Любое дело по плечу - Кимры Сегодня

Любое дело по плечу

Существовала раньше в нашей стране добрая традиция – портреты лучших людей размещали на Доске почета. Самая главная них была установлена перед горисполкомом, ныне сквер на пересечении ул. Кирова и Урицкого. Там можно было увидеть художественные фото кимряков, являющихся гордостью города и района.

С тех пор прошло немало лет, изменились отношения в обществе, изменился строй в стране. Доски почета остались в истории, но лучшими земляками мы продолжаем по праву гордиться. Существует звание «Почетный гражданин города Кимры», которое документально зафиксировано решением Кимрского городского Совета народных депутатов 14 июля 1987 года. Тогда удостоенных этого звания кимряков награждали красной нагрудной лентой, их имена заносили в городскую Книгу почета. В то время гордостью города стали М.М. Лепкина, А.Л. Девяткина, В.И. Смазнов.

Через 12 лет уже Кимрское городское Собрание утверждает положение о звании «Почетный гражданин города Кимры», а затем (26.11.2009 г.) на основании решения Кимрской городской Думы глава города Кимры Максим Литвинов подписывает окончательный вариант документа.

С тех пор Почетный гражданин в Кимрах получает единовременное вознаграждение, памятную ленту, свидетельство о присвоении звания и удостоверение. Обладатель звания имеет право на внеочередной прием руководителями муниципальных предприятий и учреждений города. Почетные граждане приглашаются на все городские мероприятия и праздники.

Мы хотим назвать лучших кимряков поименно: Мария Михайловна Лепкина; Алла Леонидовна Девяткина; Виктор Иванович Смазнов; Николай Семёнович Кудинов; Юрий Александрович Матлахов; Александр Степанович Седов; Виктор Васильевич Смирнов; Александр Алексеевич Смирнов; Павел Филиппович Титов; Эрнст Фишер (бывший обер-бургомистр Корнвестхайма); Михаил Маркович Аршанский; Галина Ивановна Ротенберг; Юрий Августович Друваскалн (присвоено посмертно); Виктор Сергеевич Крылов; Анатолий Васильевич Мылов.

В прошлом номере «Кимры Сегодня» был рассказ о М.М. Лепкиной, начавший цикл публикаций о почетных гражданах города Кимры. Эта тема станет отныне постоянной в газете.

К сожалению, многих из героев уже нет в живых, поэтому просим читателей помочь в сборе информации о земляках – гордости нашего города.  

Смазнов Виктор Иванович. Май 2012 г.

Газета кимрского горкома КПСС и горисполкома «За коммунистический труд» писала 15 сентября 1973 года: «На Савёловском машиностроительном заводе часто говорят: «Эту работу выполнит только Виктор Смазнов». Иногда завод получает телеграммы с родственных предприятий, запрашивают Смазнова на отладку какого-нибудь узла, требующую исключительной точности».

На заводе Виктор Смазнов с 1 августа 1943 года. Он оказался в группе ребят из ремесленного училища, где был его брат Александр, и учился профессии слесаря-сборщика по ходу дела. Завод только вернулся из эвакуации.

– Мы занимались установкой оборудования. Уже через два месяца начали выпускать токарные станки, – вспоминает Виктор Иванович.

Через 6 месяцев получили новые чертежи для станков ПТВ. Братья Смазновы трудились в бригаде по сборке узлов. На заводе строгие порядки военного времени: рабочий день 12 часов, 2 часа сверхурочно да ещё 2 часа бесплатно в пользу фронта – всего 16 часов, да к тому же без выходных. А работали в основном подростки 15-16 лет.

В 44-м году на завод прибыл шлифовальный станок из Америки, в пути он попал под бомбёжку. Изуродованный, обгоревший, был установлен в цехе. Старшему мастеру Фёдору Павловичу Подуруеву и братьям Смазновым приказали его восстановить. Три месяца трудились они, и вот станок готов к работе. Но тут оказалось, что шлифовщиков-то и нет. Новый приказ братьям – наладить шлифовку. Через месяц они освоили новую профессию.

– Так мы и менялись с братом: неделю слесарь, неделю шлифовщик, – рассказывает Виктор Иванович. – Шлифовальный станок работал без отсосов и пылесосов, в облаке чугунной пыли, как ни защищались, она проникала всюду: в рот, нос… Одежда становилась черной и тяжёлой, а в цехе не было даже умывальника, вытирались ветошью, смоченной в керосине. Зимой руки примерзали к металлу, так мы жгли факелы, чтобы их отогреть.

После победы стало поспокойнее: не было постоянного изматывающего напряжения. Осенью 1945 года вышел приказ о восьмичасовом рабочем дне, но некоторым предприятиям ещё разрешалось работать по 12 часов. Савёловский завод был в их числе, но теперь полагался один выходной в неделю.

Заработок не являлся главным для рабочих: на него не купить даже буханку хлеба на базаре. Выживать помогали продовольственные карточки. По ним в магазине можно было купить на один день 600 граммов хлеба, тяжелого, колючего – ржаной муки в нём было процентов 15, остальное – всевозможные добавки. Да ещё на месяц бутылку подсолнечного масла и пол-литра неочищенной водки.

В самом начале 1948 года карточки отменили – теперь в магазинах можно было свободно купить продукты, хотя выбор их был очень скудный, мяса не было и в помине. Жизнь понемногу налаживалась. Виктор прошёл курсы и занимался не только сборкой, но и отладкой и испытанием токарных станков. К 20 годам он стал опытным мастером, имел шестой квалификационный разряд, учил вернувшихся с фронта мужчин, часто гораздо старше его.

В 1949 году бронь с завода сняли, и Виктора призвали в армию. Утром он получил повестку, а вечером умер отец. Подавленный горем стоял он в строю перед посадкой в эшелон. И вдруг срочный приказ: Смазнову вернуться на завод – некому отлаживать станки. А задержали для выполнения государственной программы.

Срочную службу проходил на Северном флоте. Пять месяцев учился в инженерном училище, среди чертежей и механизмов чувствовал себя уверенно, блестяще сдал экзамены и вместе с друзьями-заводчанами Михаилом Ананьевым и Владимиром Волковым получил назначение на эскадренный миноносец трюмным механиком. Через четыре месяца вместе с рабочими устанавливал механизмы на строящемся  корабле, потом испытания, устранение дефектов и, наконец, комиссия приняла корабль.  Он так и остался служить на новом эскадренном миноносце «Осторожный»: походы, регламентные работы – всегда среди механизмов, что стало для него хорошей практикой. Закончил службу старшиной первой статьи.

В 1954 году Виктор вернулся на завод. В 60-е годы промышленности потребовались станки высокой точности. Нужны были высококлассные специалисты. Он вошёл в спецгруппу из 20 человек. Работали до обеда, а потом учёба: слушали лекции инженеров, технологов, читали техническую литературу. Ездили на предприятия Одессы перенимать опыт, учились на московском заводе.

Для станков высокой точности построили новые корпуса. Виктор Смазнов, Николай Петушков, Алексей Козлов собирали приборы для ракетной и космической промышленности. Это очень сложная работа: необходима постоянная температура и влажность, работали в перчатках, спецодежда, как в аптеке.

– Подержишь металл в руках, и он меняет температуру, – и сейчас, спустя более чем 40 лет, Виктор Иванович живо вспоминает напряжение, радость успехов, пережитых в то время.

Он выполнял сложнейшую работу: настройку и отладку приборов. Обострённый слух музыканта, твёрдость руки хирурга, нежность и осторожность матери, берущей в руки новорождённого – все эти качества были в работе слесаря-виртуоза Виктора Смазнова.

Жизнь не стоит на месте. Требуются станки нового поколения с особо высокими и сверхвысокими точностями, где обработка ведётся в десятых долях микрона. Завод получил задание изготовить такой станок по чертежам НИАТ.

Козлов, Петушков и Смазнов приступили к работе. Вроде всё делали правильно, а при испытании станок не пошёл. Внесли исправления – опять неудача. В чём дело? Мысли о станке не оставляют Виктора Ивановича. Он работает над ним и сверхурочно, и в выходные. Главный инженер и начальник 7-го цеха обеспечивают его всем необходимым.

Он вносит рационализаторские решения: передняя бабка сверхвысокой точности, вращающийся центр, револьверная головка. На заднюю бабку Виктор Иванович получает авторское свидетельство на изобретение. Готов станок СТ-120В! Пошёл в серию, удостоился серебряной медали, а Виктор Иванович за работу над ним получил в 1971 году высшую награду того времени – орден Ленина.

Ему поручали самую сложную и ответственную работу. Все новые токарные станки с числовым программным управлением начинал собирать и осваивать Виктор Иванович. Его работой восхищались не только инженеры завода, но и специалисты родственных предприятий США. В 80-м году ему вручили диплом «Лучший слесарь по высоким точностям» за подписью министра. Он носит звание «Лучший рационализатор». В 1987 году ему присвоено звание «Почётный гражданин города Кимры».

Савёловский завод стал вторым домом для семьи Смазновых: на нём работал брат Виктора Ивановича Александр, он награждён орденом Трудового Красного Знамени, сестра Антонина, жена Анна Леонидовна, дочь Ирина. Сын Игорь продолжает дело отца, работает в седьмом цехе слесарем-сборщиком.

История страны и завода отразилась в семье Смазновых. Они писали её своей жизнью, своим трудом, своим мастерством.

Нина ФОКИНА

 

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo

Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика