Отец – кожевенник, сын – ученый-физик

Рассказывая историю дома №17а, что стоит на улице Кирова (ранее Конной), мы несколько обошли стороной персону его владельца – Василия Онуфриевича Потапенко, который являлся одним из основателей механизированного производства кимрской обуви.
Василий Онуфриевич Потапенко

Василий Онуфриевич был личностью увлекающейся. Как свидетельствует летописец истории села Кимры Алексей Степанович Столяров, отец дал Потапенко неплохое образование. Василий окончил курс в московском коммерческом училище, стал главным управляющим отцовского завода. Первое время, по заведенному правилу, ежедневно верхом в сопровождении охотничьих собак являлся в контору к отцу для доклада. Но постепенно, так как отец часто бывал в разъездах, доклады эти прекратились.

Страстью Василия была охота, чему немало способствовали окрестности села – озера, реки, леса, изобилующие дичью и птицей. Занимался он также, близ завода, ловлей рыбы, и дело это поставил на широкую ногу. По дошедшим до нас сведениям, один невод был шириной во всю Волгу. Покупателями рыбы были преимущественно содержатели гостиниц, трактиров, частные торговцы.

Увлекся управляющий, и достаточно серьезно, созданием при заводе пожарной дружины. Был приобретен пожарный инвентарь, лошади для выезда на пожары как в Кимры, так и в соседние деревни.

Помимо работы на отцовском заводе, Василий вел широкую коммерческую деятельность, содержал обжигательную яму извести. Не чужды ему были и общественные интересы. В январе 1906 года в помещении Кимрского волостного правления состоялось учредительное собрание кимрского отделения умеренно-прогрессивной партии. Председателем был избран Василий Онуфриевич.

Потапенко – одно из интереснейших кимрских семейств, представители которого оставили яркий след в кимрской истории.

Автор серии очерков Г.И. Крюкова, в то время сотрудник Кимрского краеведческого музея, пишет в статье, опубликованной в марте 2008 года в нашей газете: «К сожалению, до недавнего времени практически не было данных о дальнейшей судьбе членов этой семьи. Но неожиданно в музей пришло письмо из Канады. Автором его оказался внук Василия Онуфриевича Потапенко – Феликс Витольдович Каминский. Завязалась переписка». Мы не знаем детали этой переписки, увы, Галины Ивановны уже нет в живых. Однако известно, что была предложена помощь в восстановлении фамильного особняка семьи Потапенко на ул. Урицкого (бывший ресторан «Лада»).

С приходом в нашу жизнь Интернета мы можем многое узнать о прошлом. Например, Википедия сообщает, что родившийся в Кимрах в 1884 году сын купца-кожевенника Василия Онуфриевича Потапенко и Любови Меснянкиной стал известным американским физиком.

Геннадий Васильевич Потапенко

Геннадий Васильевич Потапенко окончил 8-классную классическую гимназию в Москве, поступил в МГУ. В студенческие годы проявил склонность к научной работе; окончил университет в 1914 году с серебряной медалью и был оставлен на факультете для подготовки к профессорской деятельности. Блестящая карьера ученого: премия по физике Российского научного общества за 1928 год, а через год рокфеллеровская стипендия, позволявшая в течение года стажироваться в зарубежных лабораториях.

В СССР Потапенко не вернулся не по политическим соображениям, у него банально не нашлось достаточной суммы на обратный билет. Он и его родственники обращались в МГУ и другие организации в СССР, но ответа так и не получили.

После трех месяцев ожидания Геннадий Потапенко принял приглашение остаться в Калифорнийском технологическом институте на постоянную научную и профессорскую работу. Г.В. Потапенко в некоторых публикациях упоминается как радиоастроном, но сфера его научных интересов была очень широкой. Для ученого было характерно исследование сразу нескольких проблем, часто в разных областях, но так или иначе связанных с использованием радиоизлучения УКВ. Практически все работы Потапенко нашли практическое применение еще при жизни ученого. Его можно считать создателем современных радаров.

Скончался и похоронен уроженец села Кимры Корчевского уезда Тверской губернии в 1979 году в городе Глендэйл, штат Калифорния, округ Лос-Анджелес.

На снимке: Василий Онуфриевич Потапенко поставил рыбную ловлю на широкую ногу, один невод у него был шириной во всю Волгу.

В доме Василия Потапенко больше века строчили машины

ХХ век село Кимры, в котором проживало почти 10 тысяч человек, а это в три раза больше численности населения уездной Корчевы, встретило на высоком экономическом подъеме.

Стремительному развитию села способствовали значительные армейские заказы периодов Крымской, русско-турецкой (1877-1878 гг.) войн. Обширная торговля хлебом сосредотачивала в селе большие капиталы. Многочисленные базары вызвали мощное развитие пошива и торговли готовым платьем.

Еще в 1635 году «Гришка Федоров, прозвище Лахиревский, Гришка Савельев, Петрушка Митрофанов да Панка Спиридонов» взяли на вооружение это ремесло. Через 75 лет, в 1710 году, швед Стралленберг, побывавший в Кимрах, писал: «Здесь, в этой местности, находятся лучшие сапожники, портные и другие ремесленники, известные по всей России и считающиеся самыми искусными». В 1891 году вместе с пришлыми мастерами у нас работало 77 портных. Они шили самую разную одежду: от простого крестьянского белья до модных городских кафтанов.

Портновский промысел с давних пор был отхожим. Но во второй половине ХIХ века оседает на месте. А с открытием железнодорожного сообщения с Москвой смётанные в Кимрах костюмы отвозили на примерку столичным заказчикам. Факт, указывающий на известность и востребованность кимрских мастеров портновского дела. Крупную торговлю готовым платьем вели в селе отец и сын Федоровы, Василий Федорович и Егор Васильевич, а также Матвей Ефимович Сомаданов, Василий Степанович Портнов и другие. Изготовлением шапок и картузов занимались девять мастеров. Среди них Осип Артемьевич Пархалин, Мария Ильинична Громова.

В конце ХIХ века в Кимрах достигла расцвета капиталистическая мануфактура, базировавшаяся на ручном способе производства при широком разделении труда. Но кимрской промышленности уже тесно становится в рамках мануфактуры. И приходит время фабричной индустрии, а железная дорога окончательно ликвидирует относительную замкнутость села.

До появления в 1907 году механической фабрики «Якорь» в Кимрах существовали четыре предприятия фабричного типа. Это гамбургская мастерская А.И. Шульца, на которой трудилось более 50 рабочих и производилось обуви на 12000 рублей. На такую же сумму изготавливалась обувь в мастерской И.И. Жукова. Доход в 23000 рублей приносила каждая сапожная мастерская К.И. Зайцева. В числе этой четверки и фабрика Василия Онуфриевича Потапенко, одного из сыновей владельца кожевенного завода в Абрамове Онуфрия Васильевича Потапенко. И дом №17-а по улице Конной (сейчас Кирова) – свидетель жизни и предпринимательской деятельности Василия.

Сейчас здание встречает горожан светлым, нарядным фасадом

Сегодня левый угол дома по фасаду первого этажа занимает уютный магазинчик «Цветы». Рядом еще один магазин, с говорящим названием «Еврообувь». Второй этаж тоже занят под торговлю, а в большой части здания располагается фабрика полевого и геологического снаряжения. Обосновалась она в этих стенах в 1969 году на базе прекратившего свое существование кожевенного завода – городского промышленного комбината. Можно посчитать, что более 100 лет под крышей этого здания стучат станки. Пустил их первым Василий Онуфриевич Потапенко.

Первые годы ХХ века. В сапожных мастерских появляются обувные машины для выполнения отдельных операций. Ранее других, как пишет в своих исследованиях А.З. Суханов, ими обзаводится Василий Потапенко. Но работа на них поначалу не ладится, и он медлит с открытием фабрики, присматривается к другим промышленникам, и только в 1908 году пускает маленькое производство, оснащенное десятью машинами. Работало на нем четыре человека, и первое время производство приносило убытки. Было это следствием неподготовленности рабочих, из-за чего, по словам фабриканта, «происходила громадная порча товара и машин». Но потом все же Потапенко ставит для фабрики каменный корпус по адресу: ул. Конная, 17-а – и расширяет производство. В 1911 году у него работает уже 25 человек, а выпуск обуви составил 8400 пар.

На снимке: дом Василия Онуфриевича Потапенко изначально был неоштукатуренным.

Пусть уже в доходный дом вернется «Пятерочка»!

Следуя по правой стороне улицы Володарского (изначально Большой) по направлению к реке Кимрке, мы проходим место, где ранее была гостиница, принадлежавшая Ивану Михайловичу Тупицыну.

Сейчас вместо нее проезд, соединяющий две параллельные транспортные артерии центральной части нашего города. Сокращая дорогу, можно легко перебраться на улицу Кирова (бывшую Конную), а в начале пути мы увидим неухоженные старинные дома, сохранившие остатки прежнего благородства.

Ярким представителем кимрского каменного модерна считается доходное здание, которое до недавнего времени все звали «Пятерочкой в центре», да и теперь так называют, несмотря на запустение, случившееся с магазином после пожара. Историческое здание магазина с адресом: ул. Володарского, д.10 – внесено в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации как составляющая ансамбля городской усадьбы конца XIX – начала XX века и  является памятником градостроительной архитектуры регионального значения.

Вот тут-то и вкралась путаница с адресами: в карточке объекта указано «ул. Урицкого, д. 1/10» и вместе с бывшей «Пятерочкой» в ансамбле числятся жилой дом, ворота и хозпостройка.

Но нас интересует именно магазин, построенный в своеобразном, любимом кимряками стиле, важно указанный в исторических документах как «доходное здание». В начале XX века в нем торговал кожевенными товарами предприниматель Григорий Иванович Романков. Кожевенную, рыбную, шорную торговлю держала Александра Ивановна Шкварина и другие, т.е. в здании всегда был и, скорее всего, останется магазин.

Долгое время кимряки называли его по номеру объектов Кимрторга просто «одиннадцатый». Там можно было купить продукты и напитки, в том числе и алкогольные. Граждане советской эпохи даже шутили: «Куда Ленин в Кимрах показывает рукой?» Ответом было: «На одиннадцатый магазин!» Тут все совпадало: и рука вождя мирового пролетариата, и указующее направление, и даже цифры: водку в СССР тех времен начинали продавать с 11 часов.

С появлением торговых сетей в центре Кимр появилась нарядная «Страна Геркулесия», а потом в историческое здание магазина въехала современная «Пятерочка». Она была любимой и популярной до страшного пожара, случившегося в крещенскую ночь 2018 года. Тогда огнем была полностью уничтожена вся внутренняя часть здания и его кровля. Остались только крепкие стены, построенные из красного глиняного кирпича, в стиле кирпичной эклектики, очень популярного в те времена архитектурного стиля. Изучая по фотоснимкам первоначальный облик здания, можно заметить, что оно не было оштукатурено. Лишь в советские годы красный кирпич оделся в гипсовую штукатурку и стены приобрели тот вид, который имеют сейчас.

Композиция главного, юго-восточного фасада симметричная, делится на пять осей-прясел, самое широкое, центральное, увенчано фронтоном-щипцом со шлейфовым орнаментом, имитирующим ренессансные мотивы в европейской архитектуре. Остальные малые четыре щипца украшены подобным орнаментом, но декор здесь чуть проще. С левой стороны у здания имеется каменная въездная арка во двор, когда-то закрывавшаяся тяжелыми коваными воротами.

Цветовое решение для фасада на момент 1914 года было отличным от современного: рамы торговых лавок были покрашены охрой (бежевый цвет), въездные ворота кованые, крашенные в черный цвет, кровля фальцевая, выкрашена в зеленый цвет. В наши дни здание желто-белое, как и многие фасады в Кимрах.

Наутро после пожара, 19 января 2018 года, историческое здание выглядело таким образом

После пожара 2018 года доходное здание долгое время стояло без крыши. Любители кимрской архитектуры и краеведы стали опасаться, что его ждет судьба Гостиного двора и Торговых рядов, но все оказалось не так уж и плохо. Собственник частично восстановил дом, вернув ему фланцевую историческую крышу, которая была на доходном здании первоначально. Интересную историю рассказывают волонтеры – участники проекта «Том Сойер Фест Кимры». Пожар в здании с магазином «Пятерочка» окончательно убедил неравнодушных граждан в том, что кимрскую архитектуру необходимо спасать. Погоревав на пепелище, ребята решили перейти от слов к делу и начать приводить в порядок старинные дома. Так в Кимры пришел известный на всю страну фестиваль восстановления исторической среды.

В этом году волонтеры уже второй раз распахнули для кимряков (и не только) свои двери на улице Московской – сосредоточении кимрского модерна. А за доходным зданием, которое еще называют «торговые лавки», добровольцы пристально следят и надеются, что ему вернут прежний, парадный вид.

Вместе с местными томами сойерами и нам хочется верить в то, что и фасад, и интерьеры лавок владелец восстановит. Поэтому желаем собственнику удачи, терпения и побольше финансовых возможностей.

На снимке: до советского периода торговые лавки в Кимрах красовались фасадами из красного глиняного кирпича.

Непохожий на себя дом Богомолова и гостиница, которой больше нет

К сожалению, о первом владельце этого дома, стоящего по соседству с домом Совалина на бывшей Большой, а ныне улице Володарского, мало что известно.

История скрывает его биографию, а фамилия Богомолов достаточно распространенная на Руси. Судя по  данным из Единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации можно сделать вывод, что человек с «божьей» фамилией жил в середине-конце XIX века.

«с. Кимра. №7. Вид с Соборной колокольни к северу». Открытка изд. С.И. Столярова, 1900-1917 гг.

Он построил жилой дом, градостроительные характеристики которого участвуют в формировании фронта застройки и панорамы улицы Володарского. Основной объем здания расположен главным южным двухэтажным фасадом по красной линии. К зданию постройки середины XIX века были пристроены деревянные сени вдоль дворового северного фасада.

Композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов традиционное для того времени: семь оконных осей главного южного фасада с ризалитом в центре в три оси, гладкий фриз в венчающей части, междуэтажный и венчающий профилированные карнизы, ленточный руст стен первого этажа по главному фасаду. Первоначальное колористическое решение фасадов неизвестно, так как скрыто под позднейшими слоями.

Сухие данные архитектурных экспертов скрывают историю этого здания, а она показательна для нашего города, который до революции 1917 года оставался селом. Нравы же у кимряков были городские, как и образ жизни. Судите сами, «Деловой спутник по Северному краю и Верхнему Поволжью» за 1911 год сообщает, что в доме Богомолова на Большой улице, в магазине М.Н. Соболевой в большом ассортименте стенные и карманные часы, граммофоны, двухсторонние пластинки разных фабрик. Кроме того, в мастерской при магазине можно починить часы, золотые и серебряные вещи, выполнить золочение и серебрение, вставить камни в золотые и серебряные изделия, починить граммофоны всех систем. А при покупке граммофонов предоставляется рассрочка платежа от 5 руб. в месяц или 1 руб. 25 коп. в неделю. Словом, все к услугам покупателей.

Надо сказать, что культура торговли и обслуживания в селе на рубеже ХIХ-ХХ веков была на высоком уровне. Об этом могут свидетельствовать те же товарные чеки, расчетные документы, бланки, на которых всегда помещен, как бы мы сказали сегодня, логотип заведения с четко прописанным адресом и фамилией владельца. Как видите, жизнь кимрского обывателя совсем не походила на быт крестьян большинства российских деревень и сел. Городской стиль, городские запросы здесь давно пустили свои корни.

Так и был бы дом Богомолова двухэтажным, но в марте 2014 года случился пожар, огнем была уничтожена кровля, дощатая пристройка к дому, повреждена внутренняя отделка второго этажа. Современный владелец решил дом с культурной историей восстановить, но что-то ремонт затягивается. Сейчас это долгострой с историческим основанием в два этажа и современной надстройкой третьего. Мелкие лавочки-офисы занимают первый этаж здания. Тут можно заказать пластиковые окна, купить табачные изделия, а по соседству попробовать и приобрести кондитерские изделия кимрского производителя. Неплохой, кстати, гостинец с местным вкусом для заезжих туристов.

Интересное упоминание о нравах кимряков мы встречаем в книжице записок купца Малюгина «Статистико-этнографическое описание села Кимра 1865 г.». Он пишет, что были уездные города, которые гораздо обширнее, лучше и богаче будут села Кимра. И потому этому селу вполне стоило бы быть если не городом, то, по крайней мере, посадом с правами городскими. Люди, имеющие хорошее состояние, одеваются в селе Кимра ничем не хуже городских купцов. Из других источников мы узнаем, что к концу XIX века в Кимрах существуют 4 гостиницы, 3 винных склада и до 20 винных лавок.

ГОСТИНИЦА, КОТОРОЙ НЕТ
Улица Большая с видом на гостиницу (сейчас там ее нет) и дом Богомолова

Прохода, который сегодня соединяет улицу Володарского с улицей Кирова, на рубеже ХIХ-ХХ веков не было. Это можно видеть на сохранившихся фотографиях. А стоял здесь красивый двухэтажный дом, в котором Иван Михайлович Тупицын (не путайте с сыном, Николаем Ивановичем) держал доступные по ценам номера и койки для купцов. Позади здания стояло тоже каменное, двухэтажное, которое Тупицын-отец использовал для проживания приезжающих. Были в них и буфет, и кухня. Здания окружал сад с беседками и клумбами. С приходом теплых дней начинало работать летнее кафе. Территория освещалась электричеством.

На снимке: глядя на соседа, современный владелец дома Богомолова надстроил третий этаж. Июнь 2019 г.

 

Дом Совалина, нахлобученный профлистом

Следующий дом, расположенный рядом с почтой на улице Володарского (бывшей изначально Большой), известен как дом владельца кирпичного завода Николая Сергеевича Совалина.

Вроде бы для богатого села Кимры, где много строились, вполне себе солидное занятие. Но бизнесом интересы Николая Сергеевича не ограничивались.

Его деловые качества нашли себе достойное применение в работе на благо общества, как говорили наши предки. Так, волостной сход, собравшийся 8 января 1906 года (ст. ст.) единогласно избрал Совалина на должность волостного старшины, которую он исполнял к тому времени уже 15 лет. Ему была объявлена благодарность за примерную службу и принято постановление ходатайствовать через земского начальника о предоставлении к награде. Активно участвовал Совалин и в работе пожарной дружины.

На общем собрании дружинников 17 июня 1890 года был избран старостой трубного отряда. А когда был решен вопрос о сооружении в Кимрах Преображенского храма, возглавил строительную комиссию. Это был деятельный, неравнодушный к судьбе родного села человек.

Есть данные, что родился Николай Сергеевич Совалин 7 декабря 1860 года в с. Кимры Корчевского уезда Тверской губернии. Женился на Клавдии Доримидонтовне, 1866 г.р., уроженке Кимрской волости. Их дочь Серафима Николаевна Совалина вышла замуж за Макария Сергеевича Дорогутина, представителя знаменитого рода промышленников из Калязина. С этой фамилией связано крупное кожевенное производство, а один из Дорогутиных, Алексей Петрович, был городским головой города Кашина.

Кимряки всегда любили массовые мероприятия. По улице Большой стройно идут бравые пожарные

Но давайте вернемся в Кимры. Дом, который был построен во второй половине XIX века, предполагался как жилой с первым этажом, отданным под торговлю. В десятых годах прошлого века здесь располагался один из магазинов широко известного торгового дома «Н.Евреинов и сын» с большим ассортиментом различных товаров.

В частности, в магазине продавались гастрономические товары московского приготовления. Русские и иностранные вина, водки, ликеры, настойки. Колониальные, бакалейные, мучные, хлебные товары. Парфюмерия, как гласила реклама, высшего качества.

В советское время он сохранил свое жилое назначение, в доме с печным отоплением и без удобств селились обычные советские граждане. Шли годы, когда-то добротный особняк ветшал, а потом случился пожар и уничтожил деревянную крышу постройки. К тому времени объект уже попал в списки зданий, охраняемых государством, имел порядковый номер 6902080000 и непрезентабельный вид. Хотя в реестре его гордо называли «Памятник градостроительства и архитектуры». Несомненно, здание представляет для Кимр историческую и архитектурную ценность, но новые владельцы не стали много переживать по этому поводу.

В нарушение охранных обязательств дому Совалина надстроили третий этаж из металлического профиля и накрыли все это массивной крышей из профлиста. Дом также изрядно поправился вширь, превратившись в торговый центр.

Сейчас там можно пройти медицинскую диагностику, купить выпечку, полуфабрикаты и лекарства в аптеке. Потерявшийся как объект культурного наследия, выпавший конструктивно из ряда исторической кимрской застройки, он все же является неотъемлемой частью современного города.

Можно много спорить о том, как правильно сохранять старинный облик наших зданий и улиц, но обычные жители Кимр, которые посещают учреждения и магазины в бывшем доме Совалина, не слишком печалятся об изменившемся доме. Он чистый, нарядный, ухоженный. Людей ведь сейчас больше интересуют бытовые проблемы.

А культурные развалины… Что тут скажешь. Наблюдая десятилетиями за обветшанием центральных улиц, невольно вспоминается русская народная грусть: «Не жили богато, нечего и начинать».

На снимке: два оставшихся этажа дома Совалина, с исторической пристройкой и новоделом – третьим этажом.

Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика