В прошлом номере мы сообщили читателям, что завершаем публикации цикла обновленных статей «Диалог прошлого с настоящим», впервые опубликованный в газете «Кимры Сегодня» в 2007 году.

Сообщили – не совсем точное слово, вернее сказать – расстроили, ведь после выхода номера в свет мы получили большое количество звонков и благодарных откликов на эту большую, многолетнюю работу коллектива редакции. Отрадно заметить, что кимряки не перестают делиться своими воспоминаниями о родном городе, о домах, улицах, людях и нравах разных лет. Всем тем, что составляет незабываемый колорит нашего города Кимры, помогает проследить за тем, как менялся его облик.

Сегодня мы публикуем рассказ нашей давней подписчице, которая поведала историю одной из семей, живших в знаменитом доме на ул. К. Маркса, 3, после Великой Отечественной войны.

В редакцию позвонила Нина Васильевна Калина (в девичестве Кузнецова) и сказала, что публикация навеяла воспоминания, которыми она хотела бы поделиться и рассказать об одном из домов Серепьевых. В годы ее детства и юности не упоминались настоящие владельцы кирпичных и каменных построек, красовавшихся на главных улицах города. Здания были государственными, служили очагами культуры, спорта, в них размещались исполкомы, горкомы партии и комсомола, магазины медицинские учреждения и дома быта.

Нина Кузнецова (Калина) во дворе дома по адресу: Карла Маркса, 3

Мы встретились с Ниной Васильевной, и она поделилась своими воспоминаниями о том, как жила в одном из них. Семья Кузнецовых после Великой Отечественной войны осталась без главы: отец погиб на фронте. У матери – Марии Сергеевны было двое детей: сын Владимир (старший) и дочь Валентина. В 1949 году, когда Марии Кузнецовой шел 42-й год, у нее родилась Нина, но с ее отцом у женщины семейная жизнь не сложилась: мужчина не готов был воспитывать троих детей, среди них Владимир – инвалид. Мать была неграмотная, но работящая женщина, очень заботилась о детях, умудрялась и подрабатывать. До рождения Нины работала уборщицей в педучилище, в холодные времена еще и истопником. Здание располагалось на Южной площади, на берегу Волги. В училище семье дали комнатку, в ней и жили.

Кимрское педагогическое училище в год рождения Нины преобразовали в Кимрский государственный учительский институт, который просуществовал до 1955 года. Когда готовилось закрытие института, вышло постановление Совмина СССР от 14 сентября 1953 года, по которому через год открыли Кимрский кожевенно-обувной техникум. Учебный корпус разметили в здании на улице К.Маркса, рядом с семенной лабораторией. Кто-то сказал, что этот большой дом до революции принадлежал богатому купцу. В первые годы в техникуме в основном учились юноши. Марии Сергеевне предложили ту же работу уборщицы аудиторий, кабинетов и подработку – весной, зимой, осенью – в котельной. В этом здании семье Кузнецовых на четверых отвели комнату 12 квадратных метров на втором этаже, высота до потолка 3,5 метра, окно выходило во двор. Перенесли кровать, диван, шкаф двухстворчатый, кухонный стол. Мать сразу нашла подработку в семенной лаборатории. Нине шел пятый год, брат уже окончил восьмилетку, работал, а Валя еще училась в тринадцатой школе. Володя рано женился на девушке старше его. Она только вернулась из воркутинской тюрьмы, отсидела пять лет за то, что в момент комиссионной проверки поставила на документе свою подпись вместо начальника. Молодая еще, глупая была, заступиться некому – сирота. Курила, но к матери относилась с уважением, та ее отучила от плохой привычки. Молодоженам разрешили пожить в подсобке около буфета на первом этаже, пока не найдут квартиру. Вскоре переехали. Брат Владимир работал на «Красной звезде», у них с женой уже было двое детей, когда ему дали однокомнатную квартиру на проезде Гагарина. Замуж вышла и сестра Валентина, свадьбу сыграли в здании техникума – посидели в буфете. Валентина с мужем-военным вскоре уехали из города, он был командирован в Ростов.

Нина жила вдвоем с матерью, училась в школе №13, помогала убираться в аудиториях, мыла полы в коридорах. По вечерам они любили сидеть на правом балконе (левый был в аварийном состоянии) и смотреть на кимряков, спешивших на просмотр фильмов в кинотеатр «Молот». Видели, как по выходным мамочки и бабушки с детьми гуляли в сквере перед зданием училища, а молодежь вечерами устраивала там свидания. Сквер давно уже застроен, и нет того ухоженного городского пространства, которое так привлекало кимряков. А в те времена он был в числе любимых мест в центре города, красовался кустами сирени и разнообразием цветов на клумбах. Несколько раз уже из своего окна Кузнецовы наблюдали и другую картину: ночами со двора через забор рядом расположенной фабрики перебрасывались обувные заготовки или материал. Молчали.

Здание техникума долго поддерживали и сохраняли в первозданном виде. Был центральный вход, разделявший его на два крыла, с выходом во двор, он не закрывался. В высоком подвальном помещении располагались две котельные, работавшие на дровах и угле, каждая отапливала свою половину здания. От них подогревались титаны, для учащихся всегда была кипяченая вода. На первом этаже в буфете работали повар и посудомойщица.

В 1958 году учебное заведение переименовали в Кимрский технологический техникум, а в 1965-м он стал механико-технологическим. Прожили мать с дочерью в этом здании чуть больше 10 лет.

Фото на память перед переездом с Южной площади на Карла Маркса, 3; Нина с братом и мамой

Когда КМТТ получил новое здание на улице Володарского, Кузнецовы переехали в деревянный дом на улице Урицкого, 77, который ныне снесен. По странному совпадению, и в этот дом, принадлежавший до революции одной семье, в советские времена подселяли тех, у кого не было жилья. До раскулачивания хозяева жили на втором этаже, а на первом пекли и продавали баранки. Семья состояла из 12 человек. В нее входили братья, сестры и дети владельцев. Нина Васильевна вспоминает: по рассказам хозяйки, все мужчины большой семьи погибли на войне. Девушки повыходили замуж или уехали в другие края. Анна Ивановна Куликова осталась одна. Женщина спокойная, жила тихо, не обижаясь на судьбу. Даже на восьмом десятке принимала заказы, шила тонкое женское белье на машинке «Зингер».

А в здание на улице К. Маркса, 3, с улицы Володарского, 27, на второй этаж перевели библиотеку, на первом этаже разместили телеателье. Мария Сергеевна, хоть и было далеко ходить, но все так же работала в КМТТ, оставалась преданной техникуму и после выхода на заслуженный отдых. Нина после окончания восьми классов устроилась ученицей на Швейную фабрику. В 1978 году получили квартиру на ул. Володарского. Вышла замуж за Валерия Калина, у них родилась дочь Ольга, которая сейчас живет в Дубне и служит в МЧС. Есть внук, он окончил институт, работает тоже в Дубне, летом женился. Нина Васильевна – ветеран труда, отработала на Швейной фабрике 38 лет швеей-мотористкой.

На снимке: торговый дом Серепьева (1929 год).

По словам водителей такси, стоянка которых расположена на Театральной площади, поблизости от аварийного здания – памятника культурного наследия «Гостиный двор», обрушение кирпичной кладки и перекрытий произошло в ночь под утро 11.11.2019.

Здание много лет находится в бесхозном состоянии, несмотря на то, что объект охраняется государством.

В данный момент руины уже ничем не напоминают первоначальный вид уникального для провинции здания, ведь его входная группа – центр архитектурной композиции – обвалилась. Увенчанный изначально красивой башенкой, кимрский Гостиный двор больше не узнать, он утратил свой исторический облик окончательно. Существует мнение, что провинциальное здание в торговом селе Кимры было спроектировано как маленькое подобие московского ГУМа. Оно являлось центральной частью композиции главной кимрской площади, которая в разное время носила названия Торговая, Октябрьская, а сейчас именуется Театральной. Из 11 зданий, которые расположены на площади, лишь пять эксплуатируются, остальные находятся в разной степени разрушения. Все они являются памятниками регионального значения и охраняются государством.

Но, учитывая охранный статус, для восстановления домов требуется специальная процедура, включающая дорогостоящий проект и проведение работ лицензированными организациями. В итоге стоимость ремонта архитектурного наследия в разы превышает цену строительства аналогичных зданий с нуля.

Комиссия выполняет осмотр территории Гостиного двора

На официальном сайте Минкультуры России можно найти скупые сведения про Гостиный двор и Торговые ряды, построенные в городе Кимры в самом начале XX века, они учтены в Едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.

Газета «Кимры Сегодня» не раз обращалась к теме сохранения исторического наследия нашего города. Публикации о Гостином дворе и соседних зданиях более 10 лет не сходят со страниц муниципального СМИ, однако проблема не становится менее значимой, как для провинциального городка на Волге, так и для многих больших и малых городов России.

В 2007 году комитет по управлению имуществом администрации города Кимры сумел продать проблемные исторические здания московской фирме «Стройпрогресс», но в 2017 году два условных объекта «Гостиный двор» и «Торговые ряды» решением арбитражного суда Тверской области изъяты из собственности объектов культурного наследия.

Заявителем в суде стало Главное управление по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области, иск которого был удовлетворен 11 декабря 2017 года.

До смены собственника ответственность за сохранность объектов, за обеспечение их защитного статуса, за все, что должно было соблюдаться ранее, несет ООО «Стройпрогресс». Да-да, тот самый бывший владелец здания, у которого два года назад суд изъял «Торговые ряды XIX в.», «Гостиный двор, 1914 г.».

В 2018 году конкурс для желающих купить кимрские объекты не состоялся, но в Главном управлении по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области сообщили, что в 2019 году его все же проведут.

ДОСТУП НА ТЕРРИТОРИЮ ГОСТИНОГО ДВОРА ЗАКРЫТ

12 ноября на месте обрушения части фасада Гостиного двора в Кимрах провела выездное совещание специальная комиссия, созданная по поручению губернатора Игоря Рудени. В ее состав вошли представители Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области, Министерства имущественных и земельных отношений Тверской области, ГУ МЧС России по Тверской области и сотрудники администрации города Кимры.

Николай Зайцев работает водителем такси, стоянка которых напротив Гостиного двора. Этот снимок он сделал за день до обрушения.

Начальник Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области Михаил Смирнов сообщил, что будут приняты меры по обеспечению безопасности на объекте. Прежде всего, речь идет о закрытии доступа к зданию Гостиного двора по его периметру.

«Кроме того, органами полиции будет усилено патрулирование объекта», – сообщил Михаил Смирнов. Он также пояснил, что в настоящее время Министерством имущественных и земельных отношений Тверской области подготовлена необходимая документация для проведения публичных торгов по реализации имущества. Победитель конкурсных процедур займется восстановлением Гостиного двора. Ведутся переговоры с потенциальными инвесторами.

«Обязательным является условие охранного обязательства, которое предусматривает полное восстановление данного объекта», – подчеркнул Михаил Смирнов.

НАШЕ ДОСЬЕ

В 1993 году в Гостином дворе произошел пожар, после которого здание так и не было восстановлено. Последний магазин выехал оттуда в 1995 году, а затем, в духе лихих 90-х, началась активная мародерная разборка, в результате которой здание лишилось рам, дверей, полов, декоративных элементов интерьера, а после и крыши. Как известно, крыша для дома, как вода для рыбы – строение без него погибает. В брошенных башенках на высоте дети устроили шалаш, после чего одну из них и сожгли. Затем охотники за металлом сняли кровлю и со второй башенки, и со всего остального.

В конце 1990-х Гостиный двор еще сохранял свой облик

Примечательно, что в перечень объектов историко-культурного наследия исторических городов Тверской области в качестве памятника истории и культуры местного значения кимрский Гостиный двор включен постановлением Законодательного собрания Тверской области от 27 мая 1999 года №296П-2. К тому времени здание давно уже утратило первоначальный облик, и кимрская молодежь звала его не иначе как «краснухой». С момента своего появления на свет кимряки и кимрячки, рожденные в 90-х и позже, могли видеть на главной площади родного города только руины из красного кирпича. Они никогда не знали величественного, нарядного Гостиного двора – того, который построили их предки.

На снимке: за одну ночь вид Театральной площади в Кимрах стал неузнаваемым.

Это здание очень похоже на дом, что стоит на противоположной стороне улицы Кирова.

В своих предыдущих историях мы сравнили тот домик по адресу Кирова, 28, с пряником. Объединенные вместе здания составляли усадьбу Лужиных: дом-теремок и дом, похожий на пряник. Помните? Мы так и написали: «Некоторые гости нашего города сравнивают этот яркий образчик каменного модерна с ароматным кондитерским изделием, покрытым глазурью. Может быть, это связано с гладкими формами и кремовым цветом, а может, и с лепными несложными узорами на домике. Фантазия – дело непредсказуемое».

Удивительно, но другого розово-белого представителя каменного модерна ни жители города, ни туристы обычно не замечают. А ведь разместился он, хоть и через дорогу, но в 40 метрах от своего почти близнеца. Давайте посмотрим на этот аккуратный городской особняк, построенный в 1900-е годы. Дату нам подсказывает Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, где кимрский памятник градостроительной архитектуры числится под названием «дом жилой», ул. Кирова, 23а – памятник регионального значения.

До недавнего времени на розовой стене этого здания висела красная табличка, извещающая посетителей о том, что здесь расположена аптека. По большому счету так и было, ведь в соседнем здании большой аптеки продавали лечебные средства и в советское время бесплатно отпускали их по рецептам врачей. А в этом доме была провизорская аптека – то место, где специалисты изготавливали лекарства.

Но изначально наш старожил улицы, построенный через дом от серепьевского (мы рассказывали об этом доме в номере от 11 октября) предназначался для других целей. Построенный во второй половине ХIХ – начале ХХ века, он становится популярным у кимряков и гостей нашего города: здесь открылась знаменитая чайная Дудкина. Какое-то время она процветала и при установлении в городе советской власти. Куда же рабочему человеку без чая?

Да и фамилия владельца заведения к любому государственному строю была подходящая: Дудкин – представитель старой кимрской фамилии. Вообще в нашем городе, а тогда селе Кимры, Дудкиных было много. Среди них держатель трактира М.И. Дудкин и хозяин гостиницы Василий Иванович Дудкин. Номера для приезжих предлагали Мария Филипповна и Николай Васильевич Дудкины. Значительный наплыв гостей из других сел, городов и губерний вызвал к жизни в торговом селе, расположенном на берегах Волги и Кимрки, хорошо поставленный гостиничный бизнес. В селе было четыре гостиницы, пять постоялых дворов, номера для приезжающих. Они были разными по своим достоинствам. Но всякий гость мог найти место, где прислонить голову.

А в доме, где была чайная, с образованием в 1919 году педагогических курсов разместилось одно из общежитий курсов. В недавнем советском и постсоветском прошлом мы не один десяток лет ходили по этому адресу в аптеку. Вот такая судьба очередного домика, стоящего без малого 120 лет на улице Конной-Кирова.

Сегодняшней публикацией мы завершаем цикл обновленных статей «Диалог прошлого с настоящим», впервые опубликованный в газете «Кимры Сегодня» в 2007 году.

Слева на фото – каменный домик Лужиных, обратите внимание на то, как его облик перекликается с домом Дудкина

Редакция получила огромное количество положительных откликов за проделанную работу, ведь мы существенно обновили исторические данные, изучив множество источников, воспоминаний кимрских старожилов и документов.

Конечно, в наших прогулках по улицам города Кимры осталось множество белых пятен, но тема сохранения культурного наследия нашего города является приоритетной для «Кимры Сегодня», и мы неизменно будем к ней возвращаться. Редакция продолжает знакомить читателей с историей родного города.

На снимке: слева бывшая чайная Дудкина, на фасаде здания справа можно заметить табличку «Аптека». 1999 год.

30 октября в России отметили День памяти жертв политических репрессий, в Кимрах у храма Вознесения господня прошла церемония освящения памятного креста.

Ежегодно с октября 1991 года по всей стране в конце месяца проходят акции памяти, поминовения, на которые приходят люди по зову души и велению сердца. В последние годы все больше новых имен репрессированных во времена жестокого террора обнародуют архивы музеев, мемориальные комплексы, социальные сети. Человек, подвергшийся необоснованным преследованиям со стороны власти за политические и религиозные убеждения, по социальному или иным признакам, пропадал навсегда. Люди в те жестокие времена боялись рассказывать кому-либо о родственных связях с ними, о том, за какие «грехи» арестованы, сосланы или расстреляны. Некоторые семьи знали, по чьим доносам они потеряли своих близких. Никто не предоставлял информацию о судьбах репрессированных после ареста, многие родные до сих пор не знают мест их захоронения. Репрессии тех многострадальных лет разрушали в России многовековую культуру, семейные взаимоотношения.

Во многих населенных пунктах страны 30 октября проходят акции «Возвращение имен», «Молитва памяти», «Помним, скорбим». В этот день волонтеры зачитывают на улицах, площадях, а священнослужители – в храмах – имена осужденных по ложным доносам, подвергшихся репрессиям. Кимрское благочиние Русской православной церкви, памятуя о жертвах политических репрессий, проводит литургии, участвует в городских мероприятиях в честь невинно убиенных. Есть День прославления кимрских святых.

30 октября на территории храма Вознесения Господня состоялось освящение памятного креста пострадавшим в годы репрессий и гонений. В храме прошла литургия, затем прихожане и жители города вышли к месту проведения обряда освящения. Его провел благочинный кимрских церквей митрофорный протоиерей Евгений Морковин. Перед освещением, обращаясь к собравшимся, о. Евгений напомнил о том, что в начале XX века одни политики предлагали провести экономические реформы, другие требовали изменить «все и сразу». Многие жители государства даже не представляли тогда, к чему приведут столь жестокие перемены. Отдельной скорбной вехой в истории минувшего столетия стали гонения на Русскую православную церковь, она объединяла людей, ей доверял народ. Партийцам это не нравилось, поэтому новая власть обрушила страшный террор прежде всего на духовенство. Взрывались храмы, расстреливали и в дальние края ссылали священнослужителей.

На Вознесенской стороне, перед алтарем храма, установили памятный крест, на нем и на плите – имена тех расстрелянных, о ком удалось найти документальные подтверждения. О. Евгений сказал: если появятся дополнительные сведения, будет установлена дополнительная плита. Инициаторами установки памятного креста выступили настоятель храма Вознесения Господня протоиерей Андрей Лазарев и председатель попечительского совета общественного движения «Покров» Алексей Савин. Помощь в сборе денежных средств оказало предприятие «Содействие». Кимрский краеведческий музей предоставил храму историческую информацию и документы, в большей мере с ними работал директор В.П. Покудин. Монумент изготовлен фирмой «Содействие».

На кресте 23 фамилии кимрских священнослужителей города и района, в том числе 12 – монахинь Ильинского монастыря и кимрского подворья, на надгробной плите – 78 фамилий кимряков: железнодорожники, сапожники, рабочие, крестьяне, кустари, дворники, расстрелянные в 1937-38 годах. Но репрессии и гонения совершались и после окончания Великой Отечественной войны.

«Чистке» в стране подверглись все слои населения утвердившегося нового строя, включая партийных и советских работников, сотрудников самого НКВД, научную и творческую интеллигенцию. Знаменитых людей ссылали и в Кимры.

По оценкам некоторых авторов, общее число арестованных по политическим обвинениям за период с 1918 по 1953 год составляет не менее 4750000 человек. Из числа арестованных более миллиона расстреляны по приговорам судебных и внесудебных органов. Не менее 6,3 млн человек за указанный период стали жертвами массовых депортаций – крестьяне в годы коллективизации, высланные «наказанные народы». Общее число высланных в «трудовую армию» составляло до 2,5 млн человек. В годы Большого террора было арестовано более 1,7 млн человек, из них за 16 неполных месяцев более 670 тысяч человек расстреляны.

В те годы люди под страхом НКВД «забывали» самых близких и родных, чтобы не навести на себя «напасть», теряли свои родовые корни.

С надеждой на скорое возвращение всех имен невинно убиенных, побывавшие на освящении креста кимряки покидали территорию храма с благодарностью к служителям православной церкви.

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Дата была выбрана в память о голодовке, которую 30 октября 1974 года начали узники мордовских и пермских лагерей в знак протеста против политических репрессий в Советском Союзе, они объявили День политзаключенного в СССР. Официально этот день был учрежден постановлением Верховного Совета России 18 октября 1991 года.

На снимке: момент церковной службы на территории Вознесенской церкви в Заречье.

В прошлом номере газеты мы рассказали о том, что участники проекта «Том Сойер Фест, Кимры» завершили летний сезон 2019 года.

Итогом работы волонтеров стал отремонтированный деревянный дом, построенный в стиле модерн в первой четверти XX века на Вознесенской стороне с адресом: ул. Московская, 25.

Семья Анны Моревой (фото из архива семьи Константиновых)

Годом раньше первым объектом нового добровольческого движения в Кимрах по сохранению исторической среды города стал деревянный особняк на улице Кирова, 36. Впервые упоминается он в 1903 году, когда на улице Конной (ныне Кирова) представитель известной кимрской купеческой династии Фёдор Онуфриевич Потапенко возвел деревянный дом и поселился в нем со своей семьей.

Фёдор Иванович Морев (справа), фото из архива Константиновых

Дом же на улице Московской, 25, построил сапожных и башмачных дел мастер Павел Иванович Блинов в 1926 году. В нашей стране в то время сменилась историческая эпоха, и дом Блинова, бережно восстановленный кимрскими томами сойерами, является не только украшением города, но и одним из символов знаменитого кимрского деревянного модерна. Его расцвет пришелся на эпоху НЭПа, а средоточием строений этого архитектурного стиля являются улицы Орджоникидзе и Московская в районе Заречья.

Идейный вдохновитель и организатор проекта «Том Сойер Фест, Кимры» Алексей Молчанов завершает рассказ об истории дома, который был отремонтирован кимрскими волонтерами в 2019 году.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

И напоследок мне хотелось бы немного рассказать о том, как мы выбрали этот дом.

Впервые мы постучались в дом Блинова в марте 2018 года – первого года проведения фестиваля в Кимрах. Тогда нам никто не открыл. Второй раз мы пришли на Московскую уже летом и еще раз обратились к дому 25. Нам открыли, выслушали, но, к сожалению, отказали.

Закончился первый сезон фестиваля, дом на улице Кирова, 36, был приведен в порядок, и настало время выбирать объект на будущий год. На этот раз мы поставили перед собой цель обратиться именно к улице Московской (средоточие деревянного модерна) и снова постучались в 25-й дом. На этот раз повезло: пустили, поняли и согласились на наши предложения.

И вот 13 октября фасад дома Павла Ивановича Блинова снова украсил собой улицу Московскую, стал одной из точек притяжения этой улицы – наглядным образцом кимрского модерна. Волонтерами был проделан колоссальный объем работ, восстановлены многие фасадные элементы, которые были на доме изначально, собраны сведения о жильцах этого дома.

Мы думаем, что хозяева довольны нашей работой, что они будут и дальше поддерживать здание в ухоженном виде, ведь дом Блинова пережил много эпох и достоин того, чтобы его любили.

Семья Соловьевых (фото из личного архива)

Автор благодарит за помощь в поиске информации для статьи Дарью Александровну Константинову и Станислава Николаевича Константинова. Нынешних хозяев дома 25, Сергея и Людмилу Соловьёвых, а также всех волонтеров фестиваля «Том Сойер Фест, Кимры».

На снимке: фрагмент отремонтированного дома на ул. Московской, 25.

Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика