Ложь об убийстве на озере - Кимры Сегодня

Ложь об убийстве на озере

Озеро Балас, скрытое от глаз постройками в Старом Савёлове, имеет давнюю и прочную славу. Дурную. Только за последние полвека в нём утонули десятки кимряков, причём многие погибли при странных обстоятельствах. Купавшиеся были абсолютно здоровы и трезвы, далеко не заплывали. И на берегах озера было найдено немало трупов, часть из которых не имела видимых телесных повреждений. Проклятое место?

НИКАКОЙ  МИСТИКИ

И всё же в мистику не верится. За смертями стоят либо несчастные случаи, либо преступления. В уходящем году Кимрский городской суд рассматривал уголовное дело по обвинению двух земляков в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. События происходили на берегу Баласа 22 октября 2009 года. На скамье подсудимых оказались Третьяков и Громушкин. В качестве свидетелей в затянувшемся на более полугода процессе участвовали и знакомые обвиняемых Морсов, Лебедев и Созанов. Пятёрку тридцатилетних мужчин связывала не дружба, а банальное совместное употребление спиртного. Вот и в тот вечер они расположились на берегу покрытого льдом водоёма с «батареей отопления» — бутылками водки. Всё как обычно: стакан зелья по кругу, байки о футболе, глупом начальстве и жадных жёнах. Когда от выпитых литров всей компании не только озеро, но и море уже было по колено, перед ними возник их общий знакомый Шалыгин.

ШУМЕЛ  КАМЫШ

– Тебя кто сюда звал, предатель? – прорычал Третьяков. – Болтаешь по городу всякую хрень про меня и Громушкина! Жить надоело?

– За такое надо бить по роже! – откликнулся Громушкин.

Словно по команде оба встали и шагнули в сторону Шалыгина. Его били не шутя. Он не защищался: двое крепких верзил против одного с физическими данными ниже не бывает. Когда Шалыгин упал, экзекуторы стали бить по его голове и телу ногами. На красный снег падали новые брызги крови…

– Да хватит с него! – крикнул Лебедев. – Не то убьёте ненароком!

Всё это время он, Созанов и Лебедев молчаливо наблюдали за избиением и не вмешивались.

Шалыгин потерял сознание, но дышал. Третьяков и Громушкин взяли его за руки и за ноги, отнесли за тридцать метров, бросив среди камышового тростника…

Примерно через двадцать минут пятеро мужчин покинули насиженное место и разошлись по домам. Труп Шалыгина обнаружат только через четверо суток. Судебно-медицинская экспертиза установит, что получивший множественные травмы был жив ещё несколько часов после их нанесения. То есть в случае, если бы потерпевшему своевременно оказали медицинскую помощь, был шанс сохранения его жизни.

ЯСНЕЕ  ЯСНОГО

Оперативно-розыскные мероприятия были проведены профессионально. Уже через несколько дней после совершённого преступления определили полный круг лиц, причастных к криминальному событию. В качестве подозреваемых, а затем обвиняемых по уголовному делу были арестованы Громушкин и Третьяков. Свидетели Морсов, Созанов и Лебедев в ходе предварительного расследования дали правдивые показания о случившемся на озере. Само следствие также не заняло много времени. Всё было яснее ясного. Уже в конце декабря дело было направлено в суд для рассмотрения по существу. Казалось, что правосудие будет скорым и справедливым, но…

ЧЬЁ  ДАВЛЕНИЕ?

Судебный процесс начался 14 января нынешнего года и завершился лишь 3 июня  вынесением подсудимым обвинительного приговора. Осужденный обратился с кассационной жалобой в Судебную коллегию по уголовным делам Тверского областного суда, но та своим определением от 25 августа оставила вердикт без изменения. Что же произошло в зале Кимрского городского суда, если на установление истины понадобилось более восьми месяцев?

А случилось неслыханное. Все три свидетеля дружно изменили свои показания, данные в ходе предварительного расследования и следствия. Один из них, Созанов, представ впервые перед судом 28 января, затем 16 февраля и 2 марта, говорил:

– Не подтверждаю свои показания от 19 ноября 2009 года. Давал их под физическим и психологическим давлением со стороны работников милиции. Я не был свидетелем якобы совершённого Третьяковым и Громушкиным преступления в отношении Шалыгина. На озере Балас никогда не употреблял спиртное с указанными лицами…

Казалось бы, позиция стороны обвинения затрещала по швам, но её представитель хранил твёрдость, прилагая усилия к тому, чтобы вывести свидетелей на чистую воду. Вскоре Морсов и Лебедев сдались на милость Фемиде. Лебедев, в конце концов, сказал правду: 

– Следователю я рассказал всё, как было на самом деле, а накануне судебного заседания к нам обратился отец Морсова. Он нам стал говорить, чтобы мы отказались от ранее данных показаний, поскольку якобы на нас оказывалось давление. Мол, дело о противоправных действиях кимрских правоохранителей в отношении нас и подсудимых, уже находится в Москве, и нам бояться нечего. Отец Морсова просил нас написать письменную жалобу о том, что на нас оказывалось давление, но я отказался, поскольку никакого давления и насилия в отношении меня никто не применял. В суде изменил показания, поскольку их все поменяли, и я чего-то испугался, но чего, понять сам толком не мог. Подтверждаю свои первоначальные показания и рассказываю, как было…

То же самое заявил и Лебедев. А вот Созанову понадобилось ещё немало времени, чтобы признаться во лжесвидетельстве. Духу не хватало? Но всё-таки выдавил из себя:

– Изменил показания только по просьбе подсудимых…

БУМЕРАНГ

В результате сам Созанов оказался на скамье подсудимых. Его обвинили в совершении преступления против правосудия – даче заведомо ложных показаний в суде.

Из приговора суда: «Установлено, что подсудимый Созанов являлся свидетелем по уголовному делу в отношении Громушкина и Третьякова, то есть лицом, призванным осуществлению правосудия, но он оказал препятствие всестороннему и объективному расследованию дела и в целом осуществлению правосудия».

Суд, переходя к вопросу о виде и мере наказания, учитывал степень тяжести содеянного, личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Смягчающими вину обстоятельствами Фемида признала то, что подсудимый ранее не судим, трудоустроен, по месту работы и места жительства характеризуется удовлетворительно. Смягчает наказание и полное признание им своей вины, раскаяние в содеянном, наличие на его иждивении несовершеннолетнего ребёнка. Отягчающих вину обстоятельств суд не усмотрел.

Суд пришёл к мнению о применении к Созанову меры наказания в виде штрафа в доход государства, отметив, что подобное отвечает восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых преступлений. Вынесенный приговор ни осужденный, ни сторона государственного обвинения обжаловать не стали, и он вступил в законную силу 3 декабря.

ДУМАТЬ  НАДО!

Более года Созанов потратил на общение с Фемидой. Хочется верить, что оно не прошло даром. Я не о деньгах, которыми был оплачен штраф. Ему скоро исполнится тридцать два, давно пора отличать зло от добра.

Пытаясь спасти преступников от ответственности, он предоставлял им карт-бланш на совершение в дальнейшем аналогичных преступлений в отношении других людей. Безнаказанность всегда ведёт оступившихся к вседозволенности: «Ведь не поймали же!» А что, если бы от таких, избежавших ответственности лиц, пострадали его родные? Он об этом подумал?

Владимир ФОМИН

Все фамилии изменены.

Материал подготовлен при содействии Кимрской межрайонной прокуратуры.

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика