет трезвой жизни на всю свою жизнь, а также – три сотрудника Центра. Одиннадцать человек и настоятель храма стали зачинателями благого дела в Кимрах. Члены Общества не только обещали не пить, не принимать наркотики, но и не курить, не сквернословить, не участвовать в азартных играх.

На столь важном событии присутствовал клирик Марфо-Мариинской обители города Москвы диакон Иоанн Клименко, возглавляющий Иоанно-Предтеченское братство «Трезвение», координатор православных обществ трезвости, который поддерживает тесную связь с центром «Радуга».

– Сегодня великое событие в вашей жизни. Благодарим вас за вашу решимость, но прошу не забывать главного: только с Божией помощью можно сдержать данное вами обещание! Вера в Бога поможет вам успешно пройти тот путь, на который вы сегодня встали. Это первый и очень важный этап, но главное – стать новым человеком, найти свое место в жизни, не отступить назад, – сказал в своем напутствии диакон.

Отец Иоанн, по сложившейся в России традиции, вручил каждому образок «Неупиваемая Чаша» – знак трезвенника и грамоту Обета трезвости.

Кимрское Общество трезвости открыто для наркозависимых, алкоголезависимых, игроманов и для тех, кого называют созависимыми: их родных и близких. Членство не предусматривает денежного взноса. Подробную информацию, время и место встреч членов Общества каждый желающий может узнать, позвонив по телефону: 8 (903) 631-69-69.

МНЕНИЕ ВРАЧА

Главный кимрский нарколог Сергей Новиков дал высокую оценку данному событию. Сергей Александрович сказал: «Опыт реабилитации наркозависимых, начало которому несколько лет назад положил протоиерей Андрей Лазарев, действенный, его перенимают храмы и общественные организации других регионов. А то, что при церкви Вознесения отец Андрей организовал еще и Общество трезвости, является подтверждением тому, что он серьезно занят проблемой и не останавливается на достигнутом. В Кимрском наркодиспансере на учете сегодня 1050 граждан, страдающих алкоголезависимостью, и 83 наркозависимых. Удручает в сложившейся ситуации то, что возраст начинающих употреблять алкоголь – старший подростковый, наркозависимым же в основном за 30 лет. Опыт показывает, что для успешного избавления от зависимостей требуется не только медицинское лечение, больные нуждаются и в духовном исправлении. Без сомнения, сегодня церковь в этом деле – главный помощник всему нашему сообществу».

P.S. Еще в начале XIX века выдающийся российский педагог С.А. Рачинский подчеркивал, что человек должен непременно осознать главный мотив присоединения к обществу трезвости – «желание жить жизнью, Богу угодною». Он неустанно повторял, что главное направление православной трезвенной работы – это практическое осуществление заповедей Божиих.

Посредством оживления религиозного чувства и углубления познаний в православной вере люди без принуждения, естественным образом обретают трезвость.
Аэродром Борки в авиационной судьбе города Кимры

2018 год в России богат на государственные и общественные юбилейные даты.
Изучение конструкции штурмовика (из архива аэродрома «Борки»)
Изучение конструкции штурмовика (из архива аэродрома «Борки»)

В феврале – 100-летие Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), которая в 1946 году была переименована в Советскую армию (СА). В мае 1992 года у нее появилось новое имя – Вооруженные силы Российской Федерации (ВС России). В Кимрах сохранилось несколько государственных организаций, тесно связанных с РККА, сегодня мы расскажем об аэродроме Борки.

Год 1941

14 октября 1941 года фашистская Германия захватила Ржев. 17-го – Калинин и предприняла ряд попыток взять в кольцо с севера и юга Москву. Участвующая в боевых событиях ударная авиация правого крыла Западного фронта вынуждена была сменить дислокацию. Выбор пал на Клин, район небезопасный. Но через несколько дней постановлением Совета народных комиссаров ударную авиацию перевели в Борки, под Кимрами. Ведь с весны 1941 года около деревни Клетино началось строительство всесезонного аэродрома для авиации ПВО Москвы.

Вскоре в Борках уже базировалась действующая 46-я авиадивизия: 150-й скоростной бомбардировочный полк (самолеты СБ и Пе-2) и 180-й истребительный (самолеты Миг-3, И-16 и Лагг-3). За первые две недели с начала войны летчики совершили 422 полета на бомбардировку колонн немецкой техники. Но фашисты смогли выследить место базирования. 4 ноября аэродром подвергся мощной бомбардировке группами немецких «Юнкерсов-99». Враг продолжал наступать, захватил Клин, Дмитров, Люблино. В октябре аэродром Борки приняли в состав ВВС Западного фронта, в трех полках Борковской дивизии осталось менее 20 самолетов. По решению командования в конце ноября 46-я авиадивизия была усилена. В нее вошли штурмовые полки: 593-й – на самолетах Р-5 и 503-й – на новых Ил-2. Состав самолетов увеличился на 50 единиц. Авиадивизия стала громить врага с удвоенной силой, совершая до 100 вылетов в сутки. 27 ноября «Юнкерсы-88» вновь атаковали аэродром, сбросив на территорию большое число бомб весом 250 кг, и разбросали мины замедленного действия. Вылеты борковских бомбардировщиков стали сопровождать истребители. Вскоре на аэродроме впервые появились одноместные штурмовики Ил-2. После захвата немцами города Химки авиадивизия получила приказ разрушить мост через канал в районе Яхромы и уничтожить там немецкий плацдарм. Борковские летчики с заданием справились. 5 декабря армия Западного фронта перешла в контрнаступление. Немцы стали массово отступать. К этому времени в 46-й авиадивизии осталось менее 30 самолетов. Но летчики, уже почувствовав уверенность в своих силах, успешно атаковали отступавшего противника.

Год 1942

В конце декабря фронт отдалился от аэродрома, полки 46-й авиадивизии получили приказ перебазироваться полным составом в аэропорт Мигалово в районе Калинина (ныне Тверь). Но пробыли там недолго, к весне 1942-го дивизия вернулась в Борки. Деятельность расширилась. На аэродром приземлялись полки для доукомплектования, освоения в ускоренном темпе новых типов самолетов. Были усилены меры защиты Борков – дежурили звенья истребителей 146-го полка. На аэродроме работал 78-й инженерный аэродромный батальон. Военнослужащие сооружали жилые и хозяйственные землянки, складские и мастерские постройки, прокладывали подъездные дороги. К осени на аэродроме было пять жилых землянок на 36 человек каждая; 20 укрытий с противоосколочными стенами толщиной 1 м, высотой 3 м; бетонная взлетная полоса, кирпичная рулежная дорожка, три точки зенитных установок. В целях маскировки засеяно 98 га овсяницы, щебнем покрыто 1 км дороги к станции Савелово.

В августе нависла смертельная угроза над Сталинградом. На Московском заводе №30 наращивалось производство штурмовиков Ил-2. Перед тем как отправить в бой, их доставляли на учебные аэродромы, большинство – в Борки, где проводились испытания. Здесь переучивали и пилотов с бомбардировщиков на управление штурмовиками. На аэродроме появился первый учебный УИл-2 с двумя кабинами. Летчики без боевых самолетов выполняли групповые полеты по маршруту. Проводили бомбометание учебными бомбами по мишеням на Цыганском болоте за железной дорогой, отучившись получали новенькие Илы и вылетали на фронт. Готовясь к зиме, строили землянки. После проведенных работ аэродром использовался и маршевыми полками для временного базирования. Через Борки прошли полки-участники летно-тактических учений ВВС Красной армии. Здесь была сформирована 266-я штурмовая авиадивизия с управлением. В ее состав входили два полка – штурмовой и истребительный.

В это же время активно выполнялась программа подготовки резерва Главного командования в составе двух штурмовых авиакорпусов, включавших в себя 15 штурмовых полков. Из Москвы в Борки приехал летный состав 996-го полка, молодой, необстрелянный, сформированный в Средней Азии как ночной бомбардировочный. Этот полк стал первым штурмовым полком, полностью прошедшим освоение самолета Ил-2 на аэродроме Борки. Переучивание велось три месяца. Только за 1942 год 3-я бригада аэродрома подготовила и отправила на фронт 410 летчиков, 636 самолетов. С прибытием двухместных Ил-2 потребовалась подготовка стрелков, их также обучали в Борках. Весной были доставлены 210 самолетов Ил-2, 109 из них облетали и отправили на фронт сразу же. С мая 1943-го на аэродроме Борки начался новый этап подготовки экипажей и самолетов, а также наземных служб. Из Ижевска был перебазирован 34-й запасной авиационный полк, в составе 70 Ил-2 и спецбатальон аэродромного обслуживания. Личный состав временно расквартировали в палатках, одну эскадрилью – в сарае деревни. Управление полка, санчасть, авторота, связь и склады разместились в Кимрах. Инструкторов – девять человек, все фронтовики. Эскадрильи полка приступили к тренировочным полетам с обучаемым составом курсантов, окончивших летные школы, а также «комиссованных» летчиков, вернувшихся после госпиталей. В учениях стали использовать фото- и киноаппараты, стреляли по движущимся мишеням, совершали полеты по радиокомпасу.

Год 1943

В августе 1943-го 34-й полк вошел в подчинение 3-й бригады. Построили еще три жилых землянки на 100 человек каждая, баню на 25, столовую, мастерские. Присланный затем 78-й инженерный батальон построил еще пять землянок на 90 человек каждая, офицерскую столовую, расширил летное поле, улучшил подъездные пути. Вскоре полк зачислили в состав 611-го полка, на вооружении – противотанковые штурмовики Ил-2. Летчики участвовали в битве за Днепр. В октябре 1943 года на аэродроме Борки насчитывалось 148 Ил-2, 17 УИл-2, пять Ут-2 и три У-2, 29 летчиков постоянного состава и 44 переменного. Через месяц Илов было уже 188, поступили новый Як-6 и Р-5. За второе полугодие 1943 года с заводов на аэродром перегнали 430 штурмовиков
Ил-2. За год подготовлено два штурмовых полка трехэскадрильного состава. Продолжали готовить для фронта стрелков и младших авиаспециалистов.

Год 1944

Перед новым 1944 годом полк переформировали в 9-ю запасную авиационную бригаду. Кроме 34-го запасного полка, в него вошли две учебно-тренировочные эскадрильи (Набережная и Дядьково). Полк для отработки воздушного боя получил два истребителя Ла-5. В программу ввели полеты с применением радиосвязи, воздушный бой, слепой полет по приборам с зачехленным фонарем летчика, химическую бомбардировку. Полк превратился в школу подготовки широкого набора специальностей для боевой работы в частях штурмовой авиации. Но основными задачами оставались облет и регулировка Илов перед перегонкой на фронт. Прибывшие с фронта летчики-штурмовики учили устраивать дымовые завесы перед наступательной операцией, использовать дымовые шашки. Ввели новинку – полив позиций неприятеля самовоспламеняющимися жидкостями.

Год 1945

Для участия в воздушном первомайском параде 1945 года ВВС сформировали 5-ю штурмовую дивизию в составе двух полков по 40 самолетов Ил-2 в каждом. Из 34-го борковского авиаполка выделено 42 экипажа. Они начали подготовку к параду на своем аэродроме, продолжили в Монино, что недалеко от Москвы. Состав отобранных экипажей для почетного парада над Красной площадью подчеркнул признание высокого мастерства борковских летчиков-штурмовиков. Коллективу аэродрома есть чем гордиться. Ведь обучалось и переучивалось на нем около 50 полков, почти в каждом благодаря высококлассным инструкторам летчики становились асами. От трех до пяти пилотов на полк признаны Героями Советского Союза. В связи с победой над Германией, Японией и окончанием войны с 1 сентября 1945 года в 9-й авиабригаде началась консервация боевой техники.

Новое время

Из Борков в Тушино перегнали 50 Ил-2 на длительное хранение в ангарах. А аэродром, как и планировалось до войны, вошел в систему ПВО Москвы. На нем стали базироваться полки реактивных истребителей-перехватчиков. В 1963 году, с развитием уже ракетных ПВО, прошло еще одно расформирование.

Через 7 лет аэродром передали ДОСААФ, в Центральный аэроклуб СССР, который после распада Советского Союза стал федеральным государственным унитарным предприятием «Национальный аэроклуб имени Чкалова» (НАК). С 1972 года на аэродроме тренировались сборные команда страны по самолетному, вертолетному и парашютному спорту.

В Борках прошли подготовку несколько чемпионов мира, Европы, СССР и РФ. Буквально год назад после тренировок на аэродроме сборная России по парашютному спорту взяла золото Чемпионата Европы и серебро на Кубке Мира. Так было до 10 февраля 2018 года…
Правда, которая живет

15 февраля 2018 года – 29-я годовщина вывода советских войск из Афганистана.

Подготовка к возвращению длилась 9 месяцев – с 15 мая 1988 года. Руководил операцией по выводу советских войск генерал-лейтенант Борис Громов.

Сегодня о войне в Афганистане написаны многочисленные очерки, сотни книг и воспоминаний, прочих всевозможных исторических материалов, критических замечаний военных и невоенных «стратегов». Публиковала статьи о воинах-афганцах и газета «Кимры Сегодня». Если верить размещенным в Интернете данным, то из Афганистана не вернулись домой более 15 тысяч советских солдат. Из 417 плененных освобождено 119 человек. До сих пор в списках без вести пропавших числятся 273. Было ранено, травмировано и контужено более 415 тысяч, многие из них покинули мир земной, уже вернувшись на Родину.

АФГАНСКАЯ ВОЙНА 1979-1989

После неоднократной просьбы сменившего власть правительства Афганистана для предотвращения угрозы военного вмешательства со стороны других государств 12 декабря 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение ввести в эту страну советские войска. Поэтапный ввод и размещение их на территории республики проходил с 25 декабря до марта 1980 года. Позже совместно с правительственными силами Афганистана начались активные боевые действия.

ГЕРОИЗМ СОВЕТСКОГО СОЛДАТА

Герои Афганской войны есть, наверное, в каждой республике бывшего СССР. За героизм и мужество при выполнении воинского долга перед Отечеством советские солдаты заслужили благодарность афганского народа и уважение страны Советов. Службу они несли самоотверженно, как того требовала военная присяга. Многие удостоены высоких государственных наград. В списках свыше двухсот тысяч военнослужащих, награжденных орденами и медалями СССР, из них 11 тысяч – посмертно. Звание Героя Советского Союза получили 86 человек, 28 так и не узнали о награде, она пришла слишком поздно. История тех десяти лет насчитывает множество мужественных и героических поступков. Но с каждым днем кровавые события в Афганистане становятся все более далекими от современников, а воины-афганцы живут рядом.

Стоят (слева направо): Вячеслав Быстров, Александр Черепанин, Юрий Тихомиров, в центре – Сергей Широбоков
СРЕДИ НИХ КИМРЯКИ

10 октября 1986 года в Кимрский военкомат с повестками о призыве прибыли четыре восемнадцатилетних парня: Юрий Тихомиров, Александр Черепанин, Вячеслав Быстров и Сергей Широбоков. Накануне подготовки этого материала мы встретились с А. Черепаниным и Ю. Тихомировым, которые поделились своими воспоминаниями о тех солдатских днях. Из Твери кимряков вместе с другими призывниками отправили в город Орджоникидзе (Владикавказ). По окончании полугодичной учебы самолет доставил группу в Кабул, где они получили распределение. Военного водителя Александра Черепанина отправили в Баграм служить в автомобильной  колонне, а Юрий Тихомиров попал в минометную батарею, стоявшую на перевале Саланг – стратегической зоне в горах Гиндукуш. Длина подъема и спуска на этот перевал составляла 80-100 км. Большинство участков дороги было подвержено воздействию обвалов, оползней, падающих камней, а зимой – снежных лавин, завалов, обледенений.

Водители бензовозов, колонна №154, Александр Черепанин (второй слева)

Александр, сев за руль бензовоза, испытал на себе, что такое трубопроводные войска и автомобильные колонны. Тогда в Афганистане для нападений противник выбрал их удобными объектами: вывод из строя участка трубопровода оставлял военных без горючего и разрушал большие территории. А попадание хотя бы в одну цистерну могло спровоцировать гибель большей части колонны. Бронированных топливозаправщиков в СССР не было. Высокая уязвимость автоколонн определялась еще и слабо развитой сетью дорог. Узкие дороги в горах с большим количеством серпантинов, с малым радиусом поворота зачастую исключали возможность встречного движения. Иногда они вообще не обеспечивали пропуск автоколонн без принятия специальных мер. Значительным препятствием для машин являлись и горные речки, которые оказывались практически недоступными для преодоления их вброд во время паводка. Из воспоминаний Александра Черепанина: «В те тяжелые дни топливо требовалось повсюду, я два года жил в машине. Иногда рейсы длились неделю и больше. Часто бывал на полях боя. Но случалось и такое, что мирные жители пытались слить горючее для своих целей или на продажу. Охранял груз».

Минометная батарея, в которой служил Юрий Тихомиров, держала под надзором дорогу через перевал с проходившей советской военной техникой, доставлявшей не только горючее, но и запчасти, продукты питания, медикаменты, бойцов. На прицепе автомобиля Тихомирова была зенитная установка. Батарея часто выезжала для прикрытия разведгрупп, работала «в засаде». Особенно запомнились бои с бандой полевого командира моджахеда Суфи Паянда. «То мы их обстреливали, то они нас. Были и потери», – вспоминает Тихомиров.

Солдаты называли сторожевую заставу, где служил Юрий, «точкой». Военнослужащие жили в глиняных строениях – казармах городка Хинджан с сотнями таких кубиков-домиков, окруженных глиняными стенками и несколькими сотнями полей, ступенчато спускающимися к реке.

Это был один из сложнейших участков дороги Термез – Кабул, расположенный на высоте около 4 км с самым высокогорным в мире тоннелем протяженностью свыше 2,5 км, при общей длине закрытой галереи более 6 км. В большинстве своем афганцы были лояльны к советским военным. Юрий Тихомиров вспоминает: «Население одобряло то, что советские военные не только не общались с афганскими женщинами, но даже (в любых случаях) не входили на их территорию в жилище. К тому же мирные жители были уверены в том, что наши солдаты их защитят. Иногда мы делились сгущенкой, сигаретами, которых и самим-то купить было трудно». Вспоминать то время кимряку-афганцу тяжело. Бывало, минометная батарея направлялась для поддержки боевых действий. Как удавалось с «зушкой» передвигаться по горным дорогам с ущельями и выкопанными ямами, в которых сидели диверсанты-моджахеды с автоматами и винтовками, а позже – с гранатометами и ПЗРК, сейчас понять трудно. Минно-взрывным заграждениям на дорогах противник уделял особое значение, используя свои приемы и способы минирования.

МЕСТО ВСТРЕЧИ ЗАПРОГРАММИРОВАНО СВЫШЕ

Однажды мимо этой минометной «точки» проходила колонна с топливом, среди других машин – и бензовоз Александра Черепанина.

– На каждой машине крупно выведено название города, откуда призван на службу водитель. Ребята, с которыми я служил, крикнули мне: «Смотри – Кимры, кто-то из твоих»… Но мне не довелось рассмотреть того, кто был за рулем «Урала», – вспоминает Юрий Тихомиров.

– Проезжая «точку», показалось, что увидел силуэт Юры, но отвлечь взгляд от дороги нельзя было. Машины шли с определенной скоростью, соблюдая расстояние, – поддержал разговор Черепанин. – Я ждал следующего раза. И он наступил. Однажды на обратном пути мы остановились в районе расположения этого минометного батальона, и я увидел Юру. Вот радости было! Несколько раз мне еще удавалось проезжать через эту «точку», я всегда надеялся на встречу, брал в дорогу арбуз, дыню и, если встречались, угощал его.

Александру везло на встречи с земляками: в Баграме увидел и обнял Вячеслава Чистова. А в Кабуле – Сергея Дроздова. «Бочку» Черепанина несколько раз обстреливали враги, попадали. Излюбленный прием противника – нанесение одновременного удара по голове и хвосту колонны. Но, слава Богу, цистерна Черепанина ни разу не взорвалась!

НЕ ЗА ЧТО, А ДЛЯ ЧЕГО

Когда рассматриваешь награды А.И. Черепанина и Ю.А. Тихомирова, возникает гордость за кимряков, служивших в Афганистане в те сложные для наших стран годы. Каждый их поступок, исполненный боевой приказ обезопасили братьев по оружию, воинскую часть, в которой служили. А главное – продемонстрировали миру, как надо отстаивать интересы Родины.

Юрий Тихомиров удостоен медали «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» в 1988 году. В 1989-м ему вручена медаль «За боевые заслуги».

В 1988 году Александр Черепанин удостоен медали «За отвагу», в том же году получил грамоту Президиума Верховного Совета СССР «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в республике Афганистан».

Кроме того, в каждый юбилейный год Юрию Тихомирову и Александру Черепанину вручаются награды: Верховного совета Вооруженных сил СССР, Российского Союза ветеранов Афганистана, Министра обороны РФ.

Черепанин и Тихомиров после демобилизации (декабрь 1988-го и январь 1989-го)  живут в Кимрах, один – предприниматель, второй – слесарь-сборщик на «Хамильтоне». И о каждом из них жители города отзываются с большой теплотой. Нынешним защитникам Родины есть с кого брать пример, ведь среди них – наши мужественные и бесстрашные кимряки – воины-афганцы.

Людмила САЛЕЕВА, фото из семейного архива Александра Черепанин

В городе Кимры на прошлой неделе горел не памятник архитектуры, а стихийный сортир

Дело в том, что памятник культурного наследия «Дом жилой, 3-я четверть XIX века, ул. Карла Маркса, 17/25» сгорел четыре года назад – 10 января 2014 г.

Дом жилой, 3-я четверть XIX века, ул. Карла Маркса, 17/25

Заброшенный после пожара дом превратился в народный общественный туалет и в стихийную свалку по совместительству. Неудивительно, что 23 января 2018 года там вновь что-то загорелось. Пожарные пояснили, что горел мусор. Огонь возник вечером в северном крыле здания и начал перебираться на уже обугленные бревна стены, но был быстро потушен прибывшими бойцами отделения пожарно-спасательной части №11.

Рядом с местом возгорания даже снег с желтыми разводами остался нетронутым.

В г. Кимры рядом с местом возгорания даже снег с желтыми разводами остался нетронутым.

Но в Интернете, с подачи местных блогеров, развернулась истерия на тему массового сожжения памятников архитектуры.

Фейковую новость распространил кимрский неофициальный сайт, озаглавив: «Выгодная эпидемия: в центре Кимр произошел очередной пожар». Там же утверждается: «Вечером 23 января в центре города, на улице Шевченко, сгорел дом под номером 25. Данное строение было повреждено пожаром еще в 2014 году, нарушало архитектурную целостность исторического центра города, поэтому вчера сгорело дотла».

После вброса искаженной инфы, о горящем в Кимрах «культурном наследии» стали писать все кому не лень. Людям даже в голову не пришло проверить данные, несмотря на то, что вся информация о пожарах в Тверской области отображена на сайте МЧС России по Тверской области http://69.mchs.gov.ru/operationalpage. Кстати, Кимры не лидируют там ни по количеству, ни по тяжести последствий разгула огненной стихии.

Только факты

На самом деле дела обстоят так: cгоревший в январе 2014 года в Кимрах дом до сих пор не приписан ни к объектам культурного наследия федерального значения, ни к объектам регионального или местного значения. Он числится как «выявленный». Такие объекты культурного наследия – это категория, в которую включаются вновь выявленные объекты до момента внесения их в единый государственный реестр.

Вроде все понятно: нет категории, нет проблем… Но Федеральный закон №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» гласит, что выявленный объект культурного наследия подлежит государственной охране до принятия решения о включении его в реестр либо об отказе во включении его в реестр.

И еще, внимание! Снос выявленного объекта культурного наследия запрещен.

Вот и не сносят в Кимрах сгоревший дом по адресу: ул. К.Маркса, 17/25, который числится как выявленный объект культурного наследия с номером паспорта 8257. (http://maps.monetonos.ru/tom_02/IstKultTver/IstKultTver.pdf)

Жители дом покинули. Предприниматели, у которых в этом помещении был бизнес, также вынуждены были покинуть дом: слишком велики повреждения и бедны его жильцы, чтобы думать о восстановлении в складчину. Охранять дом некому, продать участок невозможно с учетом того, что есть куча долевых владельцев охраняемой государством недвижимости, желающих от нее избавиться, но нет дураков среди покупателей…

Брошенный дом в г. Кимры на ул. Шевченко, 25

Памятник культурного наследия превратился в помойку и общественный туалет. Там нередко наблюдался «асоциальный элемент»: они выпивают, закусывают, чем придется, греются у костра и справляют тут же нужду. Все согласно вековым традициям общества: нет хозяина – жди беды.

Однако «дом жилой, постройки третьей четверти XIX века, на улице Карла Маркса, 17/25 в городе Кимры» все еще узнаваем. Несмотря на обгоревшие стены, замысел архитектора и реализация строительного проекта кимрскими мастерами дореволюционной эпохи не утрачены окончательно. Может быть, случится чудо и найдутся желающие его восстановить?

Так сейчас выглядит дом в г. Кимры на ул. Шевченко, 25 после пожара

А вот с другой стороны никаких чудес не наблюдается. Все буднично и цинично: в дело пошла очередная спекуляция на местных проблемах. Сейчас это: «пожары в исторических зданиях» и «готовят землю под торговые центры». Разве не очевидно, что перед выборами кимряков намеренно ввергают в раздрай, планируя на этом заработать политические очки?

Земли для постройки торговых объектов в городе достаточно, разве стали бы ждать годами коммерческие структуры, чтобы получить нужный участок? В Кимрах на каждом шагу висят объявления на зданиях и на заборах: «Продам», «Сдам в аренду». И не нужно ничего сжигать – бери и стройся.

Так выглядел памятник исторрического наследия в г. Кимры до пожара 2014 года

Удивительно, что распространители фейковых новостей забывают, что в провинциальном городке все друг друга знают. Кимряки знают авторов фейковых текстов, городских сумасшедших, «общественных активистов» без поддержки общественности… Для всех этих категорий граждан есть одно общее –  чем хуже ситуации у соседей, тем у них легче на душе. Поэтому в Интернете столько негатива про Кимры.

Видео по теме:

Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика