Семь лет и сто тысяч - Кимры Сегодня

Семь лет и сто тысяч

Случается, в жизни человека что-то пошло не так.  Он вдруг почувствовал, что не удовлетворён своей работой или бытом, просто устал ото всех и вся.  Причин, вызывающих депрессивное состояние, много. Куда меньше людей, способных прийти в этот момент человеку на помощь. Последнее — почти из разряда невероятного. Каждый – сам за себя…ГОРИМ!

Сергею, 25-летнему молодому человеку, показалось, что он ни на что не способен. Что он неудачник.

Оказался в нашем городе почти случайно. Один. Родители – на Украине. Родственников здесь тоже нет. Снимал однокомнатную квартиру, на оплату которой уходила почти половина зарплаты. Окончил техникум, а пахал простым рабочим. Дорога до завода почти полдня занимала. Вроде, не урод, а с девушками серьёзные отношения не складывались. Время прагматизма: кому нужен иностранец без жилья и перспектив?

Собственно говоря, кроме завода, съёмной квартиры, и дороги, их соединяющих, по убеждению Сергея, он ничего не видел. Все эти грустные мысли лезли ему в голову каждый вечер. 

Не было праздника в его жизни. И, как он считал, приятных перемен не ожидалось. Бутылки с пивом и с чем-нибудь покрепче ненадолго уводили от главной проблемы – одиночества. Впрочем, иначе и быть не могло. Известно, что в бутылках со спиртным не содержится оптимизм, да и  ключи от счастья на их дне не лежат.

В один из таких вечеров Сергей курил, лёжа на постели, и уснул с непотушенной сигаретой. Матрац начал тлеть…

…Он не погиб от угарного газа, да и ожогов сильных не получил: вовремя очнулся. Пришлось долго проветривать квартиру. Открывал не только окна, но и дверь на лестничную площадку. Поэтому о возгорании стало известно соседям.

Несостоявшийся пожар стал темой №1 «сарафанного радио». Последовали пересуды. Звучала озабоченность: «Сгорим ведь!», «Понаехали всякие!», «Милицию, милицию надо подключать…».

При этом, однако, никто из озабоченных не вспоминал, как у других, в том числе и у них, время от времени, не менее эффектно горели на плитах кастрюли с молоком или содержимое сковородок. Запах собственного палёного, сами догадываетесь, не так привлекает.

Конечно же, замечание Сергею по-соседски (а, значит, прежде всего, доброжелательно) непременно следовало сделать. И сделали…

СУББОТА

Суббота близилась к концу. Без спиртного Сергей  её не провёл. Около полуночи он возвращался домой. На лестничной площадке его этажа сидел и курил сосед Дмитрий.

— У тебя похмелиться нет? – спросил он Сергея.

— Заходи, есть «Джин-Тоник»…

На кухне, где они расположились, нашлась и непочатая четвертинка водки.

Дмитрию дармовщина понравилась, но выглядеть халявщиком не хотелось. Роль просителя не устраивала. «Угощение, — убеждал он себя, — является не чем иным, как признанием и заглаживанием Сергеем своей вины за случившееся возгорание. А раз так, то пусть и дальше заглаживает, то есть, наливает…». Крутящиеся в нетрезвой голове мысли обрели словесное выражение:

— Тебе за пожар отвечать придётся. Выселим из квартиры в два счёта. Есть у меня человек, который придёт и вынесет твои вещи…

— Ничего не получится, пошёл ты… — отрезал Сергей.

Собутыльники сцепились. Обменялись несколькими ударами. Маячила ничья.

— Уходи из квартиры, — сплюнул на пол Сергей, — Завтра поговорим…

— Поздно. Процесс пошёл. Люди уже ходили к участковому. У тебя будут неприятности…

Вновь завязалась драка…

…Уже на суде Сергей скажет:

— Не помню, как нож оказался у меня в руке. Знаю, что ударил им Дмитрия три раза – в бок и спину. Вытолкнул его на лестничную площадку. Убивать его не хотел. Всё произошло очень быстро…

ИЗВЕСТИЕ

В уголовном деле фигурировали не только главные действующие лица — убитый и убийца. Были свидетели, понятые. Из числа родных погибшего и соседей по дому.

—  Около полуночи муж вышел на площадку покурить, — рассказывала жена Дмитрия, — Прошло полчаса, но он не возвращался. Решила посмотреть. В подъезде и на улице его не было. Услышала, как из квартиры соседа Сергея доносились музыка и два голоса – Сергея и Дмитрия…

Женщина по каким-то соображениям не решилась сама, или при помощи других, прервать нетрезвое, за полночь, общение мужчин.

Она спустилась по лестнице, вышла на свежий воздух. Там её и застало известие: Дмитрий, весь в крови, лежит на лестничной площадке.

Вызвали «Скорую помощь». Но в результате полученных колото-резаных ранений грудной клетки и живота, последовавшей острой кровопотери, Дмитрий скончался в больнице.

— Приехавшие работники милиции были вынуждены взламывать дверь в квартиру Сергея. Я дала им для этого топор, — вспоминала соседка, — Сергей, пьяный, спал на кушетке. Разбудили. Вначале он всё отрицал, а потом заявил, что «ему должны сказать спасибо за то, что он избавил их от такого соседа»…

Другая жительница дома дополнила:

— Сергей подробно рассказал милиционерам о том, как и куда он наносил удары ножом. Я не удержалась и спросила: «Ты в таких подробностях рассказываешь, как будто знаешь, где находятся человеческие органы?». А он в ответ: «Мы раньше держали скотину, резали её. Надо было сразу в сердце ударить…».

7 ЛЕТ И СТО ТЫСЯЧ

Дикие откровения улетучатся вместе с похмельем, и Сергей напишет явку с повинной, в которой признается в преступлении: «Во время ссоры, возникшей из-за пожара, произошедшего накануне в моей квартире, я хотел разойтись с Дмитрием по-мирному, но он первым на меня накинулся и стал душить. Я всё же оказался сильнее, набил ему физиономию и предложил убраться. Дмитрий снова накинулся, чем ещё больше меня раздразнил. Я взял нож и решил его попугать, а дальше не сдержался…».

Кимрский городской суд признал Сергея виновным в совершении преступления – убийстве, умышленном причинении смерти другому человеку, и назначил наказание – 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима. В пользу жены убитого, признанной потерпевшей, с Сергея должно быть взыскано сто тысяч рублей.

Обсуждая вопрос о наказании, суд учёл не только тяжесть содеянного. Были и смягчающие вину обстоятельства.  Сергей ранее не судим, принял меры по добровольному возмещению морального ущерба, положительно характеризуется на работе, явился с повинной, чистосердечно раскаялся.

СЧЁТ

…Когда умирает человек, то, окружавшие его, предъявляют себе счёт: «Могли ли что-то предпринять, чтобы он остался в живых?». И чаще всего признаются: «Да, в наших силах было уберечь».

Рассказанная история – это очередное свидетельство: задним числом  люди невероятно рассудительны, умны, дальновидны и осторожны. Но не все, и не надолго.

Дачник, житель столицы, услышав эту историю, грустно заметил: «Если бы я, когда срываюсь, убивал всех подряд, то давно остался бы в Москве один»…

Владимир ФОМИН

Имена и фамилии изменены.

Материал подготовлен при содействии Кимрской межрайонной прокуратуры.

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика