Архивы История - Кимры Сегодня
Была улица Большой, стала – Володарского

Диалог прошлого с настоящим продолжается на улице Володарского. Моисей Маркович Гольд-штейн – такова настоящая фамилия того, чьим именем названа улица, – был видным революционным деятелем, активным участником Октябрьского вооруженного восстания 1917 года.

После Октябрьской революции – комиссар по делам печати, пропаганды и агитации, редактор «Красной газеты». 20 июня 1918 года по дороге на митинг убит эсером.

В знак признания заслуг его имя начинают присваивать образовательным, общественным, культурным учреждениям, переименовывать в его честь улицы, площади, проспекты. Не остались в стороне и Кимры. В 1925 году улица Большая – одна из старейших и к тому времени красивейших и респектабельных получает его имя.

А вот когда кимряки дали первоначальное имя центральной улице села, сказать трудно. Известно, что в старину здесь проходила дорога на Корчеву. По преданию, при боярине Федоре Петровиче Салтыкове, владевшем селом с 1684 по 1697 год (после его смерти вотчину унаследовал сын Василий), там, где сегодня стоит кирпичный остов водонапорной башни, стояли «заставные ворота». И всякий, кто ехал торговать на кимрском базаре (а торжок, и немелкий, на реке Кимерке отмечен уже в грамоте Ивана Грозного от 1546 года), был обязан уплатить со всех перевозимых товаров «мыт», то есть дорожную пошлину. С людей, сопровождавших товары, брали «головщину». Тяжелые ворота не открывались до тех пор, пока салтыковские люди не получали все, что следовало.

Всех же пошлин на Руси в XVII веке насчитывалось до 40 видов.

Вот некоторые из них: подужное, полозовое, побережное, посаженное. Появление торговца на торжке являлось основанием для взыскания с него «явки». Деньги, и немалые, шли владельцу села. Но перепадало и кое-кому из местных жителей.

В то время сбор пошлины был возложен властью на само население. Оно выбирало из своей среды на роль таможенного головы самых «добрых», т.е. самых богатых людей. Иногда, как это было в Кимрах в 1549 и 1635 годах, сборы пошлин брали на откупа оборотистые дельцы. Таким, по всей вероятности, был таможенный дьячок Захарко Башилов, о котором мы впервые узнаем из Кашинской Писцовой книги 1628 года. О размерах его состояния на тот момент судить не можем, но потомки его в XIX веке пожертвовали на строительство Покровского собора 100 тысяч рублей.

Водонапорная башня на месте заставных ворот

Вернемся к заставным воротам. В XVII веке ими заканчивалось с северной стороны село Кимра.

Скорбященская церковь до реконструкции

Прошло 200 лет. Село расширилось в своих границах, улица Большая вытянулась до кладбища, которое находилось при церкви «Утешение всех скорбящих» или, как ее называли, «Скорбященской». Кладбище было обнесено каменной оградой, длина которой превышала километр, и считалось самым крупным в селе. Хоронили на нем жителей Троицкой стороны. Сегодня это территория городского парка.

Скорбященская церковь после реконструкции, конец ХIХ века

Напротив кладбища находились огороды Болдакова, которые снабжали село круглый год овощами. На углу с улицей Бутырской (ныне ул. Некрасова) в одном из домов купца Абанина располагалась канцелярия станового пристава I стана Корчевского уезда и контора нотариуса. Проезжая часть улицы от центральной, Соборной, площади, до улицы Бутырской, была вымощена булыжником. Дальше шла без покрытия.

И вот что любопытно: улица Большая, единственная, проходила как по Троицкой стороне села, так и, «перешагнув» через Кимрку, по Вознесенской. Не отсюда ли и название?

В позапрошлом веке в начале улицы стояли приземистые домишки. Вывеска на одном из них сообщала: «Ведерная лавка Пустовалова». И вообще, каких только промысловых и торговых заведений здесь не было. На очередной вывеске было тщательно выведено: «Филипп Михайлович Лясников, кустарь дамской обуви». Житель улицы Василий Иванович Калашников занимался оптово-розничной хлебной торговлей. В придачу к ней владел и большим конным извозом.

Фирма «Илья Михайлович Камчаткин с сыновьями» владела на улице складами с мужской, дамской и детской обувью всевозможных сортов как собственного, так и кустарного производства. Торговал Камчаткин в гостином дворе в Кимрах и на Нижегородской ярмарке. Дом его (Володарского, 40), что на перекрестке с улицей Мещанской, ныне Радищева, несмотря на следы, оставленные временем, дает представление о вкусах хозяина и возможностях жить «по-городскому». В доме этом, кстати, одно время располагался Кимрский народный музей.

В период смены государственного строя в современной России дом Камчаткина был жилым, вот только жильцы относились к нему не по-хозяйски. В итоге историческое здание пришло в упадок и было признано аварийным. Владельцев квартир расселили за государственный счет, дом опустел, потерял кровлю, окна и двери. Через некоторое время памятник культурного наследия «Дом Камчаткина, 2-я пол. XIX — нач. XX в.» город выставит на торги, ведь на то, чтобы хоть как-то содержать его, в муниципальном бюджете средств нет. Тем более нет средств и на восстановление, ведь каждый этап реконструкции памятника, от проекта до начала работы, требует миллионных затрат.

Очень жаль, что для кимряков, живущих в XXI веке, красивые дома предков стали вроде «чемодана без ручки»: и нести тяжело, и бросить жалко.

Но так было не всегда. На смене эпох, более 100 лет назад, облик улицы Большой существенно меняется. Вместо приземистых домишек вырастают богатые купеческие особняки, выстроенные на городской манер и придающие улице необычайно респектабельный вид. Даже сегодня, несмотря на всю запущенность и обшарпанность, в них все еще чувствуется стать владельцев и стиль времени.

На снимке: приземистые домишки на Большой улице в Кимрах ХIХ века.

Гостиный двор, «краснуха», памятник культурного наследия

ХРОНИКА РАЗРУШЕНИЯ

В 1993 году в Гостином дворе происходит пожар, после которого здание так и не было восстановлено. Последний магазин выехал оттуда в 1995 году, а затем, в духе лихих 90-х, началась активная мародерная разборка, в результате которой здание лишилось рам, дверей, полов, декоративных элементов интерьера, а после и крыши. Как известно, крыша для дома, как вода для рыбы – строение без него погибает. В брошенных башенках на высоте дети устроили шалаш, после чего одну из них и сожгли. Затем охотники за металлом сняли кровлю и со второй башенки, и со всего остального.

Примечательно, что в перечень объектов историко-культурного наследия исторических городов Тверской области в качестве памятника истории и культуры местного значения кимрский Гостиный двор включен постановлением Законодательного собрания Тверской области от 27 мая 1999 года №296П-2. К тому времени здание давно уже утратило первоначальный облик, и кимрская молодежь звала его не иначе как «краснухой». С момента своего появления на свет кимряки и кимрячки, рожденные в 90-х и позже, могли видеть на главной площади родного города только руины из красного кирпича. Они никогда не знали величественного, нарядного Гостиного двора – того, который построили их предки.

На переломе веков Кимры получили позорный статус «малой столицы наркомании» – в холодных брошенных комнатах «краснухи» жгли костры и тут же готовили дозу наркоманы, проходить вечером мимо остатков здания стало опасно, несмотря на то, что местный отдел милиции был совсем близко.

К 2010 году совместными усилиями ситуацию в Кимрах удалось изменить. Правоохранительные органы, органы исполнительной и судебной власти при поддержке антинаркотических молодежных и общественных организаций, православной церкви, СМИ очистили город от наркоторговцев. К этому времени Гостиный двор сменил несколько арендаторов, которые с ходу «брались» восстановить для коммерческих целей лакомый объект, но все их мечты остались нереализованными.

БЕЗ НАДЕЖДЫ

В 2007 году комитет по управлению имуществом администрация города Кимры сумел продать объект московской фирме «Стройпрогресс», но в 2017 году два условных объекта «Гостиный двор» и «Торговые ряды» решением арбитражного суда Тверской области изъяты из собственности объектов культурного наследия.

Заявителем в суде было Главное управление по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области, иск которого к собственнику удовлетворен 11 декабря 2017 года.

Для непосвященных в детали этой странной истории информация может показаться оптимистичной, но на самом деле она печальная. Министерство имущественных и земельных отношений Тверской области должно было после решения суда разработать порядок изъятия объектов культурного наследия у собственника. После этого требовалось провести оценку объектов, объявить аукцион или конкурс, потратить областные деньги на все эти процедуры и ждать желающих купить кимрские руины.

До смены собственника ответственность за сохранность объектов, за обеспечение их защитного статуса, за все, что должно было соблюдаться ранее, несет ООО «Стройпрогресс». Да-да, тот самый бывший собственник, у которого год назад суд изъял «Торговые ряды XIX в.», «Гостиный двор, 1914 г.».

В 2018 году конкурс так и не состоялся, но в Главном управлении по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области говорят, что в 2019 году его все же проведут. Очень большой вопрос: купит ли кто эти объекты в таком виде, но при охранном государственном статусе «памятник культурного наследия»?

Обрывки строительной сетки, обломки красного кирпича – такой сейчас Гостиный двор («краснуха», памятник культурного наследия)

В наши дни здание представляет собой жалкое зрелище. От великолепного дворца остались одни стены, часть которых уже рухнула, но Гостиный двор, даже распотрошенный, все равно смотрится величественно. Здание из визитной карточки превратилось в боль Кимр, в ее «маленький Сталинград сорок третьего» – так сейчас часто называют развалины на Театральной площади в Кимрах. Но красные кирпичи, в которых еще угадываются контуры благородных зданий, служат напоминанием о былом величии столицы сапожного царства, которое стало красивой легендой, как и кимрский Гостиный двор, похожий когда-то на московский ГУМ.

АРХИТЕКТУРНОЕ ОПИСАНИЕ ГОСТИНОГО ДВОРА

А теперь давайте более подробно обратимся к описанию этого величественного здания. П-образный в плане объем решен симметрично. Горизонтально-протяженные двухэтажные объемы боковых крыльев компонуются вокруг центральной трехэтажной части. Центральная часть имела 4-скатную кровлю, выполненную в виде «епанчи», фланкированной двумя башенками с шатрами и шпилями. Материал покрытия – железо. Боковые крылья были с двускатными кровлями: со стороны главного фасада кровли завершались вальмами, а со стороны дворового – фронтонами. Кровля «епанчи» была двухцветная: центральная часть зеленого цвета с узором в шашечку, боковые части темно-красного цвета. Ранее, в дореволюционный период, кровля имела зеленый цвет, а шашки центрального шатра «епанчи» – синий и белый цвета с чередующимися кругами посередине: на синем – белый круг, на белом – синий. Декор фасадов сухой, дробный, выдержан в неорусском стиле. Здание выполнено из красного глиняного кирпича. Дворовые фасады почти лишены декора.

На нижнем этаже кирпичная кладка скрыта под обмазкой, стены побелены. По первоначальному проекту фасады здания должны были быть полностью оштукатурены и покрашены охрой (как ГУМ в Москве). Вход подчеркнут высокой аркой (в высоту двух этажей), архивольт которой опирается на мощные «катушечные» колонны. По центру на первом этаже входная группа с дорическими пилястрами; дверной проем с узкими окнами по бокам. Узкие окна второго этажа поставлены очень часто, таким образом, их наличники декорируют всю поверхность стены. В широких междуэтажных и венчающих карнизах использованы поребрики, пояса ширинок. Центральная часть Гостиного двора – трехэтажная, окна третьего этажа имеют арочные перемычки. Их наличники составляют своего рода аркатурный пояс с килевидными навершиями в форме церковных закомар. Оконные и дверные заполнения не сохранились, они выдержаны в модерновом стиле с частыми членениями расстекловки.

Планировка интерьеров – анфиладная, в центральной части расположен высокий вестибюль с железобетонной лестницей (ранее не существовавшей), опирающейся на своды Монье. Помещения первого этажа перекрыты сводами Монье. В центральной части на полу первого этажа уложена венская плитка, трехцветная: восьмиугольная светло-желтая и голубая с квадратными темно-фиолетовыми вставками. Плитка эта произведена на гремевших тогда на всю Россию керамических заводах Джевульского и Лянге в городе Славянск (Украина). На лестничной площадке и втором этаже – плитка 10х10 см коричневого цвета. Конструктивная система здания – бескаркасная с несущими каменными стенами, выполненными из глиняного обожженного кирпича. Пространственная жесткость здания обеспечивается совместной работой продольных и поперечных несущих каменных стен, лестничных блоков и междуэтажных дисков перекрытия. Центральный высокий вестибюль с порталом имеет крестовый свод.

На снимке: Вид на Гостиный двор с Соборной площади. На заднем плане видны Покровский собор и Троицкая церковь.

Гостиный двор, «краснуха», памятник культурного наследия

В начале мая 1767 года из Твери вниз по Волге отправилась флотилия из пяти галер и шести транспортных судов.

На первой галере «Тверь» находилась сама императрица Екатерина II. О том, как проходило это путешествие, подробно рассказал в своих записках граф Владимир Григорьевич Орлов: «После обеда (4 мая), проезжая Кимру, принадлежавшую прежде Михаилу Ларионовичу Воронцову, которая очень прекрасное расположение имеет, смотря с реки, сошли на берег с Захаром Григорьевичем Чернышевым, прошли сквозь село, осмотрели очень хорошую для деревни каменную церковь, начатый очень хороший гостиный двор и сделанную через деревню хорошую новую дорогу, зачата также очень хорошая каменная ограда около деревни…»

Это одно из первых упоминаний гостиного двора в селе Кимры. В октябре 1762 года владелицей села стала Анна Карловна Скавронская. Супруг ее, канцлер Михаил Илларионович Воронцов, вступив в хозяйственное управление вотчиной своей жены, предпринимает ряд мер для повышения доходности имения. Меры эти, в частности, распространялись на развитие сапожного промысла и оживление торговли. Граф закладывает на самом видном и удобном месте за свой счет 30 каменных лавок и начинает раздавать крестьянам под их взаимное поручительство деньги на ведение торговых операций. Смерть помешала Воронцову закончить строительство. Оно было завершено его супругой. И красивый гостиный двор, явление редкое для села, становится со временем центром оживленной торговли.

Более ста лет простояло воронцовское детище. Оно не раз горело, ветшало год от года и к началу XX века уже потеряло прежний вид, плохо гармонировало с монументальным Покровским собором и другими строениями. Принимается решение построить на его месте новый, более пышный и просторный Гостиный двор, который бы соответствовал набравшему обороты кимрскому купечеству. И к началу первой мировой войны на Соборной площади вырастает здание, которое на долгие годы становится визитной карточкой Кимр.

ТОТ ГОСТИНЫЙ ДВОР, ЧТО ОСТАЛСЯ В ПАМЯТИ

Новый Гостиный двор, построенный в неорусском стиле из красного кирпича, привлекал внимание старинными формами, островерхими шатровыми башенками, которые ставились в старину на боярских хоромах. Надо сказать, башенки – одна из любимых архитектурных деталей кимрского зажиточного люда. В Древней Руси похожие башенки служили составной частью крепостных стен городов.

Журнал «Огонек» 12 января 1914 года писал: «Здание это выстроено на средства сельских обществ вотчины графини Самойловой. Оно освещается электричеством и заменяет для Кимр сельскую электростанцию. Ряды являются настоящим гостиным двором для целого округа, включая в своих магазинах все необходимое для населения».

Вот, для примера, расположившийся в гостином дворе «Мебельный, зеркальный и иконно-киотный магазин» И.В. Щекачёва. Пространная реклама предлагает покупателям богатый выбор мебели, зеркал, кроватей, мраморных умывальников, кстати, и по заказу. А также ковры, дорожки, бархатные и репсовые шторы, дорожные сумки и ученические ранцы, коляски и детские велосипеды, картины, рамы из багета готовые и на заказ, памятники, кресты, саквояжи и прочие товары. Ассортимент отнюдь не крестьянский. Недаром считалось, что в Кимрах традиции городской жизни старше самого города. Началу строительства
Гостиного двора предшествовала серьезная подготовительная работа. Представители деловых торгово-промышленных кругов во главе с богатым купцом Василием Дмитриевичем Собцовым осмотрели пассажи и новейшие универсальные магазины Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода и только после этого приступили к работе над проектом.

По замыслу двухэтажные каменные корпуса образовывали замкнутый прямоугольник. Внутренний двор по примеру пассажа Солодовникова и Верхних торговых рядов Москвы (мы знаем их как ГУМ) должен был перекрываться дугообразной застекленной кровлей.

Посетители, пройдя через парадную арку, попадали на толкучий рынок. С него же были устроены входы в магазины первого и второго этажей, которых было очень и очень много. С противоположной стороны предполагалось сделать другую арку, с решетчатыми воротами, для подвозки товаров. Однако все это осталось в планах. Довести строительство Гостиного двора до конца кимряки не смогли. Летом 1914 года началась империалистическая война, и строительные работы были приостановлены.

Война вызывает в обществе подъем патриотических настроений. В Кимрах создается комитет по устройству госпиталей. Возглавляет его богатый купец Василий Николаевич Серепьев. Один из госпиталей развертывается в Гостином дворе. Среди его медперсонала военврач А.А. Терпугов. В 1918 году он войдет в Кимрский санитарный совет. Среди сестер милосердия госпиталя Е.Н. Перепечкина, А.М. Каурова, Столярова и другие.

Гостиный двор – вид с посада

С установлением советской власти торговый профиль Гостиного двора сохраняется частично. Какое-то время в 20-е годы с магазинами соседствует Кимрское отделение Тверского кожтреста. Затем здание передают исполкому Кимрского уездного (впоследствии – районного) Совета, отчего и по сей день старые кимряки продолжают называть его Домом советов. Размещался в здании и Кимрторг. Было даже намерение реконструировать строение и создать в нем торговый центр.

Гостиный двор – вид со двора

Неожиданным поворотом в судьбе Гостиного двора стала передача его городскому отделу народного образования с последующим размещением в нем городского Дома пионеров и школьников. Но ветры перемен благие намерения развеяли в пыль и прах.

На снимке: торжественный выезд пожарной дружины на Соборную площадь у Гостиного двора.

Феодоровские чтения

13 ноября в районном ДНТ по благословению митрополита Тверского и Кашинского Саввы, при содействии администраций Кимрского района и города Кимры, Кимрского благочинного округа Тверской митрополии прошли муниципальные Феодоровские образовательные чтения.

По сложившейся традиции Феодоровские чтения проходят в Кимрах ежегодно. В этом году мероприятие отмечает юбилейную дату – двадцатилетиелетие со дня основания. С прошлого года они включены в Международные рождественские образовательные чтения, которые проходят в январе в Москве. Статус кимрских – муниципальный. Нынешние этапы Международных рождественских образовательных чтений проводятся по теме «Молодежь: свобода и ответственность». В заполненном зале ДНТ присутствовала, в основном, молодежь из Кимр, Кимрского района и Калязина.

– Юбилейные Феодоровские чтения – продолжение торжества в честь прославления святых. …Летом этого года жители города и района отмечали 20-летие со дня прославления кимрских новомучеников Феодора Колерова, Анания Бойкова и Михаила Болдакова. Они причислены к лику святых, и вот уже 20 лет у нас есть свои небесные покровители. …Перед церковью и учебными учреждениями стоят серьезные задачи по воспитанию молодежи. Добро и зло. Вера и неверие. …Мы сумели объединиться в решении некоторых вопросов с руководителями города, района, педагогами образовательных учреждений,  – сказал, открывая Чтения, благочинный Кимрского церковного округа о. Евгений. Он вручил грамоты и благодарственные письма «За личный вклад и совместное сотрудничество…» заведующей Кимрским городским отделом образования Н.А. Зайцевой; заведующей районным отделом образования И.Е. Ефремовой; замглавы администрации Калязинского района Л.В. Герасименко. За длительное сотрудничество награды удостоена заведующая д/с №19 Н.И. Завалова. Отмечена работа коллектива районной Центральной библиотечной системы в лице заведующей Л.И. Ивановой. «За радушие и помощь в проведении мероприятий» благодарственное письмо вручено директору ДНТ Т.А. Фурман.

С приветственным словом к гостям и жителям города обратилась глава Кимрского района И.Н. Миронова. Она пожелала успехов в работе организаторам мероприятия,  продолжения взаимодействия церкви и учебных заведений.

Открыла Феодоровские чтения молитва в честь кимрских святых, исполненная воспитанниками воскресной школы.

ТЕМЫ ДОКЛАДОВ

Программа Чтений была насыщенной и вызвала серьезные обсуждения. Первым выступил канд. богословия, канд. культурологии, автор учебных пособий для воскресных школ, диакон И. Кокин (Москва). Он представил работу «Религия и психология о самом страшном». Педагог, имеющий большой опыт общения с людьми разного возраста, не понаслышке знает, чего больше всего боится человек. Он назвал четыре главных страха: страх потери свободы, страх одиночества, страх потери смысла жизни, страх смерти. Все остальные, по мнению Ильи Кокина, коренятся в перечисленных. Считается, что страх не что иное, как ненависть, обращенная внутрь – против самого себя. Есть два выхода: для верующих – общение со священником, для неверующих – с психологом. Сопоставляя их, докладчик делает заключение: только христианский подход к проблеме дает исчерпывающий и утешительный ответ на волнующие вопросы. Самый результативный выход – Любовь. Ведь любить призывает Господь. Илья Кокин утверждает: «Страх возводит стены. Любовь строит мосты».

Председатель отдела религиозного образования и катехизации Тверской епархии, канд. педагогических наук, канд. богословия, доцент кафедры теологии Института педагогического образования ТГУ, протоиерей Виталий Симора представил доклад «Традиционные семейные ценности с точки зрения православного мировоззрения». Л.К. Грудинская, психолог, преп. воскресной школы, раскрыла тему «Формирование гармонии свободы и ответственности: недостающие звенья в воспитании». Выступавшие затронули семейные проблемы и воспитание детей. В современной России после навязанных атеистических лет стараются возродить традиционные ценности. Невозможно рассуждать о духовно-нравственном воспитании молодежи, не имея твердого фундамента, которым являются отношения среди самых близких. Нравственность – это правила поведения человека в обществе, духовность – свойства души, которые преобладают над материальными интересами. Искушений в жизни много, душа у человека одна.

Доклад замдиректора Калязинской городской школы Яны Морозовой был посвящен теме «Воспитание и обучение детей и молодежи в условиях неконтролируемой среды». Компьютер вошел в каждую семью. Новейшие информационные технологии дают возможность освоить новые области знаний, расширить знакомство с миром, достижениями, предлагают работу, учебу, общение и времяпрепровождение. Немало и отрицательных факторов: у многих возникает желание больше проводить время за компьютером, что ведет к ухудшению здоровья, кто-то вовлекается в сетевое мошенничество, у других развиваются интернет-зависимости. Конечно, вседоступность является соблазном не для всех, а для тех, кто не до конца культурно сформирован. Человек должен с ранних лет развиваться, поднимать интеллект, чтобы учиться самостоятельно мыслить. Начало всему даёт духовно-нравственное воспитание.

Директор  кимрской школы №1 Лариса Куликова ознакомила с докладом «Новые пути взаимодействия Церкви и школы». Павел Ефремов, зампредседателя отдела Тверской епархии, представил работу «Молодежь и Церковь: кризис взаимного недоверия». Докладчики, ссылаясь на наблюдения и опыт, утверждают, что церковь не перестает особым образом пастырски заботиться о детях и молодежи для их воспитания во Христе. Ученики прилежно посещают уроки, родители поддерживают проводимые в школах занятия. Начало есть, продолжение следует.

СЕКЦИИ МОЛОДЕЖНЫЕ

Разъяснительный проект подготовили студенты Кимрского медицинского колледжа. Они затронули больную для мирового сообщества тему «ВИЧ: миф и реальность». Студенты-медики рассказали, в чем различие ВИЧ и СПИД, что человек самостоятельно не выявит ВИЧ. Лекарств от заболеваний нет. Заражаются ВИЧ, если жидкости больного, содержащие инфекцию, попадают в организм другого человека. В наши дни существуют методы терапии, способные только приостанавливать ход болезни.

«Кем быть?» – проект участников Православного молодежного клуба «Фавор» при Преображенском соборе. «Духовная безопасность молодежи в современном обществе» – разработка студентов 3-го курса Института педагогического образования ТВГУ Федора Волкова и Даниила Щурина. Человек сам выбирает, кем ему быть в этой жизни. Большое влияние на выбор пути оказывает воспитание в семье, окружающая действительность.

Выступавшие говорили о том, что защитить молодежь от негативного влияния сект, субкультур, пропаганды насилия и жестокости в современных условиях могут совместные действия семьи, общества, образовательных учреждений и Церкви. Духовность, мировоззрение, вера, свобода – это доминирующие понятия, которые необходимо четко и осмысленно понимать современной молодежи.

Феодоровские чтения закончились обсуждением и подведением итогов. Собравшихся в этот день порадовало прекрасное выступление музыканта-виртуоза, автора многочисленных песен, кимряка Макария Пискунова, выпускника РАМ им. Гнесиных.

На снимке: большой зал Дома народного творчества Кимрского района 13 ноября с трудом вместил всех участников Феодоровских чтений.

Волостное правление и черная изба

Рядом с бывшим пожарным депо, слева, стоит полуразрушенный заброшенный дом без крыши с адресом: Театральная площадь, 5а.

Очень жаль, что так непрезентабельно он выглядит уже более 10 лет. В дореволюционных же Кимрах в этом светлом, просторном здании с множеством окон была сосредоточена вся административная власть села. Здесь проводились волостные сходы, на которых принимались важные для кимрского сельского общества решения. Отсюда провожали рекрутов на государеву службу. В нем рассматривались тяжбы кимряков: в правлении заседал специальный крестьянский суд. Служило здание и местом заключения арестованных.

Справа – развалины бывшего здания волостного правления, за ним деревянный домик. Он стоит примерно на том же месте, где до пожара 1859 года находилась «черная изба».

Во дворе стояло еще одно здание, так называемая черная изба. Во времена крепостного права в ней наказывали провинившихся крестьян, пороли розгами, применяли орудия пыток. Одно из таких орудий – рогатка-ошейник – представлено в экспозиции краеведческого музея.

Наши предки в середине ХIХ века, перечисляя достойные внимания общественные здания села, как-то: богадельня для престарелых, Кимрское училище – называли и дом волостного правления. И совершенно справедливо. Общественное самоуправление на селе было хорошо развито. Всеми делами общества – хозяйственными, финансовыми, общественными – управлял сельский сход. И каждый раз выносил от восьми и более приговоров или, как бы мы сказали сегодня, решений. Для иллюстрации позволю себе привести некоторые.

Например, 24 апреля (старый стиль) 1905 года сход обязал торговцев крепкими напитками и чайные производить торговлю только до 8 часов вечера.

16 апреля 1906 года избирает комиссии: одну – для осмотра мостов, крыш и общественных зданий, другую – для контроля над настилом мостовых. На этом же сходе избираются смотритель хлебозапасного магазина, попечительница женского министерского училища, создается комиссия для наблюдения за ночными сторожами.

1 августа того же года сход крестьян выносит 11 приговоров, в их числе:

– отказ в назначении подвод для передвижения полицейской стражи, так как и без того жители обременены налогами и натуральными повинностями;

– утверждение сделки по обмену земельными участками между жителями села, со всеми вытекающими правовыми и финансовыми последствиями.

Отвод усадебных мест также в компетенции схода. Не говоря уже о таких крупных для развития села решениях, как постановление о создании общественного крестьянского банка в 1870 году; решение об открытии библиотеки-читальни в 1896 году.

Даже этот поверхностный перечень позволяет увидеть, какими заботами жило общество и какие действия предпринимал сход, чтобы обустроить жизнь на селе. Решения схода не подвергали сомнениям. По воспоминаниям кимряков, для них не так страшны были уездные и губернские власти, как своя, местная. Говоря образно, дом заложи, корову продай, но выполни. Таков был авторитет этого органа самоуправления.

Сельский сход выбирал и, как бы мы сказали сегодня, исполнительную власть в лице волостного правления во главе с волостным старшиной. Порядок управления обществом в Кимрах был основан на давних традициях, еще вотчинных. Один из наших бытописателей ХIХ века, знакомый уже нам Михаил Васильевич Малюгин зарождение этих традиций относит на конец ХVIII — первые годы ХIХ века, когда владелицей села была Екатерина Васильевна Скавронская-Литта. Вот тогда-то муж ее, прекрасный рыцарь Мальтийского ордена, кумир петербургских салонов и в то же время деловой, прагматичный и образованный человек Юлий Помпеевич Литта завел такой порядок в управлении, который и спустя сто лет не исчерпал себя.

Ежегодно осенью волостной сход избирал бурмистра, на которого возлагалась главная обязанность по управлению вотчиной. Перед обществом бурмистр нес и отчет за всех и за все. Помощниками бурмистра были трое старшин, два сборщика податей и оброка, а также «магазейный» староста. Старшины заведовали охраной лесов, хозяйственной частью и полицейской.

Ближайшим помощником бурмистра в делах управления был опытный человек, избираемый из старых бурмистров. Он именовался головой и наблюдал за целостностью мирских, т.е. общественных капиталов, ежемесячно проверял их и давал советы.

Также бурмистр имел советников во всех прежних бурмистрах, в советах и поддержке которых часто чувствовал надобность. Они, в частности, руководили выборами, подготавливали общество к решению общественных дел. И, как подчеркивает Малюгин, старые бурмистры всегда руководствовались при разрешении мирских вопросов общественными интересами, не допуская в общем деле своих выгод.

По окончании года служения бурмистра избирались счетчики, которые производили учет капиталов и хлебного магазина. После этого бурмистр отдавал отчет обществу. Как правило, достоинства и недостатки выражались в степени недобора податей. Если их было много, значит, бурмистр работал небрежно, и общество выражало ему недовольство. Если недоимок был небольшой, тогда бурмистру и его помощнику, голове, общество выдавало похвальный лист за усердное служение.

Перемена в образе правления, которая произошла по распоряжению Министерства государственных имуществ в 1862 году, не повела к лучшему. Например, вместо бурмистра, избиравшегося на год, должно было избирать голову на три года. Это кимряки сочли чрезвычайно обременительным. Не приветствовали они и другие изменения. В общем, первое трехлетие первого головы оказалось неудачным опытом нового порядка в управлении. Последовали изменения, в результате которых первым лицом стал волостной старшина, за ним следовали сельские старшины. Обязанности сборщиков податей были возложены на сельских старост. Этот порядок уже не менялся, и управление обществом осуществлялось твердой рукой. И, как писали современники, знавшие Кимры не понаслышке, «приходится, однако, изумляться природным дарованиям русского мужика к самоуправлению».

Кимряки чрезвычайно серьезно относились к местной власти. Выражением этого было и строительство каменного здания волостного правления на месте старого, деревянного. Поставлено оно было, опять же на общественные деньги, бурмистром Василием Дмитриевичем Малюгиным. Рядом с правлением стояла батарея пушек, из которых стреляли по праздничным дням. Пожалованы они были селу императором Александром I «в знак монаршей признательности населению Кимр за поставку обуви на армию в 1812 году».

Значительным событием для кимрского общества было открытие в здании волостного правления в 1889 году противораскольнической библиотеки. Была она небольшой, собранная в ней литература имела религиозное направление.

Открыта библиотека была по инициативе священника-миссионера Павла Шаврова, который был направлен Тверским епархиальным начальством вести в губернии борьбу со старообрядцами. В губернии было два крупных раскольничьих центра. И один из них как раз «окопался» в Кимрах. Кимряки, как сообщают нам архивные источники, с воодушевлением отнеслись к идее Шаврова. Сразу организовали сбор денег для покупки книг. Сто рублей пожертвовал купец Мошкин, живший на то время уже в первопрестольной. В итоге собрали 300 рублей. Книги приобрел в Москве и переслал в Кимры тот же Шавров. Книги в кожаных переплетах были размещены в одном из шкафов правления. Открытие библиотеки проходило с водосвятием и молебном.

Из среды крестьян был выбран первый в Кимрах библиотекарь, Василий Михайлович Платов, занимавшийся сапожным ремеслом. Два раза в неделю он выдавал книги на дом. Можно было читать и в самом правлении по воскресеньям, от 12 до 16 часов. Заведовал библиотекой священник Покровского собора Феодор Матвеевич Зеленев.

На снимке: Вид на торговую площадь села Кимры с Покровского собора. Здание волостного правления – справа.


Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика