Граффити: искусство или вандализм? - Кимры Сегодня

Граффити: искусство или вандализм?

Городские стены домов и заборы как альтернатива холсту, баллончик в руке — палитра с красками. Вместо классики – яркие гипертрофированные буквы, нелегально нарисованные народными умельцами. Граффити – это особая субкультура, объединяющая свободных художников. Граффити – искусство самовыражения, искусство показать свое собственное «я».

Никита, Кирилл и Саша – кимрские райтеры, или, как еще называют себя ребята, — «бомберы». Все трое – студенты московских вузов и ценители классической живописи. Но для них есть единственный приемлемый способ самовыражения – граффити, с помощью которого они хотят внести что-то свое в окружающий мир, придать живости унылому урбанистическому пейзажу.

«Мы практически не рисуем на улицах, — рассказывает Никита. – Обычно это городские руины, заброшенные здания или работа на заказ. А после участия в городском конкурсе райтеров в Горпарке, администрация официально разрешила нам расписывать определенные места – чтобы не был город таким скучным».

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД

Однако после получения «лицензии на бомбинг» желания расписывать отведенные места у райтеров поубавилось. Казалось бы, рисуй себе да рисуй – благо, наказывать за это никто не будет. Но не тут-то было: законы человеческой природы еще никто не отменял, запретный плод – он всегда сладок.

Изначально само явление граффити было протестом уже потому, что это некий вызов обществу и его устоям. Ведь райтеры творят не в «своем» пространстве: постройки, заборы, общественный транспорт – всё это собственность города. А граффити – очень удобный способ сделать это пространство своим, оставить свою метку.

Но правильно ли разрисовывать стены в городе?

«Если рисунок сделан красиво, со вкусом, или он ориентирован на определенные слои населения, например, детей, если он цветной, яркий и радует глаз – то почему бы и нет, — считают кимрские райтеры. — Искусство всегда в центре внимания».

Тогда возникает вопрос: а как бороться с теми, кто не придерживается этических норм и совершает акты вандализма по отношению к городу? В ответ услышала кардинальные предложения, которые, наверно, возникают в мыслях у каждого, кому приходилось видеть исписанные памятники и «покалеченные» здания.

«На самом деле бороться с ними бесполезно. Даже если организовать специальные места для граффити, никто не будет там рисовать, – откровенничают ребята. – Это же протест: смотрите все, какой я крутой – я нарисовал там, где нельзя! Работы таких райтеров – практически то же самое, что и три буквы на заборе. Это понты».

«БОМБИТЬ» НЕДЕШЕВО

Никита, Кирилл и Саша занимаются стрит-артом уже четыре года. Как и у многих,  началось это увлечение после знакомства с хип-хоп культурой. Посмотрели работы других райтеров – понравилось, решили сами попробовать.

Поначалу возможности рисовать что-то масштабное не было, поскольку не было в городе специальной краски. Впрочем, как признаются ребята, с годами ситуация лучше не стала. Но когда начали ездить в Москву, нашли и граффити-магазины. Стали закупать хорошую краску, чтобы делать действительно стоящие вещи.

«Граффити для нас – это больше, чем просто автографы на стенах, хотя с этого всё начиналось, – признается Никита. – Это сфера изучения и деятельности, способ выразить самого себя, показать свою фантазию. Причем это необязательно могут быть слова или сюжетные рисунки, это может быть абстракция, в которой ведущая роль отведена цветовыражению».

Оттачивая мастерство в урбанистических руинах, ребята пришли к выводу, что граффити – лучший способ провести свободный вечер в компании друзей. Однако стоит такое удовольствие совсем недешево.

«Мы бы и рады чаще делать масштабные рисунки, однако всё упирается в деньги, – говорит Никита. – К примеру, один баллончик хорошей краски стоит порядка двухсот рублей. Его хватает в среднем на полтора квадратных метра. Кроме этого нужны «кэпы» (насадки-распылители), иногда кисти, валики – да мало ли что еще. Если подсчитать, расход на красивый, качественный рисунок может составить две тысячи рублей».

«Вот почему я придерживаюсь стиля минимализм, — смеется Саша, – делаю черно-белые рисунки. Хотя в этом я нашел свою фишку».

Красота требует жертв, в том числе и материальных. Но, несмотря на это, кимрские райтеры с уверенностью заявляют, что готовы потратить кучу денег на краски и комплектующие, нежели бездарно пропить их, чем страдает нынешняя молодежь.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

«Условно говоря, мы – вторая волна этого движения в Кимрах, — говорят ребята. – В свое время учились у более старших художников, а теперь молодые просят совета у нас».

Кимрские райтеры отнеслись к этому с долей иронии, однако, как ни странно, граффити несет в себе некую преемственность. Новички стремятся научиться чему-то у более опытных художников, желая получить высокую оценку своим работам. Получается, что без отношений «наставник – ученик» искусство граффити могло бы изжить себя.

Вандализм

Нельзя не принимать во внимание то, что сейчас граффити стремительно набирает популярность. Возникает закономерный вопрос: хорошо ли это? Отношение общества к стрит-арту спорное, ведь всё чаще райтеры не щадят ни общественных построек, ни культурных ценностей города.

Еще свежо воспоминание о том, как в июле этого года стены одного из учебных заведений города были испорчены «бомбами». Это такой вид граффити, в котором важно не качество, а скорость рисунка. Тогда райтеры нанесли серьезный ущерб заведению и, к сожалению, вандалы до сих пор не найдены. Наверно, из-за подобных инцидентов в обществе и принято считать граффити своеобразной формой девиантного поведения, распространенной среди подростков.

«Это настоящий акт вандализма, — говорит Никита, — и совершили его, скорее всего, сами учащиеся. Мы таких вещей не допускаем, ведь существует кодекс райтера».

Совершенно верно: во всех цивилизованных странах граффити – это культура, и у настоящих райтеров есть свои нерушимые постулаты: не расписывать дома, представляющие культурную ценность; не навязывать людям свое мировоззрение; не писать на именах других райтеров, тем более, на чужих работах; не писать на надгробиях.

Так что такое вандализм в масштабах нашего города: невежество, антикультура или банальная скука? Возможно, акт вандализма не связан с дикостью. Возможно, люди просто не видят себя в пространстве того, что является общественной собственностью. Тогда они не чувствуют себя частью этого общества и выражают это через вандализм.

Существует теория, что беспорядочная стенопись имеет иную подоплеку. Посредством своего граффити райтер показывает, что городской пейзаж должен быть устроен иначе. Возникает точка соприкосновения с властью: чье слово окажется весомее, кто вправе решать, как должна выглядеть улица либо весь город?

ПРОГРЕССИВНОЕ ИСКУССТВО

Однако называть райтеров трудными подростками было бы ошибочно. Настоящие уличные художники – личности творческие и интересные. Никита выбрал направление в развитии туризма, Кирилл учится на факультете экономики и управления, а Саша – будущий издатель. Несмотря на то, что в жизни они избрали разные дороги, друзей объединяет именно их увлечение стрит-артом.

«Как бы ни сложилась наша судьба в дальнейшем, — говорит Никита, — граффити уже оставило в ней свой след. Бывает такое, что автоматически начинаешь рисовать скетч, причем, не важно где – на клочке бумаги, полях тетради или стене. От этого тяжело отказаться».

К тому же, существует еще одна сторона граффити – коммерческая. Как ни странно, стрит-арт может приносить большие доходы. Многие райтеры, оставаясь уличными художниками, успешно продают свои работы. Наши знакомые стараются не отставать в этом от именитых мастеров.

«Когда нам звонят с просьбой раскрасить помещение или фасад, мы не отказываемся, — говорят ребята. – Однажды нам даже заказали расписать одно из кимрских кафе. Кроме того, что мы весело и творчески провели время, мы смогли подзаработать».

Еще один яркий пример того, как хобби превратилось в работу.

Оксане Рыкуновой 27 лет, художественной росписью занимается уже давно. «Рисую всем: кистью, валиком, губками, спонжами, даже руками иногда приходится, — говорит Оксана. –  Не люблю, пожалуй, работать только с баллонами, хотя к граффити отношусь крайне положительно».

Оксана училась в кимрской ДШИ №2, а позже поступила в школу дизайна интерьера в Москве, где в числе ведущих предметов была художественная роспись. Несмотря на классическое образование, холстом для своих шедевров она выбрала стены домов и заборы нашего города.

«Мне очень нравятся рисунки в 3D – это тоже одна из разновидностей стрит-арта. Техника выполнения такого рисунка очень сложная, но я уже сделала несколько работ в этом стиле, кое-что – на заказ. Вообще, у меня есть мечта – поехать учиться в Италию, поскольку самые лучшие школы граффити 3D именно там. Я не останавливаюсь на достигнутом, хочу и дальше развиваться как художник. Тем не менее, приятно, когда любимое дело еще и доход приносит!»

Настоящее граффити, несомненно, имеет свою философию и пользуется большой популярностью во всем мире. Это говорит о его эстетической (и практической) ценности, а, значит, его можно отнести к виду прогрессивного искусства – именно искусства, а не хулиганства.

Лера ЗАЙЦЕВА

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика