Архивы История - Кимры Сегодня
Обувная фабрика на улице Конной – Советской – Кирова

А теперь мы отправимся в путешествие по улице Конной – Кирова. В диалоге прошлого и настоящего она не уступает своим предшественницам.

Свое сегодняшнее имя улица обрела в 1935 году. Так в Кимрах была увековечена память о любимце партии и народа Сергее Мироновиче Кирове. Авторитет первого секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) был столь велик, что в начале тридцатых годов прошлого столетия он становится реальным претендентом на роль лидера государства. Но осуществиться этому не было суждено. В 1934 году в Смольном Киров был убит, а кимрская улица, перед тем как получить имя этого легендарного человека, уже однажды меняла название. В 1919 году ее сделали Советской, историческое же имя улицы – Конная: старожилы рассказывали, что когда-то давно здесь велась торговля лошадьми.

Свое начало она берет от речки Кимрки. Эта одна из продольных улиц, что были заложены после поглотившего село страшного пожара 1659 года, и мы наблюдаем ее такой, какой она, с годами отстраиваясь, дошла до наших дней. Улица была деловой. На ней располагались торговые заведения, мастерские, фабрика, конторы, чайные. В облике ее строений, деревянных, кирпичных, с бетонной облицовкой или покрытых плиткой, присутствуют формы модерна, который на многие годы стал стилем, определяющим лицо Кимр.

Дома строили и отделывали в соответствии с модой и традициями, поэтому фасады особняков до сих пор радуют прохожих своим разнообразием и живописностью. Здесь и мезонины в три оконца, и оригинальные наличники, и резные подзоры, и керамическая плитка по фасадам, и венецианские окна, башенки и пирамидки – словом, все, что  придавало необычайный колорит и своеобразие многим кимрским строениям. Гражданская война изрядно покорежила первоначальный облик городских улиц. Досталось и Конной. Как Большая и Ильинская, она потеряла ухоженный вид. Когда-то мощеная, центральная улица города осталась без всякого покрытия, на каждом шагу стояли лужи. В 1925 году горсовет, председателем которого тогда был Илья Васильевич Анисимов, приступил к мощению и озеленению улиц. В результате Конная – Кирова была замощена от моста через речку Кимрку до улицы Лобачевского – Ленина. На этом перекрестке и начнем диалог прошлого с настоящим, развернувшийся во времени почти на 100 лет.

Часть фабрики преобразована в торговый центр, 2018 год

Открывает его на четной стороне корпус бывшего производства №4 обувной фабрики «Красная звезда». Позитивным моментом является то, что третий этаж здания и сегодня занимает обувное производство. ООО «Руситалко» выпускает современную женскую модельную обувь под марками «Респект» и Dolce Vita. Но первый и второй этаж отведен под торговый центр с сетевым магазином «Дикси» – современные реалии таковы, что предприятия в нашем городе сокращаются, а торговые сети множатся.

Вход в проходную фабрики «Красная звезда» (филиал №4)

В советское время было иначе. Обувной гигант – кимрская фабрика «Красная звезда» – в то время был одним из градообразующих предприятий, в его состав входили четыре производства, каждое имело свою специализацию. На улице Кирова шили детскую обувь. Она была чрезвычайно востребована и еще в 1980-е годы, когда изредка кимрские сандалии, ботиночки, чешки, пинетки и сапожки появлялись в магазинах. Как говорили тогда, во времена тотального дефицита, товар «выбрасывали». Словечко прекрасно отображало ситуацию, когда спрос на качественные потребительские товары значительно превышал предложение. Одни «выбрасывали» дефицит, другие его «доставали». Жизнь у кимряков эпохи развитого социализма проходила в очередях, там и спорили, и мирились, и обсуждали последние новости. Но зарплату на предприятиях платили исправно, и работа всегда находилась.

В цеху моем так весело,

Сижу с друзьями в ряд.

Моторы звонкой песнею

Счастливый день сулят.

Рука моя не праздная,

В мозолях и клею.

Ботинки, туфли разные

С товарищами шью.

Так писал во второй половине ХХ века ученик сапожника, рабкор кимрской районной газеты Константин Григорьевич Замков.

Читая сейчас строки стихов из прошлого века, мы понимаем, что и самому фабричному зданию есть о чем рассказать. Построено оно было в 1933 году промкооперацией специально для обувной артели имени Второй пятилетки. В то время она была самой механизированной обувной артелью в стране.

Через некоторое время формат добровольных профессиональных объединений в Кимрах был упразднен. Система промкооперации передала свои предприятия государству. Артель Второй пятилетки стала государственной фабрикой, артель инвалидов «Коллективный труд» была преобразована в государственную фабрику №1, появилась в Кимрах и новая сапожная фабрика «Спортобувь». 3 октября 1963 года – дата возникновения фирмы «Красная звезда». В нее вошли: государственная фабрика «Красная звезда», фабрики «Маяк», «Спортобувь» и государственная фабрика №1. На правах филиала она присоединилась к «Красной звезде» в 1959 году.

На снимке: вид от фабрики в сторону Заречья на улицу Кирова (Конная).

Вход в проходную фабрики «Красная звезда» (филиал №4)

Часть фабрики преобразована в торговый центр, 2018 год

Без срока давности

В Кимрском краеведческом музее открылась историко-архивная выставка «В огне Тридцать седьмого» (Из истории Большого террора в СССР, в том числе и в Калининской области).

Выставку с документально оформленными стендами представила старший научный сотрудник Мемориального комплекса «Медное» Т.С. Карасева. С Тамарой Сергеевной посетители Кимрского музея знакомы давно: она рассказывала жителям города о репрессиях в 1937-39 гг. в отношении сапожников-кустарей в Кимрском районе. Знакомила с биографиями ссыльных творческих гражданан СССР, сестер милосердия, которых вывозили в Кимры – за 101-й километр от столицы. Среди слушателей всегда присутствуют студенты Савеловского колледжа во главе с преподавателем О.А. Чакал. Открытие новой выставки также посетили воспитанники Ольги Анатольевны. Присутствовал настоятель Преображенского собора митрофорный протоиерей Евгений Морковин, педагоги, представители городских СМИ.

Мы знаем о большом терроре, который сопровождался репрессиями в СССР в 1937-39 гг., но Тамара Карасева поведала о том, что массовые репрессии в стране, в том числе и в Калининской области, начались в конце 1934 года, после убийства первого секретаря Ленинградского обкома ЦК ВКП (б) С.М. Кирова. В это же время вышло Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 декабря 1934 года «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников Советской власти». Во всех областях страны стали формироваться «тройки» из секретаря партийного комитета, начальника управления НКВД и прокурора. Им вменялось в обязанность без суда проводить акции не только против бывших кулаков, но вообще против всех «антисоветских элементов» и уголовников. 5 августа 1937 года все области получили разнарядку: сколько этих «элементов» следовало арестовать, сколько подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу, сколько по второй категории – сослать в исправительно-трудовой лагерь на срок 8-10 лет. Чистки также коснулись партийных и комсомольских деятелей.

Читая список репрессированных в Тверской области, диву даешься тому, кого расстреливали. Священники якобы читали проповеди и призывали к свержению советской власти, этим же занимались бывшие кулаки и предатели-большевики. Но как могли организовать переворот в стране люди из далеких городов и глухих деревень? А ведь среди расстрелянных: уборщица вагонов, мастер по ремонту часов, колхозник, сапожник, портной, рыбак, овчинник, плотник, возчик, столяр, слесарь вагонного осмотра… У всех были семьи, у каждого свой работодатель, а в населенных пунктах «пригляд вели» члены партийных и комсомольских ячеек, представители НКВД и прокуратуры. Среди арестованных преобладали русские, но также были латыши, эстонцы, поляки, карелы, немцы и другие, всего более 18 национальностей.

Историк Л.М. Млечин в книге «КГБ. Председатели органов госбезопасности, рассекреченные судьбы» пишет: «…планировалось расстрелять 76 тысяч человек, в лагеря сослать около 200 тысяч. Однако в 1937 году арестовано 779,1 тысячи, в 1938 году арестовано 539,3 тысячи человек, всего за два года 1 млн. 372,4 тысячи, из которых 681,7 тысячи расстреляно, в том числе по приговору «троек» 631,9 тысячи.

Старший научный сотрудник Мемориала «Медное» Т.С. Карасева рассказала о том, что большинство тел расстрелянных вблизи столицы Калининской области вывозили в Медное. Места захоронения исследованы. Но не только советских граждан постигла участь быть репрессированными, много погибло поляков. Установлено, что на территории Мемориала захоронено свыше 5 тысяч советских граждан – жертв «Большого террора» 1937-1938 годов и свыше 6 тысяч польских граждан, расстрелянных весной 1940 года.

Необходимо отметить, во время своего доклада Тамара Сергеевна часто обращалась к аудитории с вопросами: знают ли они о терроре в стране и области? Почему  так много было расстреляно поляков? Иван Ельников, первокурсник Савеловского колледжа, верно отвечал почти на все вопросы. А ведь он молод – окончил 9 классов в прошлом году.

В выставке отражены судьбы людей разных национальностей, разных социальных групп и слоев населения Калининской области, в одночасье ставших «врагами народа».

Уважаемые кимряки, нельзя забывать безвинно убиенных, память многое значит не только для них, ушедших в мир иной, но и для нас, посетите выставку.

На снимке: на открывшейся выставке в Кимрском краеведческом музее можно  познакомиться с реальными историческими документами.

Гимназия А.Н. Собцовой

Изучив историю банка Мошкиных, давайте немного задержимся на перекрестке, где улицу Володарского (ранее Большую) пересекает улица Ленина или, как ее называли до августа 1919 года, Лобачевская.

В диалог прошлого с настоящим вступает угловое каменное здание, в котором в начале прошлого века обосновалась гимназия А.Н. Собцовой.

Гимназия была открыта в 1909 году, но красивый особняк, где она разместилась, не был построен специально для среднего учебного заведения. Дом принадлежал Ивану Ивановичу Столярову.

Изначально в Кимрах была лишь прогимназия – так называли общеобразовательные учреждения в Российской империи с программой четырех младших классов гимназии. Подобная форма обучения была учреждена в 1864 году для городов, где не было гимназий. Прогимназии имели право принимать экзамены на звание учителя начальной школы и первый классный чин.

В 1913 году прогимназия в селе Кимры была преобразована в гимназию. Ее начальницей и одновременно преподавательницей являлась А.Н. Собцова. Курс обучения составлял семь лет, окончившие восьмой, дополнительный, класс получали свидетельства учительниц. Выпускницы гимназии имели право поступления в университет.

Интересным фактом является то, что среднее образование в Кимрах могли получать только девочки. Так как стоимость обучения была высокой, возможность определить своих детей в гимназию имели только состоятельные семьи. Поступить в нее можно было лишь после окончания начального училища.

Объявление Анны Собцовой об открытии гимназии

Вспоминая Анну Николаевну Собцову, уместно напомнить о том, как она стала руководителем и преподавателем гимназии.

Собцовы — фамилия в Кимрах на менее знаменитая, чем Рыбкины, Лужины, Малюгины и другие, и упоминается среди тех выдающихся кимрских крестьян-торговцев, которые умело вели хлебную торговлю в Петербурге в первой четверти позапрошлого столетия.

Один из носителей этой фамилии – Николай Иванович Собцов, оставивший о себе большую и светлую память. Он первым начал в Кимрах деятельность по транспортированию кладей из Кимр во все города страны, и деятельность эта была весьма востребованной. В первом десятилетии XX века транспортных контор в селе было уже три: село развивалось колоссальными темпами.

Но душевную славу, если можно так сказать, Николай Иванович снискал на ниве строительства и попечения училищ, за что был удостоен высочайшей награды. Последние годы своей жизни он состоял попечителем женского училища Клавдии Алексеевны Зубовой. Двери дома Собцовых всегда были широко открыты для учительского персонала. Умер Николай Иванович 30 марта 1906 года (ст.ст.) в возрасте 75 лет.

Громадная толпа кимряков, писал современник, во главе с ученицами школы проводили его гроб, и холмик могилы был покрыт массою венков. После смерти Николая Ивановича попечителем училища была избрана его жена Софья Ивановна. Она-то, по мнению многих, и явилась организатором и истинным основателем гимназии.

Дочь талантливо продолжила дело родителей. В памяти кимряков Анна Николаевна Собцова осталась очень хорошим и добрым человеком. Какое-то время после революции 1917 года она преподавала географию в школе. Но вскоре ее попросили с занимаемой должности. Начальница престижной гимназии, авторитетный, опытный учитель стала работать в канцелярии школы №11. С жильем приходилось туго, снимала частное, в том числе и у Пономаревых на набережной (Иван Иванович Пономарев – замечательный врач, оставивший о себе хорошую, светлую память).

Колллективная фотография учащихся и преподавателей гимназии Собцовых в Кимрах

В экспозиции краеведческого музея можно видеть собственноручную печать начальницы женской гимназии Анны Николаевны Собцовой и коллективные фотографии учениц и преподавателей гимназии.

Что же до собственно здания, то оно в советское время использовалось как учебное заведение: было филиалом средней школы №13. В 2017 году она отметила
80-летний юбилей. Но к тому времени здание бывшей гимназии А.Н. Собцовой перешло в частные руки. Новый владелец отремонтировал ветхое строение, и сейчас красивый особняк используют в качестве торгово-офисного центра.

Ежегодно редакция газеты «Кимры Сегодня», вместе с первым номером издания в новом году, дарит читателям настенный календарь. В 2019 году его украшает снимок здания, в котором 110 лет назад открылась первая и единственная в Кимрах женская гимназия. Вот такая история у этого красивого дома и его владельцев.

На снимке: дом купца Столярова, где раньше была гимназия Собцовых, внесен в перечень объектов культурного наследия регионального уровня.

Колллективная фотография учащихся и преподавателей гимназии Собцовых в Кимрах

Объявление Анны Собцовой об открытии гимназии

День полного освобождения Ленинграда отметили в Кимрах

27 января – День воинской славы России – 75-й год полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Эту дату отмечали по всей стране.

Великая битва за Ленинград, одна из самых значительных и кровавых битв Великой Отечественной войны, завершилась победой Красной армии и всего советского народа. Несмотря на суровые испытания и огромные жертвы, город-герой выстоял в жестокой борьбе с немецкими захватчиками. Блокада, длившаяся около 900 дней, началась 8 сентября 1941 года, когда немцы при поддержке финской армии сомкнули кольцо вокруг Ленинграда – второго по важности стратегического, экономического и культурного центра страны. Город, в котором до войны проживало около трех миллионов человек, был окружен. В первые дни войны число жителей увеличилось примерно на 300 тысяч за счет беженцев, прибывавших в Ленинград из Прибалтики и соседних областей. Более 2,5 лет оставшиеся в городе жители испытывали на себе ужас артиллерийских обстрелов, бомбежек. В результате пожаров уничтожались жилые дома, гибли люди и продовольственные запасы. До войны мегаполис Ленинград снабжался что называется «с колес», больших запасов продовольствия город не имел. Поэтому блокада принесла страшную трагедию – голод. В военном сентябре был усилен режим экономии продуктов питания. С 20 ноября 1941-го установлены самые низкие нормы выдачи хлеба по карточкам: рабочим и инженерно-техническим работникам – 250 г, служащим, иждивенцам и детям – 125 г, бойцам частей первой линии и морякам – 500 г. Тогда-то началась гибель населения от голода. В декабре умерло 53 тысячи человек, в январе 1942-го – около 100 тысяч. Превозмогая голод и болезни, блокадники продолжали работать на фабриках и заводах, дети учились в школах. Жизнь многих из тех, кого страна потеряла, заканчивалась на рабочем месте, в школе или по пути к месту работы, учебы. 18 января 1943 года блокада была прорвана войсками Красной армии, у города появился коридор сухопутной связи со страной. Однако полностью освободить от осады город на Неве войска не смогли. Немецкая 18-я армия находилась в непосредственной близости от Ленинграда и продолжала интенсивные артиллерийские обстрелы города и железной дороги. 14 января 1944 года началась Красносельско-Ропшинская операция («Январский гром»). Войска Ленинградского фронта успешно выступили против 18-й вражеской армии. 27 января вечером в городе прогремел торжественный артиллерийский салют из 324 орудий, что явилось свидетельством полного освобождения Ленинграда. Историческую победу вместе с ленинградцами радостно отмечал весь советский народ. Но нельзя забывать о том, что, начиная с 1942-го, из города были эвакуированы более 1,3 млн ленинградцев и раненых воинов. Стариков, женщин, детей вывозили в ближайшие регионы, когда же армия врага приближалась и к этим территориям, их отправляли еще дальше. Среди эвакуированных были раненые военнослужащие Красной армии. Несколько блокадников и воинов нашли пристанище в Кимрах и Кимрском районе, остались здесь жить. У многих в Ленинграде от голода и холода погибли родители и родственники, возвращаться было уже не к кому. В настоящее время в Кимрах проживают и переселенцы из стран СНГ, эвакуированные в войну, но переехавшие сюда после распада СССР. Конечно, многим уже более 75 лет.

В стране трепетное отношение к блокадникам. Люди, испытавшие на себе все тяготы войны, заслуживают особого внимания. В Кимрах их приглашают на встречи со студентами колледжей, учениками школ и гимназий, на городские мероприятия. Они рассказывают о той доле, которая выпала на их недетскую жизнь, призывают современное молодое поколение воспитывать в себе твердый дух и любить Родину.

Символическая блокадная пайка черного хлеба

28 января в здании общественных организаций состоялось награждение знаком «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады» жителей нашего города, участников тех событий. Из десяти приглашенных в этот день присутствовали шестеро: Тамара Константиновна Щеглина, Сергей Иванович Урусов, Николай Николаевич Бис, Людмила Ивановна Раскина, Юлия Степановна Перова, Евгения Александровна Самсонова. В мероприятии принимали участие: замглавы администрации города Е. Петрухно; замначальника отдела по молодежной политике и культуре Е. Соколова; директор центра социальной поддержки населения города Кимры и Кимрского района Е. Куликова; представители Молодежного парламента города Кимры из СШ №16, №13, гимназии «Логос»; председатель местного отделения ДОСААФ Д. Аксенов; главный редактор газеты «Кимры Сегодня» Д. Ступин и другие гости. В теплой, дружеской обстановке наградные знаки и цветы вручал председатель Кимрской городской думы Максим Литвинов. Максим Юрьевич поделился с воспоминаниями о школьных годах, когда он и его товарищи, изучая литературу, просматривая фильмы и военную кинохронику тех лет, знакомясь с биографиями и подвигами героев, не могли сдерживать слезы. Председатель гордумы рассказал и о своих бабушках, переживших войну и трепетно относившихся к хлебу. Если оставались кусочки, они хранили их на батарее. Максим Литвинов показал молодым парламентариям «ленинградскую норму» черного хлеба, чтобы они понимали, чем питались блокадники и сколько им выдавали хлеба на день. Нормы были четко определены для разных кругов населения. Это был единственный и самый верный способ распределения продуктов, дающий надежду на жизнь. Многие блокадники в холодном, осажденном городе, получая на руки 125 граммов хлеба в день, смогли выжить.

Елена Соколова поведала о своей бабушке, тогда еще девушке 18-19 лет, жившей в Ленинграде. Когда ее готовили к эвакуации из города, думали, ей всего 12 лет. Своими горькими воспоминаниями также делились Е.А. Самсонова, Н.Н. Бис, Ю.С. Перова, Л.И. Раскина, С.И. Урусов, Т.К. Щеглина. О том, как они выживали в блокадном Ленинграде, а потом справлялись с тяжелыми думами о тех событиях, ведь у многих погибли родители, братья, сестры, спрашивали молодые парламентарии: Вероника Кислова, Милана Ильясова, Михаил Калинин, Иван Морин, Анна Гринева и другие ребята. Испытывали блокадники страх, боль, безысходность? Искренность ответов  поражала прямотой и патриотичностью, понятно было, что своей несокрушимой стойкостью ленинградцы спасали не только себя, но и страну.

Подвиг защитников Ленинграда, отстоявших свой город в условиях тяжелейших испытаний, вдохновлявший всю армию и страну, заслужил глубокое уважение и признательность государств антигитлеровской коалиции.

Елена Куликова уведомила всех награжденных юбилейными знаками о том, что они за свой подвиг получат денежное вознаграждение из Санкт-Петербурга.

На лацкане пиджака значок – ласточка с письмом в клюве

В конце встречи маленькую ласточку – символ блокадного Ленинграда, изготовленную руками учащихся СШ №16, раздали всем, кто присутствовал в этот день на мероприятии. В блокадное время многие ленинградцы носили на груди маленький жестяной значок – ласточку с письмом в клюве. Этот знак стал ответом на заявления фашистов о том, что теперь в город даже птица не пролетит. Таким образом, жители осажденного города на Неве показывали, что ждут хороших вестей с фронта, что не теряют связи со своей страной. «Блокадная ласточка» – символ надежды на лучшее, на скорую встречу с родными и близкими. Вот что написала Ольга Берггольц в своем стихотворении:

Маленькую ласточку из жести

Я носила на груди сама.

Это было знаком доброй вести,

Это означало: «Жду письма».

Этот знак придумала блокада.

Знали мы, что только самолет,

Только птица к нам, до Ленинграда,

С милой-милой родины дойдет.

На снимке: председатель Кимрской городской Думы М.Ю. Литвинов делится воспоминаниями о своих родных, переживших войну, с участниками встречи.

Сельский общественный и братьев Мошкиных БАНК

На перекрестке улиц Ленина и Володарского, с левой стороны, если смотреть с моста, стоит красивый особняк.

Время его изрядно потрепало, а современные владельцы пока не решили, как распорядиться исторической ценностью. Они звали крупный российский банк поселиться тут, но не сложилось.

А ведь дому этому без малого 150 лет. Построен он, как сейчас говорят, в рамках государственно-частного партнерства. Историческая хроника сообщает: «24 марта 1871 года в Кимрах открывается Сельский общественный и братьев Мошкиных банк». Событие это красноречиво характеризовало экономическое состояние села. Торговля шла полным ходом, сапожный промысел постоянно расширялся. В Кимрах крутились большие суммы денег, на что при открытии банка указал в приветственной речи назначенный управляющим банком Михаил Васильевич Малюгин.

Перед тем как решиться на учреждение банка, представители кимрских деловых кругов, как сказали бы мы сегодня, изучили деятельность других общественных банков: Кашинского, Дмитровского, Новоладожского. Причем сведения о них собирали не из публикаций газет, а из уст знакомых людей, друзей. Недаром о кимряках говорили: это русский народ, сметливый, проницательный, с практическим складом ума, которого не сдвинешь с места фантастическими предложениями и не обойдешь никакими лицемерными поклонами.

Кимряков впечатлила работа этих банков. Да и как можно было по-другому отнестись к тому, что, например, Новоладожский общественный банк в течение восьми месяцев своих действий приобрел 22% прибылей на основной капитал. Оценили кимряки и значение банка в деле благоустройства жизни того общества, которому он принадлежит. А это, в первую очередь, оказание помощи благотворительным учреждениям – богадельням, сиротским домам; развитию начального образования, для чего из чистых прибылей отчисляются установленные проценты.

«Во всех таковых случаях общественной жизни бытие общественного банка всегда будет иметь сильное влияние», – заметил в своей речи все тот же М.В. Малюгин.

Открытие банка было совершено со святыми иконами, крестным ходом, водосвятным молебном.

Строительство Сельского общественного и братьев Мошкиных БАНКА

Показательная история привлечения средств для строительства здания банка. Что-то в отношениях власти и бизнеса до сих пор узнаваемо. В январе 1870 года на волостном сходе старшина Столяров объяснил, что в селе собрался капитал шесть тысяч рублей, которые нет надобности расходовать ни на какие другие предметы. Совместно решили что хорошо бы на эти деньги учредить общественный банк. Купец Малюгин занялся составлением устава Кимрского общественного банка и быстро выяснил, что при существующем коммерческом и торгово-промышленном развитии села ему подходит типовой «Нормальный устав о городских общественных банках с основным капиталом в десять тысяч рублей».

Не хватало 4 тысяч, за которыми Михаил Васильевич обратился к Ивану Матвеевичу Шокину, но тот отказал. Тогда Малюгин решил действовать иначе. В своих записях он пишет: «После этого мне пришлось быть в Москве у братьев Мошкиных, Ивана Александровича и Афанасия Александровича. Я предложил им пожертвовать недостающие в основной капитал Банка четыре тысячи рублей с тем, чтобы общество освободило их навсегда от выборов на общественные должности». Крестьяне Мошкины согласились дать денег и вошли в состав правления.

Сельский общественный и братьев Мошкиных БАНК

После открытия банк приобрел наибольшее значение среди сельских общественных банков Тверской губернии. По уставу и по характеру оборотов своих он был сходен с городскими банками. Основанный в 1870 году с капиталом в 10 тысяч рублей, он к январю 1881 года имел уже основного капитала 28476 рублей, запасного – 8263 рубля.

Среди совершаемых банком операций были: прием вкладов, выдача ссуд под залог, учет векселей. Банк очень скоро стал популярным в Кимрах, и это нашло отражение в его финансовой деятельности. За первый неполный год в банк поступило 180.357 рублей, а выдано было 173.163 рубля. И финансовые показатели банка с каждым годом возрастали. Через 20 лет, в 1891 году, основной капитал банка составил 37053 рубля, запасной 8021 руб., прибыль – 3247 руб. А вообще товарооборот кимрской торговли в том же году достиг 5 млн рублей. Вот таковы были кимрские крестьяне.

Ежегодно от чистых прибылей банк, согласно Уставу, отчислял в пользу Вознесенской церкви 100 рублей, в пользу благотворительного общества – 10 процентов и 5 процентов Александровскому училищу.

Ну а разместился банк в доме Мошкиных. В начале ХIХ века его выстроил на углу улиц Большой и Лобачевской Александр Степанович Мошкин, о котором в одном из старинных документов читаем, что «имел обращение аристократическое, ум чрезвычайно развитой разнообразными познаниями, был принят в Петербурге в круг хорошего общества, где его очень уважали». Сыновья Александра Степановича – Иван и Афанасий – пожелали, чтобы Афанасий Александрович стал почетным директором банка.

Со временем здание перестало удовлетворять требованиям, и решено было его перестроить. В 1912 году работы были завершены, и новое строение банка практически без изменения дожило до наших дней.

Выполнено оно в стиле закатного модерна, который еще называли стилем купеческих особняков. Особую выразительность и парадность дому придавали большие венецианские окна, полуколонны второго этажа и две колонны при входе. Всякий входящий испытывал торжественность момента. Собственно рабочим был второй этаж, на который вела широкая лестница. На первом этаже размещались жилье сторожа и кладовая.

С приходом новой власти банк был закрыт. Долгое время в здании размещался вечерний университет марксизма-ленинизма, общество «Знание», партийная библиотека. В 1992 году в бывший Сельский общественный и братьев Мошкиных БАНК переехал городской архив. Некоторое время на втором этаже здания находился отдел торговли и защиты прав потребителей Администрации города Кимры. Позже памятник градостроительства и архитектуры «Общественный банк» был включен в план приватизации и выставлен на торги. Покупателей долго не находилось, несмотря на невысокую цену – 5 млн рублей, предприниматели не спешили вкладываться в объект из реестра культурного наследия. Но все же в 2013 году знаменитый особняк перешел в частные руки.

На снимке: здание временно пустует и в очередной раз выставлено на продажу.


Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика