В Баку она – именитый фотограф, в Кимрах – мастерица вышивки - Кимры Сегодня
В Баку она – именитый фотограф, в Кимрах – мастерица вышивки

В Баку она – именитый фотограф, в Кимрах – мастерица вышивки

В первый весенний месяц, случайно включив телевизор, услышала: «Лилия Георгиевна живет в Кимрах. … Вышиванием занимается с детства. … Работала фотокорреспондентом…».

Через неделю получаю задание от редактора: поговорить с Л.Г. Погосовой и написать о ней материал в газету.

Лилия Георгиевна ответила на телефонный звонок, сказала, что живет в Микрорайоне. Договорились о встрече. Дверь открыла приветливая женщина, пригласила пройти в комнату, присесть. Сразу показала свою последнюю работу (вышивку закончила ночью) – веселый Буратино. Техника – гладь, но не обычная, а с какими-то свисающими нитями, отчего картина кажется объемной, как в 3D. Лилия Георгиевна сказала, что вышивать любит с детства и многих научила. А картин в доме – все стены! Видно, автору это занятие по душе. Но Лилия Георгиевна еще не знает о том, что нас в большей степени интересует ее трудовая деятельность фотокорреспондента, ведь ей 83 года, как тогда работалось? К тому же близятся связанные с ее биографией праздники: 5 мая – День печати и 9 мая – День Победы.

ХЛЕБ, ДЕТСКИЙ СТРАХ И НАДЕЖДА

Сразу говорить о корреспондентской работе не получилось. Лилия Георгиевна через слово возвращалась к детству. Родилась в рабоче-крестьянской семье. Предки отца раньше носили фамилию Халатянц, а потом стали все Халатовы. Армянская семья с тремя детьми жила в Кизляре (Дагестан). Отец в колхозе имени Карла Маркса работал экспедитором, а в войну – пекарем в колхозе «Красный восход». Лилия до сих пор помнит немецкие бомбежки, было ей тогда семь лет.

– Родители говорили нам: «Услышите гул моторов, сразу под кровать! Если бомба попадет на нее, то не взорвется! И вы живы будете». Верили и прятались.

С едой кавказцам было проще, чем жителям Центральной России, климат другой, все росло, все выживало. Когда отец работал пекарем, то ему при возвращении домой выдавали каравай свежевыпеченного хлеба. Это было большой радостью. Но стрельба, страшные рассказы соседей и знакомых о немецких захватчиках и делах, которые они творили, не дают забыть те страшные годы.

С сентября 1942-го по январь 1943-го Кизляр был окружен фашистами. Днем и ночью шли кровопролитные оборонительные бои. Город нужен был оккупантам из-за удобного транспортного узла на Кавказе, привлекала и судоходная река Терек. К тому же здесь строилась железная дорога до Астрахани. Десять месяцев день и ночь мирные жители вместе с военными вели работы. Более 7000 кизлярцев сумели построить железнодорожную колею, ставшую дорогой жизни для Сталинграда. В тяжелых условиях в 1942-м открыли движение по железнодорожной линии Кизляр – Астрахань Орджоникидзевской железной дороги.

Военные годы отмечены и другими трудовыми подвигами местных жителей. Они собрали около 19 миллионов рублей, более 56 тонн металлолома для строительства танковой колонны, авиазвена и бронепоезда «Комсомолец Ставрополья». Мелкий металлом собирали дети и школьники, а крупный – взрослые.

Ровесники Лилии не могли посещать школу, бомбежки пугали учителей и родителей. Многие кизлярцы потеряли на фронте родных и близких. После освобождения подступов к городу к ним привезли детей-сирот в возрасте до 10 лет из Ленинградского детского дома. Сироты и местные дети обучались в одной школе. Лилия взяла на себя заботу о девочках, стала учить их вышиванию. До сих пор помнит подругу Симу Рушкевич, ее брата Володю. Скучала, когда их вывезли в неизвестном направлении.

ФОТОГРАФИЯ СТАЛА СУДЬБОЙ

Через три года после окончания Великой Отечественной войны семья Халатовых переехала в Грозный. Лилия окончила школу, поступила в Орджоникидзевское музыкальное училище, но вручение ей диплома не состоялось. У отца в городе жил друг юности – Азарий.

На одной из встреч в компании кто-то спросил у Владимира, сына друга: «Ты почему не женат? Пора уже жениться». На что тот ответил: «Девушку не нашел пока». Ему в ответ: «Лилию Халатову знаешь? Нет? Поезжай, посмотри». Так состоялась встреча Владимира и Лилии. В 1957 году Владимир увез ее в Баку. Владимир Азарьевич Погосов, окончивший полиграфический техникум, работал в газете «Бакинский рабочий», занимался подготовкой макетов для печати. В семье родились дети: в 1958-м сын – Арсен, в 1960-м – дочь Эвелина. Все годы жили вместе с матерью Владимира. Лилия работала в типографии учетчицей и фотографировала все, что считала удивительным. Фотографией увлекался и муж. В 1950-60-е годы фотоаппарат в семьях был редкостью, и фотографы-любители с трудом овладевали мастерством съемки и печати фотографий. Она навсегда запомнила свой первый репортаж – новый район жилой застройки. Фотографии понравились руководству и читателям. Позже Лилия Георгиевна совмещала работу лаборанта в Горпромбыткомбинате с подработкой внештатным фотокорреспондентом.

После войны восстановление страны шло быстро. Фотокор Погосова выезжала на строительство школ, поликлиник, аптек, телеателье, запечатлевала вводы объектов в строй, посещала воинские части. В 1963 году на Всесоюзной выставке фоторабот, проходившей в Баку, Погосовы, представив шесть фотографий размером 50 на 60. Удостоились диплома II степени одного из основателей цветной фотопечати в отечественной фотографии – Алексея Георгиевича Бушкина.

В том же году ее направили в столицу учиться цветному фотографированию. Все лето Лилия жила в Москве, перенимала опыт в Агентстве печати «Новости». Эти месяцы были для нее счастливыми: она как фотокорреспондент участвовала в проходившем во Дворце съездов Всемирном конгрессе женщин. Брала интервью у первой женщины-космонавта Валентины Терешковой, много ее фотографировала.

До 1976 года Лилия Георгиевна работала на бакинской фабрике «Фоторабота». Муж тогда занимал должность заместителя начальника республиканского управления полиграфии. Следующим местом ее трудовой деятельности стал Бакинский филиал Центрального музея В.И. Ленина, где она до 1990-го также работала фотографом.

За всю свою трудовую жизнь Лилия Георгиевна оформила много музеев в Баку: «Дом-музей С.Г. Шаумяна», «Уча Джапаридзе», «Комиссара Ивана Фиолетова», «26 бакинских комиссаров», «Мешади Азизбекова», «Дом-музей Наримана Нариманова», ленинские комнаты во всех воинских частях. По просьбе Палада Бюльбюль-оглы, была в числе создателей музея его отца. За свой труд награждена поощрительными премиями, почетными грамотами и благодарностями. Есть среди наград медаль «За доблестный труд» и «Отличник культурного шефства над Вооруженными силами СССР».

Супруги Погосовы не забывали фотографировать и достопримечательности и тех мест, где жили, и тех, куда выезжали на отдых или в командировку.

Любимым местом для фотографирования был городской парк и расположенные в нем скульптуры и, конечно, пляж. Много сохранилось семейных фотографий и портретов. С какой же любовью велись съемки, ведь от каждого члена семьи на них глаз не отвести!

КИМРЫ, ВОЛГА, ВЫШИВКА

В январе 1990 года семья Погосовых переехала в Кимрский район. Владимир Азарьевич не смог найти работу по специальности. Горько вспоминать то время, но даже местным ее найти было трудно. Он работал сторожем. Через четыре года обосновались в Кимрах, из Устинова переехала и дочь с детьми. Сын Погосовых выбрал Подмосковье и сейчас там живет, работает водителем. Дочь Эвелина Кабобель окончила в Баку Политехнический институт и Институт патентоведения.

Лилия Георгиевна и Владимир Азарьевич в любви прожили все сложные годы. Помогали детям в воспитании внуков, а те в благодарность не забывали их. У Погосовых четверо внуков – все мальчики, двое живут в Подмосковье. Старший сын Эвелины окончил Кимрское медучилище, младший еще учится. В 2003 году любимый муж покинул свою Лиличку, она его всегда помнит и не устает повторять: «Прожили с ним в любви и верности».

Конечно, и об увлечении Лилии Георгиевны вышивкой мы тоже поговорили. Настало время, когда она уже не могла заниматься профессиональной фотографией, в ее жизни открылся новый творческий период – рукоделие. Наша героиня вспоминает о том, как в детстве, в самые жаркие дни ее мама выносила в коридор стул, давала в руки все принадлежности и говорила: «На улице жара, солнечный удар схватишь. Сиди и вышивай».

– Слушалась. Я не люблю вышивать крестиком, считаю, что это слишком просто, гладь – моя техника. У нас тогда многие знакомые в Баку вышивали. Даже создавали узоры швейными машинками. У всех все было вышито: детские одежды, покрывала, занавески, кофточки. Я тоже вышила для новорожденного внука конверт, отделав его еще и голубой лентой, – поясняет Лилия Георгиевна.

Сейчас на стенах в одной комнате размещены более 30 вышитых работ. Все они оформлены в рамки, большинство выполнено по рисункам автора. В каждой – частичка души талантливой, чуткой и мудрой женщины Лилии Георгиевны Погосовой, живущей в городе Кимры Тверской области.

Фото из архива Л.Г. Погосовой

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика