Архивы История - Кимры Сегодня
Подвиг и трагедия 260-й стрелковой дивизии (первого формирования)

В рубрике «Кимрское историческое наследие» мы публикуем книгу Владимира Петровича Покудина и авторского коллектива в составе: Е.В. Вороненко, А.С. Жемчугова, Г.И. Крюковой. Книга «Подвиг и трагедия 260-й стрелковой дивизии (первого формирования)» вошла в качестве одной из трех частей в большую «Книгу памяти. Кимры», изданную в 2016 году редакцией газеты «Кимры Сегодня». Книгу можно приобрести в редакции газеты, она выпущена как подарочное издание, содержит 624 страницы, имеет вес 1,5 кг. Цена 500 рублей.  Справки по телефонам: 8 (48236) 3-62-58, 8-905-608-80-08.

 

Начало пути

Время не властно над историческими событиями такого масштаба и значения, как Великая Отечественная война 1941-1945 гг. До сих пор эта война отражается на жизни людей во всем мире. До сих пор не известны судьбы многих и многих солдат той войны,  до сих пор не высохли слезы миллионов людей, потерявших своих близких и зачастую не знающих даже, где они нашли свое последнее упокоение, где похоронены и похоронены ли вообще.

260-я стрелковая дивизия первого формирования просуществовала всего четыре месяца  конца лета и осени 1941-го. На ее долю выпали кровопролитные оборонительные бои и выход из окружения. Значительная часть дивизии в ходе боев погибла или попала в плен. В городе Кимры и районе, наверное, каждый третий, не вернувшийся с войны, был в 260-й дивизии. Когда говорят, что Отечественная война коснулась каждой советской семьи, то можно сказать, что судьба 260-й коснулась, наверное, каждой кимрской семьи.

Начало войны сложилось трагично для нашей страны. Тяжелые поражения первых месяцев привели к тому, что осенью 1941-го враг стоял на подступах к Москве. Чтобы выстоять в столь сложных, тяжелых условиях, потребовалась мобилизация всех внутренних ресурсов страны.

Кимры, ул. Кирова, снимок военных лет

Уже 22 июня 1941 года кимрский военкомат принял первых военнообязанных запаса для отправки в войска. В течение последующих дней этот поток только увеличивался.  Отправляли по разным направлениям. Иногда команды только еще выезжали в пункты назначения, такие как Вильнюс, Рига, Таллин, а те уже были заняты врагом. Скоро пошли и первые похоронки.

В это время Красная армия потеряла значительное количество дивизий, особенно стрелковых. Постановление Государственного комитета обороны за подписью И.В. Сталина от 8 июля 1941 года предписывало срочно сформировать и укомплектовать всем необходимым 56 дополнительных стрелковых дивизий нормального состава, но временно с одним артиллерийским полком, общей численностью 13200 человек каждая, и 10 кавалерийских дивизий, за счет ресурсов запаса до 45 лет. К формированию дивизий приступить с 9 июля 1941 г. и полностью закончить укомплектование людьми и лошадьми к 1 августа 1941 г.

Среди вновь создаваемых была и 260-я стрелковая дивизия. Первоначальным местом дислокации для нее был определен г.Ряжск Рязанской области. Но уже через несколько дней это решение было пересмотрено. Место формирования дивизии было перенесено в г. Кимры Калининской области. Подобные изменения коснулись и других дивизий из первоначального списка. Постановление ГКО от 19 июля 1941 года закрепляло эти изменения и определяло сроки окончания формирования. Всего в Калининской области были сформированы три новые стрелковые дивизии (в Калязине – 290-я и в Калинине – 298-я).

В начале июля в Кимры прибыл командный состав дивизии во главе с комдивом Василием Даниловичем Хохловым, уже принявшим кровавое боевое крещение под Новоград-Волынским, где погибла 225-я стрелковая дивизия, которой он командовал с первых дней войны. Часть офицерского корпуса была передана из существовавшей только на бумаге 10-й стрелковой дивизии народного ополчения Калининского района Москвы, от формирования которой сразу отказались, так как не хватало людских ресурсов в промышленности города. Какая-то часть (по некоторым сведениям – 58 человек) поступила из военного училища Уральского военного округа.

Командование  разместилось в здании Дома Советов, расположенном на центральной площади города. В боевой состав дивизии входили три стрелковых полка: 1026-й – под ко­мандованием полковника П.Я. Тихонова, 1028-й – под командованием майора В.К. Никольского, 1030-й – под командованием полковни­ка Я.В. Капустина; 839-й артиллерийский полк под командованием майора Демина, 367-й отдельный истребительный противотанковый ди­визион, 560-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 314-й разведбатальон, 582-й  отдельный саперный батальон, 735-й отдельный ба­тальон связи, 368-я отдельная рота химзащиты, 758-й автотранс­портный батальон, 441-й отдельный полевой хлебозавод, 303-й медсанбат и некоторые другие вспомогательные подразделения. Полевая почтовая станция имела номер 948.

В этот период при­зывался из запаса рядовой состав и младшие командиры. Темпы призыва были очень высокие. В течение недели начиная с 14 июля было мобилизовано более 3000 кимряков. Прибывали команды из Калинина и других районов нашей области, в том числе из существовавшего тогда отдельно Горицкого района – более 500 человек. Всего с территории нынешнего Кимрского района было мобилизовано около 4000 человек. В основном это были люди немолодые, многие уже успели повоевать и в Первую мировую войну, и в Гражданскую, некоторые только что вернулись с Финской кампании. У многих оставались дома семьи, зачастую немаленькие. Списков личного состава пока найти не удалось, но на 1 сентября 1941 г. численность боевого состава дивизии составляла 10464 человека (ЦАМО РФ, ф. 202, оп. 5, д. 63, л. 153).

Полки были развернуты за пределами города. 1026-й  располо­жился в Мыльцевском бору, 1028-й – в лесу в районе д. Лышники, 1030-й  – в Абрамовском бору. 839-й арт-полк был размещен на правом берегу Волги, в лесу около д. Борки. Если укомплектование дивизии личным составом проходило успешно, с вооружением дело обстояло заметно хуже. Значительная часть вооружения и автотранспорта должна была поступить из других округов и за счет производства, то есть непосредственно с заводов. В итоге дивизия вооружена была довольно слабо, противотанковых средств было недостаточно, автоматов – 3-5 на роту. Дивизию более или менее укомплектовали стрелковым оружием (винтовками и кара­бинами).

Бывший командир взвода конной разведки 2-го ди­визиона 839-го артполка Я.А. Гельфандбейн так вспоминает о вооружении своего полка: «Наскоро, в несколько дней сформированный в г.Ким­ры под Калинином полк получил разношерстное вооружение. «Бом­ба», «картуз», «накати», «фитиль», «охлади» – лексикон второй батареи, вооруженной 48-линейной мортирой на лафете Венгловского. Эти музейные мастодонты на шестерке першеронов воевали еще в русско-японскую. Накатить после выстрела орудие вручную, окатить ствол водой из деревянной бадейки, подвешенной на цепочке к оси колес с человеческий рост (запас воды – в бочке), загнать в казенник 43-фунтовую бомбу, навести орудие по мушке, как вин­товку, и по отвесу, чтобы получить нужную дальность стрельбы – приемы, известные чуть ли не по фильмам о войне 1812 года!»

Первая батарея имела полковые пушки образца 1902 года, способные поразить немецкие танки первых месяцев войны лишь на близком расстоянии, а третья была вооружена новейшими 122 мм гаубицами образца 1938 года с превосходными тактико-техническими данными, но тогда снабжалась лишь осколочными снарядами. Такое разнооб­разие требовало, кроме прочего, громадных усилий по снабжению боеприпасами. Плохо было и с укомплектованием приборами для то­пографических работ, и все стрельбы проводились командирами бата­рей по карте или глазомерно, что приводило к повышенному расходу снарядов.

После недолгой учебно-боевой подготовки и пристрелки орудий в районе д.Лахирево дивизия получила приказ к отправке на фронт. В первых числах августа на станции Савёлово началась погрузка в эшелоны и отправка их под Брянск. По письмам известно, что 1030-й полк 7 августа находился в Москве, что 1026-й полк 8 августа выгрузился в Брянске, а затем «пешком шли два дня и две ночи в смоленском направлении, протопали верст 120», как писал в своем письме домой Дмитрий Михайлович Киселев, «пришли в воскресенье 10 числа».

Из письма Николая Александровича Носырева, рядового того же полка, видно, что поначалу обстановка была спокойная: «Вот уже вторую неделю как мы стоим за Брянском, несем караульную службу и ходим в разведку. Но пока ничего не видим. От самого фронта стоим километров в 100. Самолеты летают каждый день, но опасного пока ничего нет. Кругом нарыли окопы, в них и сидим». В письме от 25 августа обстановка уже более напряженная: «Пишу в окопах, так в них спим и едим, а снаряды летают через, летают и самолеты. Мы как-то к этому привыкли. (…) В серьезных стычках мы еще не были, но враг близко, и ждем стычки с минуты на минуту. Многие наши кимряки уже были в боях, но наша рота еще не была, но ждем, всегда наготове».

Вот как описывал свой быт в этот период в письме от 17 сентября домой в Кимры Андрей Михайлович Любин, помощник по технической части командира 735-го батальона связи: «День проходит в небольшой нагрузке, так как 2/3 людей на линии, а оставшаяся часть через день занята нарядами, караульной службой. В эти дни, как сегодня, я свободен и или объезжаю линии, или занимаюсь дру­гими делами. В дни свободные от наряда тренируем, учим людей и боевой и спецподготовке. (…) Надо сказать, что наша землянка самая культурная в лагере. Это большое вместительное убежище, равное нашим двум комнатам, крытое березовыми бревнами. (…) Береста де­лает потолок нарядным, белым. С одной стороны подрублены два ряда бревен, и в них два окна. По одной стене на 2/3 идет мет­ровый проход, который упирается в мою кровать. Со стороны прохода вдоль его нары старшины и шоферов. У другой стены двойная кровать Гриненко и Гончарука. Между моей и их кроватью стол. Кровати и нары сделаны также из бревен, сложенных плотно и за­крепленных на вкопанных столбах. У ног моих в стене вырыта печь, а Гриненко из Брянска привез водосточную трубу, которую приспо­собили как дымоходную. Все стены одеты соломой, прикрепленной к стене жердями, прижимающими эту солому. Кровати и пол так­же завалены соломой. У входа открывающаяся дверь из соломы и жердей. Поэтому у нас тепло, светло и сухо. Надоедают только земляные мыши. Другие землянки не имеют кроватей, а вместо них земляная возвышенность, то есть роется только проход на полную глубину, а остальное меньше. И стены не одеты. Поэтому и сыро».

По прибытии на место части 260-й дивизии расположились западнее реки Судость, между населенными пунктами Столбы и Дмитрово. 1028-й полк занял оборону на правом фланге дивизии, в районе деревень Столбы, Морачево. 1026-й полк рас­положился около деревень Кашова и Ратная, а 1030-й – слева, около деревень Синьково, Слобода Попсуева, Дмитрово. Первый дивизион 839-го артполка развернулся на рубеже Красный Восток, Литовники, Свобода. Второй дивизион – на рубеже Макарово, Елисеевичи, Бол. Крупец. Штаб дивизии разместился в лесу юго-восточнее поселка Жирятино, в районе деревни Красный Пахарь.

Ранее в этой по­лосе располагалась 120-я стрелковая дивизия 28-й армии, входившая во второй эшелон Западного фронта, но в середине июля она была перебро­шена в район Ельни. Подготовка оборонительных рубежей по рекам Десна и Судость началась еще в июне. В ней участвовало более 130 тысяч жителей Московской, Воронежской, Тамбовской, Орловской областей. Ко второй половине августа здесь были построены три противотанковые полосы, строились противотан­ковые рвы, укрепления, на угрожаемых направле­ниях создавались противопехотные и противотанковые минные поля.

Схема боевых действий на Брянском фронте в октябре-ноябре 1941 года

Директивой Ставки Верховного Главнокомандующего от 14 августа 1941 г.  был создан новый Брянский фронт с целью предотвращения обхода и окружения противником киевской группировки войск. Коман­дующим фронтом был назначен генерал-лейтенант А.И. Еременко, перед этим успешно руководивший боями в Смоленской операции. Той же директивой была создана 50-я армия, во главе которой поставлен генерал-майор М.П. Петров. Перед 50-й армией стояла задача закрыть город Брянск от прямого удара немецких войск с запада, так как падение Брянска открывало немцам прямую дорогу на Тулу и Москву. 260-я стрелковая дивизия была включена в состав этой армии, в нее также вошли 217-я, 279-я, 258-я, 290-я, 278-я, 269-я, 280-я стрелковые, 55-я кавалерийская дивизии и несколько артполков.

Довольно долгое время немцы в отношении 260-й дивизии практически ничего не предпринимали. Боевые действия с обеих сторон сводились в основном к разведке расположения и сил противника. Связано это было с тем, что к началу августа 1941 года, после тяжелых боев под Смоленском фронт на западном направлении стабилизировался. Планы немецких войск дойти до Москвы кратчайшим путем сорвались, и наступило некоторое затишье. Командование вермахта колебалось между новым наступлением на Москву и масштабной операцией на Украине – на­ступлением на Крым и Киев.

Противник перед ди­визией появился только в середине августа.

К 17 августа 2-я танковая группа Гудериана, продолжая наступление на юг, прорвала фронт 130-й армии Брянско­го фронта, вышла ей в тыл и заняла Унечу. 18 августа противник овладел Стародубом. Развивая наступление на Конотоп, немцы рассчитывали окружить киевскую группировку войск. 21 августа немцы активизировали свои действия на стыке 13-й и 50-й армий.

Вскоре участвовать в боевых действиях пришлось и 260-й стрелковой дивизии. 19 августа командир дивизии получил приказ выслать усиленные отря­ды в направлении сел Клетня и Акуличи и путем разведки боем установить группировку противника.

Продолжение следует.

На снимке: Кимры. Здание (Дом Советов), где размещался штаб 260-й стрелковой дивизии.

История подвига 260-й «сапожной» дивизии

В рубрике «Кимрское историческое наследие» мы начинаем публикацию книги Владимира Петровича Покудина и авторского коллектива в составе: Е.В. Вороненко, А.С. Жемчугова, Г.И. Крюковой.

Книга «Подвиг и трагедия 260-й стрелковой дивизии (первого формирования)» вошла в качестве одной из трех частей в большую «Книгу памяти. Кимры», изданную в 2016 году редакцией газеты «Кимры Сегодня».

В год 75-летия с момента окончания Великой Отечественной войны и юбилея Великой Победы очень важно напомнить о тех жителях нашего города, кто был призван в августе 1941 года и ушел в вечность той же осенью в неравной битве с врагом за свободу и независимость Родины, оставив шанс своим потомкам на жизнь. Неслучайно дивизию в простонародье окрестили «сапожной», так как в нее вошли взрослые мужчины – отцы кимрских семейств, традиционным ремеслом которых был сапожный промысел.

Сложные эмоции вызывают сухие факты, изложенные в Википедии: 260-я стрелковая дивизия 1-го формирования – воинское соединение Вооружённых сил СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне. Боевой период – с 4 августа по 17 ноября 1941 года. Сформирована в Кимрах в соответствии с директивой Генерального штаба №2/524686 от 8 июля 1941 года. Формировалась в июле-августе 1941 года. В состав дивизии вошли кимряки, калининцы с вагонзавода и призывники западных районов области. Командовал дивизией полковник Хохлов Василий Данилович (2.07.1941 – 17.11.1941). В дивизии насчитывалось 10479 человек. В начале октября 1941 года оказалась в окружении и была практически полностью уничтожена.

В конце ноября была расформирована без ведома наркома обороны. Об этом говорилось в директиве Генштаба №151216 «Командующим войсками фронтов и отдельными армиями о запрещении расформирования и формирования частей и соединений» от 11.01.1942.

РАЗГОВОР С АВТОРОМ КНИГИ

Директор Кимрского краеведческого музея В.П. Покудин длительное время занимался сбором и исследованием материалов по 260-й стрелковой. Мы попросили его ответить на вопросы о проделанной работе.

– Владимир Петрович, что Вас подвигло к тому, чтобы заняться таким сложным делом?

– Тема – одна из значимых для многих жителей города и района. Много погибших и пропавших без вести, судьбы которых до сих пор неизвестны. У нас есть некоторые архивные материалы военкомата, но нет списочного состава призванных в 260-ю дивизию. Первым поднял тему Б.П. Муравьевский – сын солдата дивизии, он уже занимался поиском материалов и совместно с музеем выпустил небольшую брошюру о трагедии 260-й. Люди часто обращались за помощью, поэтому решил вплотную заняться вопросом. Подключились и граждане, о чьих родных до сих пор нет никаких сведений.

– С кем вместе работали, кто поддерживал?

– Жители Дубны Катерина Вороненко и Алексей Жемчугов также разыскивали сведения о своих пропавших родственниках, которые были мобилизованы в 260-ю дивизию, они присоединились к нам. У некоторых кимряков сохранились письма от родных с фронта, они передали их в музей. Исследования продвигались медленно. Были случаи, что звонили из других городов, рассказывали о родственниках, просили помощи. Некоторые приезжали в Кимры, привозили документы. Мы подготовили выставку в музее, представили посетителям собранные материалы. После чего многие жители тоже стали приносить письма, фотографии, сохранившиеся документы. Несколько месяцев выставка находилась и в СШ №4. Позже появился сайт Министерства обороны «ОБД «Мемориал», который позволил найти много неизвестных сведений, в частности карточки военнопленных.

Самое тяжелое в исследовательской работе то, что дивизия первого формирования просуществовала всего четыре месяца – конец лета и осень 1941-го. Многих документов не сохранилось, нет данных и о составе дивизии.

В 2010 году, в юбилейный год Победы, к нам обратилась городская администрация с предложением опубликовать материал по Великой Отечественной войне. Одобрили предложенную тему по дивизии. Первое издание книги вышло к юбилейной дате, в нем также принимала участие сотрудник музея Г.И. Крюкова. Исследовательская работа продолжалась. Второе, дополненное издание нам предложили напечатать в Твери в издательстве «Научная книга». А в 2016 году вышла «Книга памяти. Кимры», подготовленная редакцией газеты «Кимры Сегодня», один из ее разделов посвящен 260-й стрелковой дивизии. Каждое издание мы дополняли новыми найденными материалами.

– У Вас кто-то из близких служил в 260-й? Как считаете, еще что-то можно найти?

– Работая по теме, нашел сведения о своем деде. Он призывался в 260-ю стрелковую дивизию, но по какой-то причине его отправили в другую часть. Мы и сегодня находим новые имена. Узнали, что в Удмуртию после войны вернулся домой из плена красноармеец, служивший в 260-й стрелковой дивизии. Такое всегда радует. До сих пор в памяти строчки из письма своим родным деда бывшего главного режиссера Кимрского драматического театра, народного артиста России Олега Лаврова. Рядовой красноармеец Николай Александрович Носырев, пропав в первые месяцы войны, все же успел отправить несколько писем домой. В одном из них писал: «Обо мне не беспокойтесь, так уж видно надо, раз навязали нам войну, надо воевать и будем воевать. Ну, а уж если убьют, что же делать. За вас мои милые буду воевать и за Родину. А может, и жив буду и снова увидимся». Такие выдержки из писем красноармейцев, пропавших без вести, не позволяют останавливать работу, исследования продолжаются.

Возможно, кто-то из кимряков или потомков солдат, сержантского состава и офицеров 260-й стрелковой дивизии 1-го формирования найдет знакомые имена своих дедов и прадедов, служивших в этом героическом воинском соединении. Мы будем благодарны за отклики и дополнительную информацию, которую авторы книги «Подвиг и трагедия 260-й стрелковой дивизии (первого формирования)» смогут включить в очередной выпуск издания.

На снимке: В.П. Покудин на фоне экспозиции Кимрского краеведческого музея, посвященному Великой Отечественной войны. Часть экспонатов удалось сохранить после закрытия музея Савёловского завода.

Лесные солдаты в памяти народной

В этом году правительством страны парад в честь юбилея Победы в Великой Отечественной войне решено проводить 24 июня.

Еще в апреле из-за ситуации с коронавирусом Президент России В. Путин предложил перенести праздник с 9 мая на более поздний срок. Эпидемия, нарушившая жизнь всего человечества, внесла досадные коррективы и в изначальные планы празднования Дня Победы. Вторая дата выбрана не случайно: 75 лет назад советские воины, разгромившие врага, маршировали по Красной площади столицы СССР 24 июня. Тогда состоялся поистине легендарный, исторический парад реальных победителей, который все последующие годы напоминает о героических защитниках Отечества, призывает почтить память погибших в боевых действиях, фашистских лагерях, а также на территориях захваченными немцами. Мощь ежегодных парадов Победы не только вызывает гордость за Родину, но и не позволяет искажать историю Второй мировой войны.

День Победы – это благодарность предыдущему поколению советских людей за то, что спасли народ от уничтожения. Праздник со слезами на глазах поистине всенародный, так как почти в каждой семье не один родной человек был участником тех тяжелых событий. Каждый приближал победу, но не каждый смог дождаться ее сам.

О воинах-победителях, тех, кто вернулся, и тех, кто погиб, нас защищая, вспоминаем несколько раз в году. А 2020 год дважды юбилейный, ведь 29 июня еще одна славная памятная дата – День партизан и подпольщиков. Ее установили в соответствии с Федеральным законом РФ от 10 апреля 2009 года, который вступил в силу 1 января 2010-го. Праздник учрежден «в знак памяти самоотверженной борьбы в тылу врага партизан и подпольщиков, внесших значительный вклад в победу советского народа над фашистскими захватчиками…». Основанием для установления памятной даты является выход 29 июня 1941 года директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, в которой предписывалось: «В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии…, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия». Сегодня известно, что, кроме подрывных, диверсионных действий, отряды вели политическую работу с населением захваченных городов, сел, деревень, рассказывали о реальном состоянии дел на фронтах, издавали газеты, печатали листовки. Сотрудничество подполья и партизан позволяло вовремя получать важнейшие данные о противнике, грамотно планировать диверсионные действия. Благодаря их работе армия получала нужные сведения, поддержку в виде разрушения тыловых объектов и коммуникаций. Герои-партизаны, действуя в тылу врага, каждый день подвергали себя смертельной опасности, но при этом никогда не сдавались. Эти героические люди навсегда останутся в памяти и истории нашей страны. Выход к довоенным границам закончил деятельность отрядов – практически все они пополнили ряды регулярной армии.

О БЫТЕ ЛЕСНЫХ СОЛДАТ

По данным «Советской военной энциклопедии», в партизанском движении участвовало более миллиона человек. Огромное количество людей разного возраста сражались и выживали в лесах – часто впроголодь. Если в первые месяцы на большинстве территорий, оккупированной захватчиком, на брошенных колхозных полях оставались неубранными картофель и зерновые, то как потом жили партизаны, трудно понять. За счет чего они выживали? Читая воспоминания бывших партизан, действовавших на территории Верх-неволжья, узнаем о том, что основная еда – баланда из муки или крупы, щавель, вареная заячья капуста, весной березовый сок. Мясо было редкостью, в лесах жили тихо, не до охоты. Были случаи, когда мирные жители приносили что-нибудь из еды со своего двора, а иногда одежду и обувь. Но они тоже голодали, ведь немцы угоняли скот, забирали все припасы. Жизнь в лесу, особенно в первую зиму, была невыносимой. Тогда, не успев построить землянок, ночевали в шалашах из лапника. Спасали «тихие костры», вокруг них согревались, а ночью на них спали.

Пока партизанское движение было неокрепшим, возможности отбивать провизию в немецких гарнизонах не было, да и мирное население оставлять без продуктов было недальновидно и откровенно жестоко. Но выход был найден: партийное руководство страны постановило изымать продукты и скот у предателей родины (полицаев, бургомистров и т.д.). С осени 42-го основным продуктом в рационе партизан была картошка, в лесах собирали грибы и ягоды. Когда удавалось достать муки, пекли из нее лепешки, ведь хлеба практически не было. Овощи тоже были редкостью. В наступившие переломные времена появилось мясо, его стали отбирать у немцев. Некоторые отряды даже держали пару коров, обеспечивая себя молоком. Набравшись опыта, вскоре партизаны для немцев стали грозной силой – лесными солдатами. Фашисты со страхом прочесывали леса, но партизаны умели прятаться в непроходимых болотах.

СКОРБИМ И ПОМНИМ. ГОРДИМСЯ И РАДУЕМСЯ

На долю жителей Кимр и Кимрского района в годы Великой Отечественной войны выпала трудная работа по строительству сооружений. Были построены полевые аэродромы в Янино и Борках, взлетные площадки, противотанковые рвы и траншеи. На аэродром в Борках эшелонами поступали истребители, там проходили переобучение летчики, ранее управлявшие воздушными аппаратами невоенного назначения. В городе действовала кинологическая станция, где готовили собак к подрыву вражеской спецтехники и помощи медикам-санитарам. А вот о том, что в Кимрах в годы Великой Отечественной войны готовили партизан, наверное, больше известно тем жителям города, чьи родные состояли в партизанских бригадах. Но, говорят, они старались об этом не рассказывать.

Проходят годы, все больше секретных материалов становятся доступными, но еще многое остается неизвестным. И сегодня пока не подтверждено, была ли в Кимрах школа партизан или здесь велись курсы подготовки? Из собранных Кимрским краеведческим музеем сведений, предоставленных директором В.П. Покудиным, можно сделать вывод, что созданием отрядов на территории города и района занималось 4-е Управление НКВД по Калининской области, содействовали местные военкоматы, штаб обороны, горкомы партии и комсомола. В беседе Владимир Петрович пояснил, что в районе Скнятино, д. Бортниково и южнее с. Стоянцы были оборудованы партизанские базы. По воспоминаниям ветеранов, обучение проходило в одном из зданий СШ №13 и не раз менявшем свои названия ГПТУ №26, располагавшемся на берегу Волги.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Сведений мало, но мы все же решили найти больше. Еще до наступления фашистов на страну, 19 июня 1941 года, в местной газете было опубликовано обращение штаба обороны к жителям города: «На 27 июня планируется общегородское учение – «Борьба с возможным десантом противника». А 3 июля глава страны И. Сталин обратился к народу с призывом готовиться к партизанской борьбе. В Кимрах обращение было зачитано во всех организациях, учреждениях, с молодежью проводили беседы представители городского комитета комсомола. Назывались основные формы борьбы: налет, засада, диверсия.

В октябре фашисты захватили Калинин, до Москвы оставалось 100 километров. 28 ноября были сформированы два кимрских партизанских отряда, одним из которых командовал И.В. Кубарев.

Мы приводим список отряда Кубарева, который действовал в 1941 году в тылу врага в районе поселка 1 Мая.

1) Кубарев И.В., 1916 г.р., член ВЛКСМ, учитель школы №12.

2) Степанец И.Ф., 1904 г.р., член ВКП(б), Межрайторг.

3) Лоренцсон В.Н., 1924 г.р., член ВЛКСМ, учащийся школы №13.

4) Чистяков И.В., 1925 г.р., член ВЛКСМ, учащийся школы №13.

5) Фёдоров А.И., 1925 г.р., беспартийный, не работает.

6) Аболихин И.А., 1924 г.р., член ВЛКСМ, фабрика «Стахановец».

7) Балашов Н.В., 1924 г.р., член ВЛКСМ, Горметеостанция.

8) Бородианский Б.Е., 1924 г.р., беспартийный, не работает.

9) Алпатов П.С., 1905 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

10) Пенин П.В. 1914 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

11) Гладилов А.М., 1912 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

12) Смирнов А.А., 1909 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

13) Тихомиров Б.Ф., 1924 г.р. беспартийный, не работает.

14) Буячкин В.П., 1898 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

15) Марков В.А., 1913 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда».

16) Мочалов Н.А. 1922 г.р., член ВЛКСМ, школа №13.

17) Грудин Н.Я. 1918 г.р., беспартийный, фабрика «Красная звезда.

18) Никитин И.А., 1924 г.р., член ВЛКСМ, школа №13.

19) Синюшкин В.А., 1924 г.р., член ВЛКСМ, школа №13.

Отряд Н.В. Кубарева подчинялся 4-му отделу УНКВД Калининской области, задания которого выполнял в тылу врага.

УЧИТЬСЯ ПРИЕЗЖАЛИ. ВОЕВАЛИ ДО ПОБЕДЫ

Врага откинули от Москвы, в Кимрах продолжали подготовку партизан. В феврале 1942 года были сформированы и обучены семь диверсионных групп по шестьдесят человек в каждой для засылки в тыл врага. В 1942-43 гг. кимряки И.В. Чистяков и Н.Я. Грудин стали командирами самостоятельных партизанских отрядов 4-го отдела УНКВД – «Отважные» и «Мстители».

Мало известно о времени нахождения в рядах партизан Клавдии Ивановны Тяпиной (Барсуковой), 1922 г.р., д. Подберезье Кимрского района. По призыву комсомола, она прошла трехмесячный инструктаж в школе партизан и была направлена в Калининский партизанский отряд «За Родину!», во 2-ю Калининскую бригаду.

Татьяна Михайловна Лебедева (Кондратьева), 1923 г.р., д. Окатово, Калязинский район. По приказу РКВЛКСМ с группой комсомольцев ушла в партизанский отряд, который формировали в Кимрах, там же познакомилась с оружием, научилась обращаться со взрывчаткой; направили во 2-ю Калининскую партизанскую бригаду.

Иван Васильевич Кубарев родился 14 июня 1916 г. в Ленинграде (Санкт-Петербург). Истребительный батальон при партизанском отряде горкома ВКП(б) г. Кимры, командир группы. До войны работал учителем в Кимрах. В начале войны прошел обучение в партизанской школе для подготовки разведчиков. Воевал в партизанском отряде в районе Орши, под Калинином (ныне Тверью). После второго ранения, в феврале 1942 г. был направлен в школу сержантов, а в марте того же года сражался с врагом в составе 881-го стрелкового полка 358-й стрелковой дивизии подо Ржевом. В январе 1944 г. получил тяжелое ранение, чудом остался жив – спасла медаль «За отвагу»: попавший в нее осколок снаряда, изменив траекторию, засел в нескольких миллиметрах от сердца. И вновь, досрочно выписавшись из госпиталя, Иван Кубарев в составе отдельного 173-го мотоинженерного батальона Второго Прибалтийского фронта громит Курляндскую группировку врага. Позже в составе Забайкальского фронта сражается на северо-востоке Китая с японцами.

Неоднократно раненый, награжденный орденами и медалями, лишь в феврале 1946 года вернулся в Кимры. Окончил учительский институт, преподавал физику и математику в СШ №13. Стаж педагогической деятельности – 42 года.

О Калининском отряде. «В Калинине был создан партизанский отряд «За Родину!». Он разгромил 11 гарнизонов противника, 14 волостных управ, пустил под откос 130 воинских эшелонов, 2 бронепоезда, провел 178 открытых боев и крупных засад, взорвал 30 железнодорожных и 135 шоссейных мостов, уничтожил 12 танков, 449 автомашин, самолет, свыше 11000 гитлеровских солдат и офицеров».

БЫВШИЕ ПАРТИЗАНЫ В КИМРАХ

В Кимрах после Победы жили, трудились бывшие партизаны и командиры партизанских отрядов.

Андрей Андрианович Александров, ст. политрук, командир партизанского отряда «Народный мститель» 2-й Калининской партизанской бригады (из наградного листа: представление к ордену Красного знамени, а награжден орденом Отечественной войны). Родился в 1910 году, русский, член ВКП(б), участвовал в войне в тылу противника с 9 сентября 1942 года. Направлен Калининским обкомом ВКП(б). Командуя отрядом «Народный мститель», проявил себя образцовым командиром, лично руководил боями, в результате которых нанесены значительные потери противнику. Так, 17.9.42 принимал непосредственное участие в разгроме вражеского гарнизона на ст. Железница Полоцкой железной дороги. 12.10.42 г. – участвовал в бою с немцами близ д. Швары. 28 и 29 января 43 г. отряд оборонял д. Морозово. 1-2.2.43 – двое суток его отряд сдерживал превосходящие силы противника в д. Низинки. Здесь, по приказу командования, его отряд захватил «языка», давшего исчерпывающие сведения о противнике. В результате боев под Низинкой убито 19 немцев. За время командования отряд провел 12 успешных крупных боев, уничтожил 23 моста на Ленинградском шоссе и большаках южной части Пустошкинского района, уничтожил 8 км телефонной связи, захватил продовольственный склад в д. Тимоново, вывез 18 т зерна и уничтожил 20 тонн. Захватил склад картофеля в д. Лопатово, уничтожил огнем и на минах 25 автомашин, 1 бронемашину, 5 мотоциклов, 7 повозок, разогнал 10 волостей в Пустошкинском районе, уничтожил 5 укреп. пунктов и казарм противника. За это время убито 3 бургомистра, уничтожено 10 предателей и изменников Родины. В боях захвачено: 1 пулемет, 3 автомата, 17 винтовок и много боеприпасов. С 11 февраля по 6 июня 43 г. отряд действовал самостоятельно, пройдя через линию наступавших карателей к ним в тыл, первым появившись в районе севернее озера Язно, где и продолжает действовать и до сих пор».

Александров был командиром партизанского отряда с августа 1942 по январь 1944 года. Затем комиссаром 11-й Калининской партизанской бригады. После войны Андрей Андрианович Александров работал начальником отдела кадров фабрики «Красная звезда».

Владимир Николаевич Лоренцсон. Из письма (2.07.1986) подполковника в отставке Н. Шушакова узнаем о деятельности кимрского партизана – Лоренцсона В.Н.: «Высылаю фотокопию рапорта Кубарева И.В. о первом выходе в тыл противника 2-5 декабря 1941 года (написан рукой Лоренцсона В.Н.). Комиссаром диверс. группы Кубарева И.В. был выпускник СШ №13 Лоренцсон Владимир Николаевич 1924 г.р., уроженец г. Новороссийска. Активный комсомолец, инвалид (последствия полиомиелита), в течение двух лет воевавший в партизанских отрядах спецназначения в качестве комиссара и командира группы».

Сергея Георгиевича Жунина (1906-1977), уроженца кимрского села Медведицкое, военная судьба из танкистов определила в партизаны, когда в июне 1941 года его часть попала в окружение в Беларуси. Был командиром прославленной 8-й партизанской бригады, громившей гитлеровцев. Звание Героя Советского Союза присвоено 15 августа 1944 года. После войны полковник Жунин жил и работал в Бресте и Минске.

2020 год – 75-й, юбилейный год Победы. Жители нашей страны и стран, воевавших против фашистов, с благодарностью и почтением вспоминают тех, кто защитил свое государство, а значит, своих родных и близких, от захватчиков. Более 12 тысяч кимряков – солдат, сержантов и офицеров пали на полях сражений, умерли от ран в госпиталях или пропали без вести. Пятнадцать тысяч воинов награждены орденами и медалями. 11 удостоены звания Героя Советского Союза.

На снимке: по ряду свидетельств, в этом здании – Высшего начального училища, шла подготовка партизан из жителей Кимр для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

Историческая справка о Кимрах

3 июня (по старому стилю) 1917 года, в ответ на ходатайство Гражданского комитета и Совета рабочих и солдатских депутатов, село Кимры решением Временного правительства Российской империи было преобразовано в город.

А уже через год в Тверской губернии появился самостоятельный Кимрский уезд. До того времени о существовании крупного торгового села знали не только в России, но и далеко за ее границами. Кимра славилась пошивом обуви, сюда за товаром по главной и доступной водной артерии – Волге съезжались купцы и торговцы.

Конечно же, наш город значительно старше официальных 103 лет, ведь история сохранила документальные свидетельства с упоминанием Кимр в грамотах Ивана Грозного, датированных 1546 и 1549 годами. Богатое село на протяжении трех веков было приписано к дворцовому ведомству и служило наградой за заслуги перед Отечеством тому или иному сановнику.

Самыми знаменитыми владельцами села были вице-канцлер М. Головкин; супружеская чета: граф М. Воронцов (государственный канцлер России) и его супруга графиня А. Скавронская, а также граф Ю. Литта, их зять (потомственный аристократ, рыцарь Мальтийского ордена и вельможа при дворе Павла I), сделавший немало для благоденствия «обувного государства».

В 1846 году местные крестьяне и ремесленники, откупившись, получили свободу из рук владелицы Кимр – графини Ю. Самойловой (урожденной Скавронской). Кимряки заботились о городе, его архитектуре. Центр села застраивался преимущественно каменными зданиями. Возводились новые храмы. В 1914 году в Кимрах благодаря усилиям девяти сельских обществ появился Гостиный двор, построенный в псевдорусском стиле, в годы Первой мировой войны в нем расположился военный госпиталь. В 1915 году в Савёлове начали работать железнодорожные мастерские по ремонту подвижного состава узкоколейных железных дорог. Работали 2 банка, казначейство, кредитное товарищество, из учебных заведений – 4 училища, 2 министерские школы, 5 земских школ. Функционировали богадельни, пожарное депо, электростанция, водопроводная система, библиотека-читальня, ночлежные дома, почтамт.

Пришла революция, стали взрывать православные храмы, из центра города был убран памятник Александру II, национализирована обувная фабрика «Якорь», государству перешел контроль и над мелкими обувными предприятиями. Но появились новые рабочие места – 20 сентября 1925 года открылась швейная фабрика имени Горького. В 1929-1930 годах Кимры являлись административным центром Кимрского округа Московской области. Через пять лет, в 1935 году, была образована Тверская область, и город отошел к Твери.

Обувной «Якорь» после революции стал «Красной звездой». В производстве наметились перспективы по расширению выпуска продукции. Помешала их осуществлению Великая Отечественная война. Тогда пострадали все кимрские производства. Однако в эти тяжелые для страны годы обувщики продолжали выпускать обувь, особенные поставки – сапоги для армии. Победа над фашистами позволила укрепить отрасль. Тогда ее возглавляли фабрики «Красная звезда» и «Стахановец», а также 17 артелей Кимрского кожпромсоюза. С 1957 года система кооперации передала свои предприятия государству. Во время войны из Торопца в Кимры было эвакуировано трикотажное производство, которое стало выпускать перчатки, обмотки для армии. Затем на его базе возникла Трикотажная фабрика, изделия выходили со «знаком качества».

С годами город развивался быстрыми темпами: появлялись новые заводы, фабрики, резко наметился рост численности населения. Механический завод, переименованный в Станкостроительный, стал выпускать новое оборудование: транспортные средства для автоматических линий. А «САВМА» занялась проектированием и созданием высокотехнологичного для того времени оборудования. Четверть объема всей выпускаемой продукции экспортировалось в Англию, Китай, Турцию, Италию и другие страны. Завод тогда производил оборудование для десятков промышленных отраслей. В городе были техникумы, училища, филиалы институтов. Молодежь получала образование и профессии, не выезжая за пределы города.

В настоящее время уделяется внимание развитию города как туристического центра.

А. Столяров: Летопись событий села Кимры Тверской губернии (с октября 1905 года по август 1906 года)

Сегодня мы начинаем публикации малоизвестной для широкой аудитории читателей работы известного кимрского краеведа Алексея Степановича Столярова.
с. Кимры, улица Троицкая с видом на Троицкий собор

Эта документальная хроника описывает очень короткий (менее года) по историческим меркам период в жизни села Кимры с октября 1905 года по август 1906 года. Но значимость событий для потомков невозможно переоценить, ведь менялась целая эпоха: на смену царской России, при которой кимряки достаточно успешно жили, стоили модерновые дома, современные фабрики, вели бойкую торговлю зерном и обувью, пришло что-то невиданное. Тучные для села годы оставались позади, а вперед с черными и красными знаменами выступала Первая русская революция.

Алексей Степанович Столяров

20 октября 1905 г., в 9.30  утра, тысячепудовый колокол Кимрского Троицкого собора возвестил о начале молебна перед призывом новобранцев. Собор переполнен молящимися. В толпе резко выделяются мундиры членов воинского присутствия. Каждый новобранец и его семья спешит ставить свечи пред чтимым явленным образом Спасителя. Горяча и патриотична каждого молитва. Новобранец отдает себя на службу Царю и Отечеству, отец и мать – сына, брат и сестра – своего брата, жена – своего мужа и т.д. Помолившись с искреннею верою в Бога и его святое назначение каждому из нас, отправляются в Кимрское волостное правление для вынутия жребия.

20 октября вечером по улицам села Кимры было шествие манифестантов с красными флагами, фонарями, с пением марсельезы и криками «да здравствует свобода». Около девяти часов вечера у волостного правления, во время произнесения политической речи оратора, неизвестным лицом было произведено из револьвера два выстрела, не причинив никому вреда. Вся многочисленная толпа с площади моментально исчезла.

21 октября гамбургские посадные, частью сапожные и башмачные мастерские не работают с утра. Вновь манифестанты с красными флагами и пением марсельезы. Около волостного правления пред собравшимся по случаю призыва новобранцев многочисленным народом ораторами были произнесены разные политические речи. Между прочим, предлагалось не принимать новобранцам присяги. Конечно, ни один новобранец не только этого не исполнил, но даже не было и покушения к неисполнению священного долга каждого русского человека.

Около трех часов пополудни среди двух красных флагов показались два черных флага с белыми надписями. По требованию манифестантов была духовенством среди площади отслужена соборная панихида по павшим борцам за свободу. В продолжение всего дня производился шапочный сбор в пользу семей павших борцов. Из клуба был вытребован оркестр музыки, и манифестанты под звуки марсельезы мирно двигались по улицам села Кимры.

21 октября, в 8 часов вечера, в помещении Кимрского общества трезвости состоялся первый народный митинг под председательством корчевского врача М.И. Русина, на котором постановлено учредить организационное бюро профессиональных союзов.

22 октября окончился призыв новобранцев. Особенность этого призыва от предыдущих состояла в том, что принято на действительную службу из числа 2-го разряда 20 человек. Вовсе не явившихся к призыву было 10 человек. Причиной неявки послужило отсутствие движения по железным дорогам по случаю забастовки.

22 октября мастерские вновь не работают. С 9 часов утра манифестанты с красными и черными флагами вновь около волостного правления, окружены массою крестьян из соседних деревень, приехавших по случаю базарного субботнего дня. Ораторы по окончании своих политических речей обращались к крестьянам с просьбой завтра собрать как можно более из деревень народу послушать их здесь на площади. Но их митинг был нарушен печальным инцидентом.

На другой площади, около гостиного двора, собралась толпа исключительно из приезжих на базар соседних деревень крестьян, среди которых один, в нетрезвом виде, позволил себе оскорбительно выразиться о Государе Императоре, за что крестьянами был избит до потери сознания и отправлен в земскую больницу. Услыхав крики «долой забастовщиков», манифестанты с флагами немедленно исчезли и весь день нигде не показывались. Носились упорные слухи, что агитаторы из Кимры уехали. Около 10 часов вечера по улицам села Кимры были слышны револьверные выстрелы.

23 октября, около 6 часов вечера, образовалась близ Общества трезвости толпа, среди которой выделялись крестьяне соседних деревень села Кимры. Толпа направилась к дому А.А. Бугриновой. Не найдя в нем ее сына студента Б.И. Бугринова, выбив все стекла, даже выломав рамы, отправилась разыскивать по селу агитаторов. По возбужденному состоянию толпы, видимо, их розыски направлены были к уничтожению самосудом ненавистных им лиц.

Толпа росла и росла, и уже имела несколько сот человек. Подростки продолжали бить у обывателей Ильинской улицы стекла и фонари. Толпа заволновалась, кто-то сообщил, что студенты и прочие мятежники и крамольники находятся в гостинице Черниговской. В несколько минут не стало роскошного подъезда гостиницы и были выбиты в рамах каменьями стекла. Десятки револьверных залпов с берега Волги остановили толпу от погрома. Через несколько минут толпа бушевала перед зданием клуба, требуя оркестр музыки. Забрав с собой оркестр, захватив фонарь, направились в Общество трезвости, откуда взяли портреты Государя Императора, Государыни Императрицы и национальные флаги, под звуки народного гимна манифестанты двигались по улицам села Кимры. К этой толпе присоединились очень многие жители села Кимры. Перед зданием волостного правления и Кимрского общественного банка, по требованию народа, был исполнен несколько раз народный гимн. К 10 часам вечера портреты и флаги были возвращены в Общество трезвости, и толпа начала расходиться. Возвращающеюся по домам толпою были разбиты стекла в доме И.А. Сорокина и Малюгина. Залпы выстрелов моментально рассеяли толпу, тем и закончился погром.

Отмечая в летописи это прискорбное событие села Кимры, не могу не выразить удивления отсутствию убийств, которые, как видит читатель, могли бы быть массовые, в особенности если бы были найдены намеченные толпою лица.

На снимке: Встреча великого князя Владимира Александровича. 1892 год.


Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика