Без права на ошибку - Кимры Сегодня

Без права на ошибку

rotenbergАВТОБИОГРАФИЯ.

Галина Ивановна Ротенберг (в девичестве Зиновьева) родилась в Кимрском районе.
В 1952 г. окончила кимрскую среднюю школу №16. Поступила в МГУ им. Ломоносова.

В 1957 г. закончила университет по специальности «правоведение».
Трудовую деятельность начала в Кимрской юридической консультации.
1960 – 1976 гг. – следователь Кимрской межрайонной прокуратуры.
С 1976 г. по настоящее время – адвокат и заведующая Кимрской юридической консультацией (в 2002 году консультация переименована в Кимрский филиал Тверской областной коллегии адвокатов).
ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Во время учебы в МГУ им. Ломоносова была членом месткома факультета.
1961 – 1972 гг. – председатель месткома профсоюзной организации суда и прокуратуры г. Кимры, заместитель секретаря партийной организации суда, прокуратуры и адвокатуры.
1972 – 1994 гг. – председатель райкома профсоюза работников госучреждений г. Кимры и Кимрского района. Депутат Кимрского городского совета депутатов, председатель городской комиссии по соц. законности. Член общества «Знание».
Член Президиума областной коллегии адвокатов и областного Комитета профсоюзов работников госучреждений.
НАГРАДЫ
1970 г. – медаль от имени Президиума Верховного Совета СССР «За доблестный труд».
1972 г. – медаль «За трудовое отличие» (по стране награждено всего 40 юристов, по области – 2).
1987 г. – медаль «Ветеран труда».
2007 г. – присвоено звание «Почетный адвокат России» с вручением нагрудного знака.
2009 г. – присвоено звание «Почётный гражданин города Кимры».
Неоднократно поощрялась Почетными грамотами и Благодарственными письмами от городских, областных и государственных организаций, в том числе ЦК ВЛКСМ, Генеральной прокуратуры, с занесением на Доску Почета Прокуратуры СССР и  Российского общества «Знание».
Имеет классный чин «Юрист 1 класса».
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
Замужем. Муж – Ротенберг Рудольф Борисович. Работал на Савеловском машиностроительном заводе, сейчас на пенсии.
Сын Вадим, работает инженером-конструктором. Проживает с семьей в Москве.
Внучка Катя студентка, учится в Московском химико-технологическом университете им. Д.И. Менделеева.
Адвокатскую династию продолжили два племянника Галины Ивановны – сыновья брата. Один из них – Зиновьев Евгений Викторович – работает в Кимрах, другой – Зиновьев Андрей Викторович – в Арбитражном суде г. Костромы. Имеет звание «Почетный юрист Костромской области».

Без  права  на  ошибку

– Галина Ивановна, какими качествами нужно обладать, чтобы стать квалифицированным адвокатом?
– В первую очередь, человеческой отзывчивостью и состраданием чужому горю. Слишком велика в нашей профессии цена ошибки – она может стоить человеку жизни. А также необходимо желание постоянно учиться, вникать во все тонкости профессии, нужна огромная работоспособность и умение выдерживать большие психические нагрузки. И еще: всем начинающим юристам, тем, кто хочет стать прокурором или адвокатом, я говорю о том, что надо начинать со следствия. Следствие – это начало всех начал в юриспруденции. Проработав следователем прокуратуры 20 лет, я понимаю, насколько много дал мне этот опыт. Я знаю, что такое задержать человека, посадить его за железную дверь, я видела глаза безутешных родственников, матерей, рыдающих над трупом… Работа следователя важна не только в плане овладения профессиональными навыками, но и обретения эмоционального багажа и жизненного опыта.

– А чем следователь прокуратуры отличается от следователя милиции?
– Прокуратура занимается наиболее тяжкими преступлениями – убийствами, изнасилованиями и т.д. Милиция же расследует дела, менее опасные для общества – кражи, грабежи, угоны, драки и другие.

– Судя по вашей биографии, Галина Ивановна, в советское время вы  выполняли еще и огромную общественную работу. Как удавалось все успевать? Семья не страдала?
– Слава Богу, мне очень повезло с мужем. Он всегда и во всем меня поддерживал. Взял на себя большинство домашних дел и заботу о нашем сыне. У нас никогда не было конфликтов на почве моей занятости.
И я очень благодарна мужу за то, что имела возможность заниматься и своей любимой работой.

– В те годы, когда вы начинали свою карьеру, следователями были в основном мужчины. Считалось, что это неженское дело.
– Действительно, когда я в 1958 году пришла на службу в Кимрскую прокуратуру, я была единственным следователем-женщиной в Тверской области.

– И вас ведь даже отговаривали…
– Да, Виктор Сергеевич Меркулов, в то время прокурор города – опытнейший юрист – сказал мне буквально следующее: «Куда вы, девочка, пришли? Город Кимры – это сплошные грабители и хулиганы. Здесь работать очень сложно». Но я не испугалась. И никогда не пожалела об этом.

– Выносились ли когда-нибудь в Кимрах решения о смертной казни?
– Выносились.

– Как вы думаете, систему наказания в России нужно смягчать или ужесточать?
– Я не сторонник ужесточения российского законодательства. Я считаю, что в Уголовном кодексе  предусмотрены достаточно строгие наказания за тяжкие преступления. Что касается смягчающих вину обстоятельств, то все они тоже довольно четко в Законе прописаны. Главное – надо грамотно и справедливо этот Закон применять.

– В Европе распространен такой вид наказания, как домашний арест. Насколько он реален в России?
– Сейчас в обществе много споров, является домашний арест наказанием или нет. Я считаю, что любое ограничение свободы человека, безусловно, является наказанием, так как по Конституции человек рождается свободным. В то же время, оставляя преступника дома, есть ли у нас уверенность, что он вновь не совершит преступления или не будет влиять на ход следствия? Можем ли мы гарантировать обществу, что данный человек не представляет для него никакой опасности? Хорошо если люди, которые должны контролировать домашнего арестанта, окажутся принципиальными и добросовестными сотрудниками правоохранительных органов, а если нет?  Да и вообще к каждому осужденному конвоира не приставишь. Здесь важна внутренняя мораль – как общества в целом, так и отдельных людей. Боюсь, что в этом вопросе современная Россия не сильна.

– Есть такое мнение, что адвокат – защитник преступника… А надо ли таких людей защищать?
– Адвокат защищает не преступление, а Закон. Его цель – выяснить все нюансы совершения преступления для того, чтобы наказание было наиболее объективным и справедливым. Даже если на скамье подсудимых сидит убийца, защита должна установить, почему именно совершено убийство, по какой причине – по неосторожности, в состоянии аффекта, из мести и т.д. От этого будет зависеть и статья, и суровость наказания. Кроме того, адвокат участвует в судебных делах не только на стороне обвиняемых, но и потерпевших. А также для защиты своих интересов можно пригласить адвоката и свидетелю.

– В России, по сравнению с другими цивилизованными странами, самый низкий процент оправдательных приговоров. Если дело дошло у нас до суда, то человека, как правило, осуждают. В вашей практике были оправдательные приговоры?
– Своей заслугой я считаю то, что в бытность моей работы следователем  по нескольким уголовным делам удалось вообще не доводить дело до суда. Подозреваемые были отпущены на свободу за недостаточностью улик. Когда уже работала адвокатом, оправдательные приговоры при рассмотрении дела в суде тоже были.

– После распада Советского Союза наша страна пережила множество реформ. Это не могло не коснуться и судебной системы. Что нового привнесла в нее перестройка и демократизация?
– Если сравнивать с так называемой советской судебной системой, то изменения, конечно, произошли, и они значительные. Особенно это касается адвокатуры. Если раньше следователь воспринимал встречу с адвокатом задержанного как  какую-то обузу, то теперь он сам должен напомнить человеку о возможности воспользоваться услугами защитника. Причем если у задержанного нет своего защитника, то ему приглашают дежурного адвоката – за счет средств госбюджета. Такого в советское время не было.

– Зато, говорят, по сравнению с советским периодом уровень профессионализма во многих отраслях сильно упал.  Как вы оцениваете качество работы современных юристов?
– Я не могу говорить обо всей стране, но по Кимрам смею утверждать совершенно однозначно: у нас в городе очень сильная, профессионально грамотная, независимая судейская команда. Когда дело рассматривается в суде, можно быть уверенным, что решение будет вынесено максимально объективным и основанном на Законе.
И в связи с этим вот что хотелось бы сказать. Порой очень обидно за людей, которые честно и добросовестно выполняют свою работу, а по телевизору чуть ли не каждый день льется грязь на всю правоохранительную систему. В целом она, возможно, не идеальна, но нельзя же всех очернять! У нас много справедливых, честных, квалифицированных и неподкупных юристов. Во всяком случае, все, кого я знаю из работников прокуратуры, адвокатуры и суда в нашем городе – именно такие люди.

– А еще по телевизору часто говорят о «басманном» правосудии. Вы с таким сталкивались?
– Если вы имеете в виду воздействие на суд со стороны, то нет, не сталкивалась. Я не знаю такого случая, чтобы Администрация города или какие-то иные ведомства пытались повлиять на вынесение приговора. Хотите верьте – хотите нет, но это правда.

 – Бытует  мнение, что услуги адвоката – довольно дорогое удовольствие. Насколько дорогое?
– Консультация адвоката в нашей Коллегии может стоить и 100 рублей, и 200, и тысячу. Все зависит от сложности вопроса и потраченного времени. Конечно, по сравнению с Москвой наши расценки очень низкие. Москвичи порой не верят своим ушам, когда я называю сумму. Переспрашивают: долларов? Нет, говорю, рублей.
Если же говорить о привлечении защитника к ведению судебного дела, то адвокат может назвать клиенту любую сумму – такую, в какую он сам оценивает свои услуги. Передача денег оформляется документально, а потом деньги сдаются в банк. Ежемесячно из этих доходов производится отчисление  подоходного налога, всех социальных выплат, общеколлегиальных расходов, а также расходов на содержание офиса. И вот из того, что останется (если останется) начисляется заработная плата адвокатам.

– Простите, но ведь невозможно проконтролировать, всю ли сумму адвокат оформил документально?
– Я опираюсь на порядочность своих сотрудников, и могу ручаться за то, что все они соблюдают Закон об адвокатской практике и этике.  Кстати, по этому самому закону у нас нет ежегодного оплачиваемого отпуска и оплачиваемых больничных листов. На все это мы должны зарабатывать сами, т.е. за счет клиентов.

– И в советское время так было?
– Нет, тогда было по-другому. Там был фиксированный оклад. Надо сказать, что деньги в советскую эпоху вообще не играли той роли, какую они играют сейчас. И я, как человек старой закалки, считаю, что в жизни есть ценности гораздо более важные, нежели материальные блага.

– Честность и благородство?
– Да. И вообще жизнь по совести.  Именно так я и старалась всегда относиться к людям, помогала им в меру своих сил и способностей. Поэтому сегодня мне не стыдно смотреть в глаза всем тем, с кем меня свела профессиональная деятельность.  Когда люди приходят с благодарностью и считают меня честной и справедливой – что может быть дороже?

– Спасибо Вам, Галина Ивановна, за все – и за интервью, и за то, что вы есть.

Похожие статьи

Задачи органов самоуправления

Задачи органов самоуправления

С руководителями всех муниципальных образований достигнуты договоренности по подготовке помещений для голосования и обеспечении УИК…

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика