Архивы История - Кимры Сегодня
Летопись, составленная братьями Шокиными

История нашего города начала XX века, его архитектура, характеры людей, привычки и промыслы отпечатаны в черно-белых снимках Леонида Шокина.

Это самый уникальный и, пожалуй, самый полный фотографический альбом, передающий в мельчайших деталях самую суть того времени.

В 2021 году мы отмечаем 125-летие с даты рождения талантливого земляка – представителя знаменитой кимрской фамилии. В связи с чем редакция газеты «Кимры Сегодня» совместно с Кимрским краеведческим музеем начинает проект, который поможет жителям и гостям города окунуться в атмосферу уникального времени: конца знаменитого Серебряного века – начала новой советской эпохи.

В юбилейный год в нашем музее пройдет выставка фотографий Леонида Шокина, мы же со своей стороны предложили к ее открытию провести круглый стол с участием людей, влюбленных в наш город: краеведов, лидеров молодежи, сотрудников библиотек, представителей администрации города, журналистов, волонтеров «Том Сойер Фест. Кимры», художников и поэтов… Тема очевидна – летопись родного города.

КИМРЫ 20-Х ГОДОВ XX ВЕКА

Леонид Владимирович Шокин (1896, Кимры – 1962) – советский фотограф, фотожурналист. В юности увлекся фотографией и вместе с братом Макарием организовал Кимрское отделение Русского Фотографического общества.

Макарий Шокин

Макарий Владимирович Шокин (1900, Кимры – 1999) – кимрский живописец, театральный художник, фотограф.

«Шокину удалось создать не только портрет своих современников, но и портрет своего города во времена исторических изменений: сноса крестов на храмах и демонстраций антиклерикалов, комсомольских субботников и выступлений за рабочую неделю без выходных, продразверстки. Эти портреты событий и объективированны, протокольно-документальны, и обощенны как масштабные художественные полотна своего времени», – пишет Ирина Чмырева в очерке «Леонид Шокин. История провинциального фотографа».

Обложка книги, выполненная автором Макарием Шокиным

Леонид Шокин в конце 1920-х работает фотокорреспондентом сельских газет, имеет фотомастерскую. В 1930-х он снимает своего земляка М.И. Калинина, стахановцев и колхозников. В то же время Макарий Шокин ведет работу над письменным отображением жизни в городе Кимры, рукопись была отпечатана на машинке, дополнена авторскими врезками с иллюстрациями и пометками. Самиздат вышел в свет несколькими экземплярами, один из которых хранится в Кимрском краеведческом музее.

Совместно с директором музея Владимиром Покудиным мы решили дать возможность кимрякам и гостям нашего города познакомиться с этой интересной работой.

ДВАДЦАТЫЕ ГОДЫ ДВАДЦАТОГО ВЕКА

Когда-нибудь эти слова станут синонимом неоглядного новаторства во всех областях человеческой культуры. Годы Корбюзье и годы Чаплина, годы Мейерхольда и годы Хемингуэя, годы Хиндемита и годы Маяковского, годы Пикассо и годы Бора.

Два последних имени стали тут бок о бок не случайно: квантовую физику стыдили прозвищем Пикассо-физика. То были завораживающие годы безумных идей.

Двадцатые годы – да, они завораживали современников и теперь привораживают потомков.

ПУТИ ЧУВСТВЕННОГО ПОЗНАНИЯ

Моя жизнь от рождения и до момента осознания себя как мыслящего существа протекала в селе Кимры Тверской губернии. Там же я получил и первоначальное образование: сначала в трехклассном церковно-приходском училище, а затем в четырехклассном. Для продолжения обучения мне пришлось покинуть родной край и выехать в Москву, где я поступил на учебу в частное коммерческое училище. Это был 1915 год, шла первая мировая война. Для иногородних студентов при училище существовал пансион, гарантировавший полное жизненное обеспечение и хорошее воспитание. По количеству учащихся училище было сравнительно небольшим. В пансионе числилось до 10 человек воспитанников. Для обеспечения необходимого уровня культурного образования пансионеров проводились экскурсии в музеи, были приобретены абонементы в Большой оперный и Малый драматический театры. Эти абонементы давали право просмотра цикла спектаклей на воскресных утренниках. Я, как любой сельский житель, еще не был знаком с театральными мероприятиями, и возможность посещения театров для меня возникла впервые. Судьбе было угодно распорядиться так, чтобы мое театральное «крещение» состоялось при просмотре работы высшего уровня для этого жанра. Нетрудно представить моё самочувствие перед моментом встречи с ещё неведомыми ощущениями.

Первой оперой, которую мне предстояло увидеть в Большом театре, была «Русалка» Даргомыжского. Зрительный зал театра отличается помпезным великолепием внутреннего убранства. Партер и ярусы отделаны красным бархатом, что богато смотрится в сочетании с позолотой лепных украшений; сверкающая многочисленными огнями величественная люстра, звуки беспорядочно настраиваемых инструментов в оркестре – все это, вместе взятое, наполнило радостным настроением все мое существо. Когда освещение зрительного зала начало постепенно угасать, включили прожектора, освещавшие авансцену и эффектный занавес. Оркестр наполнил помещение театра звуками увертюры. Затем открылся занавес, и моему взору предстала сцена с декорациями и поющими действующими лицами. Но обилие необычных впечатлений, в которых разобраться мне было затруднительно, создало обстановку загадочной невозможности понять смысл происходящего на сцене действия оперы, так как на фоне звучащего оркестра было невероятно сложно разобрать слова распеваемых артистами арий. Возникло чувство досады.

Стало нарастать разочарование и утомление от всего увиденного и услышанного. Такой результат моего дебюта как театрального зрителя явился следствием моей полной музыкальной (и не только музыкальной) неподготовленности. Для восприятия оперного представления я не был оснащен даже начатками музыкальной культуры.

В Малом драматическом театре нет той помпезности, которая присуща Большому оперному. Там все скромнее. Первое знакомство с ним не сулило трудностей восприятия его спектаклей. Все там показывается на сцене так, как это бывает в обыденной жизни, там нет условностей, существующих в оперном театре. Однако там я встретился с другого рода трудностями восприятия. Дело в том, что сценическое воспроизведение человеческих страстей насыщено более острым напряжением и накалом, нежели их житейски-бытовая сущность. Первым спектаклем по абонементу была постановка по пьесе Островского. В главной женской роли была занята молодая актриса Яблочкина. Это была одна из ее первых ролей в «Доме Островского», как в то время называли Малый театр. На последующее время ей предстояла долгая сценическая жизнь и исключительный успех, обессмертивший ее театральное имя. В острой драматической ситуации конфликта спектакля она продемонстрировала такую силу чувств, что для моей излишне чувствительной натуры она оказалась чрезмерной и вызвала у меня не эстетически приятное чувство, а отрицательную эмоцию, как это происходит в жизни, когда становишься свидетелем экстремального происшествия. Видимо, поэтому из всего того, что имеется в драматическом искусстве, я предпочитаю смотреть театральные зрелища комедийно-сатирического характера, где актерам открывается возможность проявить талант, играя сцены весёлых ситуаций в запутанной сети остроумных сценических интриг. Такое зрелище несет в себе заряд оптимистичного мироощущения, так необходимого для здорового и радостного существования.

Вот так я вступил в волшебное царство Искусства Театра, и так началось становление моей «театральности».

На снимке: Леонид Шокин в своей фотолаборатории.

Стадионом «Звезда» в городе Кимры заинтересовался столичный ФК

После того как на аварийном павильоне при входе на кимрский стадион «Звезда» появился желтый предупреждающий баннер, интерес к этому объекту стал небывалым. В социальных сетях читаем множество жалоб и предложений: местные сомнительные личности, желающие получить политические очки в выборный год, конкурируют в патриотических призывах с местными волонтерами, занимающимися реальными делами по сохранению исторического облика нашего города.

Один из волонтеров – известный нашим читателям создатель движения «Том Сойер Фест. Кимры» Алексей Молчанов – выразил желание лично осмотреть деревянный павильон, чтобы оценить масштаб повреждений и объем предстоящих работ. Сегодня уже нет сомнений в том, что кимряки хотят сохранить уникальный объект: редакция провела интернет-опрос, где за это решение высказалось абсолютное большинство проголосовавших. При этом за счет бюджетных средств отремонтировать здание не получится, так как он расписан до копейки на социально-защищенные статьи, на ремонт дорог и участие в программах софинансирования с областью.

Остается один вариант – муниципально-частное партнерство. Именно такой формат для решения вопроса предлагала редакция газеты «Кимры Сегодня» в прошлом номере. При этом нужно понимать, что местная строительная организация оценила только замену фундаментных конструкций в 500 тыс. рублей, замену крыши – в 1,5 млн рублей, снос и постройку реплики здания – в 7-8 млн рублей.

В прошлую субботу на стадионе нас с Алексеем Молчановым ждали директор спортшколы №1 Светлана Боровикова и руководитель лыжной секции – он же «добрый домовой стадиона» Сергей Беляев. После детального осмотра здания стало ясно, что начинать нужно не от печки, которых в нем четыре, а с кровли. Главный риск – то, что красивый, но покосившийся шпиль может рухнуть на пешеходов. Риск малый, так как уклон конструкции в противоположную сторону, но его исключать нельзя. Мнение лидера «Том Сойер Фест. Кимры»: снять нагрузку со стен здания, удалив старый шифер и шпиль, затем нужно приступить к работам по восстановлению фундамента и производству мелиорации. Здание сохранить можно, но нужны средства и рабочие руки.

Алексей Молчанов у памятной таблички
Алексей Молчанов у памятной таблички

ТРЕТИЙ ВИЗИТ НА «ЗВЕЗДУ»

Ранее мы писали, что прошлым летом на волонтеров «Том Сойер Фест. Кимры» вышли представители московской организации, имеющие интерес к сохранению исторического входа на знаменитый кимрский стадион. 30 марта после предварительного звонка главе города Кимры они вновь приехали в наш город уже с конкретными предложениями.

Мы не можем раскрывать все детали, так как представитель одного из центральных российских футбольных клубов попросил не афишировать предварительную встречу, но хотим обнадежить кимряков: шанс на восстановление исторической ценности у нас появился. Один из ста, можно сказать, так как первоначальная идея газетчиков собрать с миру по нитке на ремонт местной достопримечательности малореализуемая.

Вместе с представителем ФК приехал специалист по восстановлению объектов исторического наследия Александр Гребнёв – генеральный директор инвестиционной компании Рыбнев. Он с коллегами, вместе с волонтерами «Том Сойер Фест. Прибытково» (Гатчинский район Ленинградской области) занимаются восстановлением деревянных зданий и библиотеки п. Прибытково и дачи Адмирала Прибыткова.

Александр Гребнев за работой
Александр Гребнев за работой

После осмотра входной группы кимрского стадиона «Звезда» Александр Гребнёв дал схожее с другими экспертными мнениями заключение: нужно начинать с демонтажа кровли, для разгрузки деревянной конструкции. Он также пояснил, что под досками находятся срубы, которые неплохо сохранились. На замену кровли навскидку, по мнению эксперта, понадобится 2,5 млн рублей. Но полный ремонт с учетом современных материалов, применяемых при восстановлении таких объектов, – 15 млн.

Но это уже вопросы к инвесторам, а не к исполнителям работ.

Позже на совещании у главы города Кимры был продемонстрирован проект реконструкции входной группы и концепция развития стадиона при содействии одного из столичных московских футбольных клубов. По мнению его представителя, в нашем городе сохранился один из старейших в России, а может быть, и в мире, спортивных деревянных объектов. Если входная группа кимрского стадиона «Звезда» будет утрачена, то поле станет обычным провинциальным стадионом, которых в нашей стране тысячи.

Схема реализации инвестиционного проекта логична: под своим брендом ФК привлекает партнеров-инвесторов для восстановления исторического объекта в Кимрах. Клуб обеспечивает информационную поддержку, реализуя свои возможности. В итоге все стороны получат репутационные плюсы на государственном уровне.

В ходе совещания принято решение: после подготовки сметы и определения позиции руководства ФК вновь встретиться в Кимрах. Датой следующей встречи заинтересованных сторон выбран конец мая.

Первоначальный вид входного павильона на стадион «Красная Звезда»
Первоначальный вид входного павильона на стадион «Красная Звезда»
Фрагмент презентации объекта
Фрагмент презентации объекта
Очередное напоминание о том, что здание аварийное
Очередное напоминание о том, что здание аварийное
Печки тоже в аварийном состоянии
Печки тоже в аварийном состоянии
103 года назад были сформированы органы кимрского здравоохранения

12 марта можно считать датой рождения кимрского здравоохранения в современном его виде. В этот день в 1918 году были сформированы государственные органы, которые системно стали работать над улучшением здравоохранения в Корчевском уезде, в который входил тогда и город Кимры.

Был организован Санитарный совет, ответственный за состояние дел по охране здоровья населения на территории уезда и Санитарная комиссия, ответственная по городу Кимры и нескольким близлежащим волостям.

Нельзя сказать, что медицинской помощи ранее совсем не было, но она оказывалась точечно и в незначительном объеме.

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ ДО РЕВОЛЮЦИИ

В начале XIX века ситуация с медицинской помощью была катастрофическая, по всем селам Корчевского уезда было не сыскать ни одного врача или фельдшера. До отмены крепостного права единственное подобие больницы наблюдалось в сельце Шубино, неподалеку от села Печетово, которым владел граф Голенищев-Кутузов и которое было зажиточным.

После отмены крепостной зависимости в 1861 году Корчевской уезд поделили на санитарные участки, где планировалось открытие больниц. В 1869-м в селе Шубино открылась больница, переведенная позднее в Горицы. В Шубине же и Красном обосновались фельдшерские пункты. В 1879 году десять коек в Горицах обслуживали 22 тысячи жителей…

1890 год. В Корчевском уезде началась эпидемия холеры, и для борьбы с ней построили бараки, принимавшие инфекционных больных. Эти строения с большой натяжкой можно считать больницей.

В 1892 году в Горицах началось строительство комплекса зданий, куда входили больница, аптека, квартиры фельдшера и акушерки. Через год строительство было завершено.

1907 год стал годом окончания строительства Стоянцевской больницы, в Горицкой же провели водопровод и канализацию.

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. ЗЕМСТВО

Говорить о какой-либо системе медицинского обслуживания населения в нашем крае до введения земского самоуправления, вероятно, не приходится. Жители были практически лишены возможности получать медицинскую помощь. На весь Корчевской уезд, куда входило и село Кимры, насчитывалось два врача… В 1863 году из медицинских учреждений в Кимрах имелась лишь небольшая частная аптека.

Вскоре после отмены крепостного права, а именно в 1864 году, в России возникли земские учреждения, являющиеся по сути органами местного самоуправления. У передовых врачей того времени появилась реальная возможность улучшить организацию медицинской помощи сельскому населению через так называемую земскую медицину.

ПЕРВАЯ БОЛЬНИЦА

Из протокола второго губернского съезда тверских врачей, состоявшегося в 1872 году, видно, что в Кимрах есть участковая больница на 15 коек.

В 1874 году больницу закрыли, потому что состояние ее не только не представляло возможности оказывать какую-нибудь врачебную помощь, но и положительно вредило здоровью поступающих в нее…

Новая больница открыта в 1884 году. Часть ее деревянных корпусов сохранилась до наших дней. Построена больница была на средства купца В.И. Бугринова с добавлением денег сельского общества. Купец являлся не только строителем, но и попечителем больницы, неоднократно делал солидные денежные взносы на ее содержание.

Больничный парк 1911-1917 годы

Мы можем привести некоторые подробности, касающиеся кимрской больницы, почерпнутые из отчёта первого врача М.И. Русина: «Помещение больных в больницу зависит от рассмотрения врача. Сифилитики помещаются бесплатно. Острые и заразные больные пользуются бесплатным лечением по усмотрению врача. Больные другими болезнями – платные. В отдельных случаях плата за лечение обуславливает ранний выход больных из больницы. Плата за амбулаторных больных не получается. Имущие при записи на приём к врачу платили в регистратуру по 10 копеек… Плата была добровольной. Если больной являлся без денег, все равно его записывали на прием. Амбулаторным больным аптека выдавала лекарства бесплатно – за счёт земства».

В 1915 году кимрская больница имела стационар на 40 коек. В ней работало четыре врача. К этому же году относится установка рентген-аппарата – одного из первых в губернии.

Перед революцией 1917 года старшим врачом работал Н.М. Русин. При активном его участии был создан роддом, где Николай Михайлович работал главным врачом. В годы первой мировой войны в Кимрах было развернуто несколько госпиталей, где проходили лечение раненые на фронте солдаты.

Кроме больницы и госпиталей, действовали богадельни, что в нынешней трактовке звучит как дом престарелых.

После прихода к власти большевиков начался новый этап в развитии здравоохранения.

12 марта 1918 года – первое официальное упоминание об организационном оформлении органов, ответственных за состояние дел по охране здоровья населения: Санитарного совета – по территории уезда, Санитарной комиссии – по Кимрам и нескольким близлежащим волостям. Назначается комиссар по здравоохранению (в дальнейшем – зав. здравотделом) матрос-фронтовик И.В. Шокин, уроженец села Горицы, переплетчик по профессии.

Он много сделал для налаживания медицинского обслуживания населения города, укрепления хозяйства больницы, изыскания средств для оборудования ее материальной части и питания больных.

Всего в период до Великой Отечественной войны сменилось почти полтора десятка заведующих райздравотделом. Была в этом списке и жена всесоюзного старосты Михаила Калинина.

К середине 1918 года в уезде началась эпидемия сыпного тифа, появилась сибирская язва. Медперсонал работал в тяжелых условиях, при нехватке медикаментов и перевязочного материала.

С 1921 года, с момента введения так называемого НЭПа, было пересмотрено отношение государства к лечебным заведениям. Большинство их сняли с государственного довольствия и перевели на содержание местных бюджетов. Это привело к введению платных услуг, которые отменили только через год. Кимрская больница превратилась в уездный центр по оказанию медицинской помощи тяжелобольным. В начале 30-х годов открылись новые поликлиника и больница, что потребовало свежих кадров, которых начали готовить на трехмесячных курсах медсестер, а в 1935 году начала действовать двухгодичная акушерская школа. Архивы сохранили свидетельство высокого уровня заболеваемости. Особенно, в 1939 году.

Великая Отечественная война нарушила мирное течение жизни, двадцать врачей из тридцати пяти, работавших в городе и районе, ушли на фронт…

ВЕХИ

В 1943 году открылась больница на 15 коек, расположенная в правобережье. В годы войны хирургический корпус ЦРБ был занят под эвакогоспиталь №1513.

С 1946 по 1963 год главным врачом больницы работал С.Г. Логвиненко, а с 1963 по 1999 год – Н.С. Кудинов.

В 1963 году под поликлинику ЦРБ отдается здание на ул. Вагжанова, ранее занимаемое профтехучилищем.

В 1965 году в поселке Белый Городок открывается противотуберкулезный санаторий.

В 1967 году открыта горбольница №1, построенная ВОЭК.

В 1973 году введены в эксплуатацию стоматологическая поликлиника и детская молочная кухня, построенная на средства фабрики «Красная звезда».

В 1979 году начинает работать новое здание детского отделения ЦРБ.

В 1982 году построена детская поликлиника.

В 1987 году начинается эксплуатация медсанчасти СПО «Прогресс», ныне горбольница №1.

В 1993 году начато строительство нового корпуса Горицкой райбольницы.

ДЛЯ СРАВНЕНИЯ

103 года назад были сформированы органы кимрского здравоохраненияВ 1963 году в городе Кимры имелось 330 больничных коек и 91 врач. В 1993 году те же показатели были на уровне – 770 и 214 соответственно.

КАДРЫ

С 1 февраля 1994 года, как и вр всей России, медицинские учреждения города Кимры переходят на бюджетно-страховую систему финансирования.

За все годы советской власти в Тверской (Калининской) области звание Героя Социалистического Труда было присвоено лишь одному медицинскому работнику. Им была врач Кимрской ЦРБ Т.Ф. Алексеева – потомственный врач и уроженка села Кимры. Семь врачей города и района были удостоены почетного звания «Заслуженный врач РСФСР». Это В.П. Арсеньев, И.В. Аристова, В.П. Иустинов, И.П. Подгорнев, Р.И. Рыжова, Н.И. Русин, И.Н. Синев.

Высокий профессионализм на протяжении десятилетий демонстрировали медсестры П.А. Либерт, Е.И. Богомолова, лаборанты В.И. Гагарина, В.И. Страхова, фельдшеры Ф.И. Соловьев, М.И. Зубкова, К.А. Шокина.

Много сил отдали здравоохранению М.Г. Радкевич, М.А. Карпухина, М.Я. Соколова, А.Н. Айдинов,  Т.Т. Казарина, Е.И. Соков, В.М. Белоусова.

В разное время в лечебных учреждениях города и района оставили свой заметный след врачи Е.М. Кириллович, Ф.Н. Алексеев, П.М. Комаров, Г.М. Брискин, А.Д. Чуркина, Г.П. Бухарова.

На снимке: медсанчасть Савеловского производственного объединения «Прогресс», 1990 год.

Воспоминания заместителя председателя горисполкома Б.А. Розанова о городе Кимры в первые месяцы Великой Отечественной войны

Автор предлагаемых воспоминаний – Борис Алексеевич Розанов. В годы войны он был заместителем председателя Кимрского городского исполнительного комитета. И как никто другой много сделал для того, чтобы перевести работу промышленных предприятий города на выпуск продукции, необходимой для обороны страны.

Розанов родился в г. Корчеве 3 ноября 1893 года, в учительской семье. Окончил Тверскую гимназию, учился в Московском университете, окончил Московский плановый институт (в 1940 году). В 1922-м переезжает в Кимры. Первая его должность – заведующий Кимрским уездным коммунальным отделом. В последующие годы возглавлял отдел местного хозяйства, комбинат коммунальных предприятий, был председателем Кимрского Окрплана, Райплана, Горплана, с 1939 по 1947 год был заместителем председателя горисполкома. В течение десяти лет, с 1947 по 1957, несколько раз избирался председателем Кимрского горисполкома (в 1947, 1950, 1953 и 1955 годах).

Алексей Андреевич Комаров (второй слева во втором ряду), 28.06.1950

Всю жизнь он занимался вопросами хозяйственного развития города Кимры, его благоустройством. Обладал громадным опытом. Вот какую характеристику ему давали еще в 1924 году, когда он был заведующим отделом местного хозяйства и заместителем заведующего общим отделом Кимрского уездного исполнительного комитета: «Работоспособен, энергичен, руководить и подбирать работников может. Организационные способности и инициатива есть. С хозяйственным уклоном. К советской власти вполне лоялен». Умер 15 декабря 1969 года.

Эти воспоминания хранятся в Кимрском краеведческом музее, на них стоит дата – 6 марта 1965 года.

В.П. ПОКУДИН, директор краеведческого музея

Вероломное нападение немецко-фашистских захватчиков на нашу страну сразу в корне изменило уклад жизни в городе, порядок и характер всей работы. Кимряки понимали, какая страшная опасность нависла над нашей родиной, и готовы были, не щадя сил и времени, помогать фронту в борьбе с жестоким и сильным врагом.

Трудно описать все, что делалось в Кимрах в годы Отечественной войны, и особенно в первый ее период, когда враг, пользуясь преимуществом своего внезапного нападения, быстро продвигался внутрь нашей страны и через несколько месяцев захватил наш областной центр – город Калинин, а сами Кимры стали прифронтовым городом.

Мне, как работавшему в горисполкоме, приходилось не только наблюдать за событиями этих дней, но и принимать непосредственное участие в ряде дел, связанных с обороной и помощью фронту.

О некоторых из этих событий и делах мне и хочется рассказать так, как это сохранилось в моей памяти.

СТРОИТЕЛЬСТВО ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ

Одним из важных в наших условиях оборонительных объектов было строительство аэродрома, который входил в систему обороны Москвы. На строительство этого аэродрома выходила не одна тысяча рабочих, артельщиков промкооперации и служащих. Обычно собирались с раннего утра с заступами, лопатами, топорами и организованно шли на строительство этого объекта. Там приходилось корчевать деревья и пни, переваливать большое количество земли, делать укрытия и ряд других работ. Помню, что аэродром этот был подготовлен к приему самолетов в короткий срок. Впоследствии ряд товарищей, организовывавших работу и людей и строивших этот объект, были награждены медалями «За оборону Москвы».

Большое количество кимряков, преимущественно женщин, думаю, что не менее тысячи, длительное время строили оборонительные линии вдали от дома, в районе Ржева и Селижарова.

Немного позднее началось сооружение противотанковых рвов на южной и северной окраинах города общей длиною несколько километров. Следы этих сооружений сохранились до наших дней в районе подсобного хозяйства Кимрторга и центральной усадьбы совхоза им. М.И. Калинина, сооружения эти были солидные, примерно метров 6-8 в ширину и метра 2-3 в глубину. Мне лично пришлось копать участок противотанкового рва вместе с товарищами из Горисполкома сзади теперешней Гражданской улицы. Работа эта была тяжелой, грунт – глина, ноги вязли в ней, отковырнуть кусок такой глины стоило больших усилий. Строительство противотанкового рва было разбито между организациями и предприятиями на участки, и каждый коллектив стремился сделать работу скорее и лучше.

СТРОИТЕЛЬСТВО МОСТОВ

Еще до войны, в связи с сооружением Угличской плотины и подъема уровня воды в Волге, в Кимрах было начато строительство нового моста через р. Кимерку на бетонные основания взамен ветхого деревянного. К началу войны этот мост не был закончен строительством: не было переводов и настила, не были отсыпаны насыпи на подходах к мосту. Когда возникла необходимость пропускать через р. Кимерку тяжелую военную технику, на достройку моста было мобилизовано все: срочно готовился лесо- и пиломатериал, мобилизованы оставшиеся в городе строители. Весь автотранспорт был брошен на подвозку песка для возведения насыпей; было подвезено несколько тысяч куб. метров песка. И мост в момент, когда фронт подошел к Калинину, пропустил первые военные машины.

Еще более сложное дело выпало на долю города после захвата немцами Калинина. Командование фронта потребовало от города наведения через Волгу наплавного моста, способного выдержать танки и артиллерию. В помощь городу были даны саперы. На мою долю выпала обязанность изъять все лесоматериалы, независимо от их принадлежности, и доставить их к берегу. Изъять пришлось значительное количество леса. Сразу он шел в дело: вязали плоты и пароходом доставляли к месту наводки моста (Черниговский переулок). Положение осложнялось тем, что на Волге уже появился лед. Тем не менее мост навели буквально в несколько дней, и по нему пошла военная техника и воинские части в направлении на Калинин.

Много труда на этих работах положили техники Алексей Андреевич Комаров и Александр Игнатьевич Григорьев (оба умерли).

ЭВАКУАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ

В связи с приближением к Кимрам фронта возникла необходимость эвакуировать предприятия. Всю работу по эвакуации предприятий возглавлял тогдашний секретарь горкома КПСС по промышленности Александр Иванович Садовников.

Отправилась в дальний путь обувная фабрика «Красная звезда». Все оборудование ее было снято, упаковано и погружено на баржу. Но баржа с оборудованием и людьми добралась лишь до Рыбинска – Волга замерзла. В Калязин и Нерль было отправлено оборудование и производственное сырье промысловых артелей. Были разобраны, погружены в баржу двигатели (дизели) и генераторы электростанции, а город в это время получал уже электроэнергию по высоковольтной линии от Иваньковской ГЭС. По железной дороге специальными эшелонами был эвакуирован на восток Савеловский завод. Но и оставшееся после эвакуации предприятий оборудование кимряки старались использовать. Образовавшиеся в цехах Савеловского завода так называемые фронтовые мастерские в содружестве с механическим цехом фабрики «Красная звезда» стали изготовлять военную продукцию, в частности, минометы.

Победоносный исход битвы под Москвой заставил немецко-фашистские армии откатиться далеко на запад. В Кимры стали возвращаться эвакуированные предприятия, создаваться новые, которые до конца Отечественной войны дали фронту немало своей продукции, особенно обуви. Было также собрано большое количество металлолома. Впоследствии из этого металлолома и на деньги, собранные кимряками, была изготовлена эскадрилья истребителей, которая от имени кимряков была вручена гвардейскому летному соединению.

ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ

Я помню о существовании в этот период (начало войны) двух истребительных отрядов, в одном из которых состоял и я. Командовал нашим отрядом секретарь горкома КПСС Константин Николаевич Гришин, ныне первый секретарь Рязанского обкома КПСС. Отряд, в котором я состоял, привлекался к ночному патрулированию и обходам, ловил дезертиров и «ракетчиков» (сигнальщиков вражеским самолетам).

Готовились мы и к партизанской жизни: оборудовали и закладывали партизанские базы. В подготовке одной из таких баз в районе станции Гадово принимал участие и я. Руководил всеми этими работами Михаил Иванович Видонов, ныне заведующий Калининским облсобесом, а тогда секретарь горкома КПСС по кадрам. Партизанить нашему отряду не пришлось, немцы были отогнаны. А вот другой отряд, возглавлявшийся кем-то из работников милиции, был некоторое время в тылу у немцев, но о его делах я ничего не знаю.

Вот, собственно, кратко и все, что сохранила мне память. Воспоминание это не претендует на полноту, да и не все мне было известно. Хочется только отметить, что во всех этих делах ведущую и наиболее активную роль играли коммунисты. Они организовывали, сплачивали людей, показывали пример во всех делах, направленных на помощь фронту, на борьбу с врагом.

На снимке: делегация кимряков на похоронах писателя-земляка А.А.Фадеева. Б.А. Розанов – 1-й справа, 1956 г.

2021 год – юбилейный для города

Продолжение. Начало в №7 (933) от 12.02.2021 г. 

ОТ ВРЕМЕН ИВАНА ГРОЗНОГО

Графиня Анна Карловна Воронцова

1762 год. Кимры дарованы Анне Карловне Воронцовой, урожденной Скавронской, венчанной с графом Михаилом Илларионовичем Воронцовым. Анна приходилась родной племянницей императрице Екатерине, супруге Петра I. Граф стал уделять внимание Кимрам. Обувной промысел тогда в селе шел на спад, испытывал финансовые трудности и граф.

Граф Михаил Илларионович Воронцов

Воронцов предпринимал меры для повышения доходности имения, развивал сапожный промысел и оживил торговлю. Он устроил за свой счет на самом видном месте каменный корпус лавок, давал крестьянам деньги на торговлю в Кимрах. Предоставлял жителям свои поручительства и неограниченные кредиты под небольшой процент – всем желающим завести или расширить свое дело. Кредиты Воронцова подняли на ноги предпринимателей: Башилова, Мошкина, Малюгина, Рыбкина, Собцова и других. Сапожный промысел захватил большое число окрестных деревень и превратил Кимры в столицу обширного «царства обуви». После смерти Воронцовой-Скавронской имение перешло к ее брату, затем – племяннику, далее – супруге племянника Екатерине Васильевне Скавронской, которая была фрейлиной двора Екатерины II. Особое внимание ей уделял фаворит Екатерины – граф Потемкин.

1775 год. В Российской империи появилась новая административно-территориальная единица – Тверское наместничество, подчинившее 12 уездов, включая и тот, в который входили Кимры.

1780 год. Выходцы из Кимр основали в Москве главный духовный центр филипповцев: Братский двор. Передавали взносы на строительство староверческих церквей и кимряки.

1781 год. Новые территориальные преобразования. Кимры вышли из Кашинского и стали частью новообразованного Корчевского уезда. После смерти мужа в 1793 году Екатерина Васильевна вышла замуж за Юлия Помпеевича Литта – рыцаря Мальтийского ордена. Через несколько лет случился дворцовый переворот. Литта впал в немилость и был сослан в имение жены – Кимры. Очень богатый человек, привыкший окружать себя роскошью и жить в собственное удовольствие, граф решил обустроить свою кимрскую жизнь согласно привычкам. Литта вынес свою усадьбу за околицу Кимр. По словам купца Малюгина, описавшего в 1875 году остатки усадьбы, это был каменный трехэтажный дворец, занимавший высокий холм древнего городища на берегу Волги. В парадном дворе располагался цветник, за ним брала свое начало рукотворная роща. В парке был устроен лебединый пруд, а далее, в сторону села, располагались террасные, самоизливающиеся пруды, с выложенными белым старицким камнем берегами… Пруды были обсажены деревьями, воду к ним подвели каналами из шевелевского болота. За террасными прудами, в одной из березовых рощ, граф устроил зверинец. Животные в нем жили «на свободе», отделенные от внешнего мира высоким забором и глубоким рвом. Но времена Литта отличались не только развитием дворцового строительства в Кимрах. В эти годы появилось множество различных перекупщиков  обуви и посредников. Система армейских заказов давала возможность этой прослойке общества наживать солидные капиталы, а сами исполнители имели лишь небольшую прибавку к жалованью… Работа на казенном подряде была настоящей «золотой жилой» для предприимчивых людей. Граф, выдавая кредиты и используя личные связи, проложил торговые пути из Кимр за границу. Кроме этого, графские именные доверенности ограждали крестьян от непомерных пошлин и вымогательства чиновников. Благодаря протекции, сапожники имели большие заказы на производство обуви, особенно армейской. Это помогало не только жителям села, но и приносило самому графу колоссальные доходы, позволяя заниматься благодеяниями. На его содержании в богадельнях находились старики и инвалиды.

1803 год. Сын императора Александр I восстановил Корчевской уезд.

Через четыре года проживания в селе граф Литта получил высочайшее разрешение на возвращение в Петербург.

1807 год. В Кимрах случился очередной сильный пожар, пострадали дома и церкви. А у Литты неоконченное строительство постепенно пришло в запустение.

1812 год. Кимряки не только обували русскую армию, но и сражались в составе тверского ополчения против наполеоновских захватчиков. Участвовали 27 дворян Корчевского уезда, из числа которых командирами были и кимряки.

1815 год. Император Александр I «в знак монаршей признательности населению Кимры за поставку обуви (10 тысяч пар сапог) на армию в 1812 году» подарил селу батарею пушек, которые были установлены около волостного правления. Из этих орудий стреляли в праздничные дни.

1816 год. Граф Литта разрешил разобрать дворец, а кирпич пустить на строительство пятиглавого Покровского собора.

1825 год. Окончено строительство Покровского собора – достопримечательности и гордости кимряков.

Екатерина Васильевна Литта (Скавронская)

Владелицей села оставалась Скавронская-Литта. Свою старшую дочь от графа Воронцова в 1800 году она выдала за князя Петра Ивановича Багратиона, героя суворовских походов и 1812 года. Граф Ю.П. Литта еще при жизни передал правление над Кимрской вотчиной графине Юлии Павловне Самойловой – внучке Е.В. Скавронской-Литта.

Юлия Павловна Самойлова – внучка Е.В. Скавронской (Литты)

1827 год. Юлия Самойлова, будучи женой флигель-адъютанта, встретила знаменитого художника Карла Павловича Брюллова и уехала в Италию, где Брюллов увековечил ее образ в нескольких картинах. Там же графиня вышла замуж, выбрав в спутники жизни безвестного итальянского певца.

1829 год. Начато строительство рядом с Покровским собором Троицкого храма и колокольни. Вместе они образовывали единый ансамбль.

1839 год. Случилось важное событие: в местном питейном доме явилась икона Спаса Нерукотворного. В селе остро стояла проблема алкоголизма, корень которой скрывался в социальной неустроенности и отсутствии доступного культурного отдыха. Процветали винные склады, более 20 винных лавок и 40 дешевых кабаков – буквально на каждом углу. На набережной располагались дорогие питейные заведения. Например, клуб, в который вход без фрака был запрещен. Купцы и служащие назначали встречи, как правило, в гостинице. А в селе еще не было ни одной чайной.

1846 год. Триста лет селу. Год избавления от крепостничества. Кимряки откупились от Ю.П. Самойловой за внушительную сумму в 495 тысяч рублей серебром, которые одолжили на 37 лет под проценты у правительства. Новое замужество лишило Юлию Самойлову графского титула, русского подданства и прав на недвижимое имущество. Последняя владелица Кимр остатки лет провела под Парижем в бедности.

Деловая жизнь в селе поднялась на новый уровень, было создано «Сапожное производство И.И. Горбылёва», в котором «приготовляются лучшие сорта мужской, дамской и детской обуви».

Купец Малюгин переоборудовал под школу жилой дом и передал его сельскому обществу. Это было первое начальное училище села Кимра. Грамоте дети обучались в церковных школах.

1859 год. Кимры выгорели после пожара. Казна выделила пособие в 18000 рублей без возврата и 14000 в заём.

1862 год. На Всемирной лондонской выставке братья Степан и Алексей Столяровы получили дипломы и право ставить личное клеймо на свои изделия, поставляемые в том числе и за границу.

1865 год. Основан известный по всей России торговый дом «Столяров Н.А.». В эти годы в своих руках значительную часть производства обуви в Кимрах держали несколько семей. Столяровы, Горбылевы, Шокины сколотили огромные состояния на товаре, а известная в Кимрах семья Малюгиных невероятно разбогатела на хлебном деле. Попечитель народного училища, богатый кимрский крестьянин А.Л. Столяров построил новое мужское училище, названное впоследствии Александровским в память о сохранении жизни царя Александра II.

1866 год. Кимры посетил наследник цесаревич, будущий Александр III. К его прибытию местные жители умудрились в рекордные несколько дней «благоустроить» въезд на соборную гору, высадить вдоль нее березы и даже сделать перила и арку.

В этом же году в Кимрах, путешествуя по Волге, побывал глава дружественной американской миссии Густав Фокс.

1870 год. В селе приступили к возведению церкви Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость» (Скорбященская церковь). Закончино в 1875-1877 гг., приписана к собору, а парк превращен в кладбище.

1871 год. Открыт банк. Ежегодно в Кимрах продавали обуви на 5-6 миллионов рублей, что требовало соответствующего обращения с капиталом, помог «Кимрский общественный крестьянский и братьев Мошкиных банк».

1874 год. В селе первых слушателей приняло женское Александровское училище.

1880 год. Население Кимр увеличилось до 5000 человек. Произошел значительный приток рабочей силы из соседних волостей, подгоняемый продолжавшимся сокращением пахотных земель. Нерациональное истребление леса и в Кимрах вело к заболачиванию местностей. За сто лет площадь здешних лесов сократилась более чем вдвое. Пейзаж – это заброшенные пашни, выродившийся лес, а в нем осина, ель, береза, обмелевшая Волга.

1882 год. Купец 2-й гильдии, потомственный почетный гражданин Николай Носов, владевший сапожной мастерской, из которой выходили лучшие по качеству мужские сапоги: охотничьи, лакированные, личные, на всероссийской выставке получил бронзовую медаль.

1885 год. Обувной промысел «прибрали к рукам». Комитет министров принял постановление, в соответствии с которым в артельные уставы обязательно включался пункт «о праве местного губернского начальства (губернатора, начальника, обер-полицмейстера) закрывать артели в тех случаях, когда их действия будут несогласными с их уставами или противными действующим законам…».

1890 год. Корчевской уезд понес еще одно испытание – в виде эпидемии холеры. Для борьбы с ней в Кимрах строили бараки, принимавшие инфекционных больных. Образовано пожарное общество с вольной пожарной дружиной, которая вскоре справедливо стала именоваться «образцовой».

Корчевское земство ходатайствовало перед губернским собранием об организации «Кимрского земско-кустарного товарищества на паях» для производства и сбыта обуви. Но собрание отклонило ходатайство, заявив, что «прежде чем приходить на помощь народу, надо воспитать его, а иначе наша помощь вредит ему, развращает его».

1894 год. Потомственная гражданка К.А. Зубова построила здание женского училища.

1896 год. Открылась общественная библиотека-читальня. Фонд читальни составляли немногочисленные местные газеты, «Московский листок», «Сын отечества», «Свет» и ограниченный набор дозволенных цензурой книг, доставшихся, в основном, в дар от причта Кимрского церковного собора. Заведовал библиотекой вплоть до 1917 года протоиерей. К началу ХХ века грамотой владела лишь треть мужского населения села. Более 85% женщин были неграмотны. Кимрский сельский сход решил открыть низшую ремесленную школу. Известен факт: купец Бушуев пожертвовал 40 тысяч рублей на «позлащение соборных глав», но когда у него попросили денег на школу, долго торговался и в результате выделил 3 рубля.

1901 год. В Кимрах открылась железнодорожная ветка. С этого времени село стало экономическим центром региона, но сократило хлебные обороты богатых кимряков, которые вели торговлю водным путем.

В «Чайной» Дома Сорокиных расположилось созданное Троицкое общество трезвости. Председателем общества был священник Иоанн Никольский.

1902 год. Открылась ремесленная школа с отделениями: сапожное и слесарное.

1903 год. Начато строительство насосной станции и водопровода. Ввиду большого объема работ, дефицита средств, а главное, в результате начавшейся в 1914 году мировой войны, строительство это не было доведено до конца.

1907 год. Заработала первая обувная фирма – «Механическая фабрика обуви Товарищества Н.А. Столярова». Через шесть лет первая механическая фабрика производства обуви братьев Столяровых «Якорь» превратила Кимры из села кустарного в село индустриальное.

1909 год. В красивом особняке Ивана Ивановича Столярова открыто среднее учебное заведение, в 1913-м – гимназия, директор и одновременно преподаватель А.Н. Собцова. Выпускники имели право поступать в университет.

1912 год. На площади установлен памятник императору Александру II. В то время в России широко отмечалось 50-летие отмены крепостного права, и во многих городах в честь этого события ставились памятники царю-освободителю. Не остались в стороне и крестьяне села Кимры. Они были преисполнены благодарности царю, отечески пришедшему им на помощь, когда село выгорело после пожара 1859 года.

1913 год. В Кимрах было уже три фабрики. При этом они существовали параллельно архаичному мануфактурному производству.

1914 год. На Соборной (ныне Театральной) площади был построен Гостиный двор (ранее здесь стоял Гостиный двор графа Воронцова). Здание построено в неорусском стиле из красного кирпича. Выбор стиля не случаен: в 1913 году праздновалось 300-летие Дома Романовых, что вызвало интерес к архитектуре первых лет их царствования.

На снимке: граф Юлий Помпеевич Литта.