Учитель и ученик - Кимры Сегодня

Учитель и ученик

В Верхневолжье взял старт Год воинской славы. Наша газета продолжает публикации о кимряках, защищавших свою страну в годы Великой Отечественной войны.

В этой статье мы знакомим читателей с судьбой выдающегося земляка – художника Константина Ивановича Зорина. Многие факты его биографии и репродукции картин стали известны для нас, кимряков, в результате проводившихся исследовательских и поисковых работ, связанных с жизнью кимрского живописца Фёдора Берестова. На презентацию картин Фёдора Берестова, проходившую в Краеведческом музее в конце прошлого года, приехали представители Федоскинского художественно-промышленного училища миниатюрной живописи, где в своё время учился художник. Старший научный сотрудник Московского областного музея народных художественных промыслов, Любовь Рогатова, выступая на презентации, рассказала, что учителем и наставником Фёдора Берестова был художник Константин Зорин.

Их имена неразрывно связаны. Учитель и ученик, оба родом из Кимр, талантливые живописцы, выпускники Федоскинской школы миниатюрной живописи, в 1941-м году ушли на фронт, и в первые месяцы войны погибли на полях сражений. В селе Федоскино Московской области, где они учились, работали, творили, преумножали славу знаменитому на весь мир промыслу лаковой миниатюры, чтят их память. Студентам художественно-промышленного училища рассказывают о боевом подвиге бывших выпускников, а в музее Федоскино их творчеству посвящен ряд экспозиций.

Интересна биография Константина Ивановича Зорина. Родился он в 1916 году. Его дед, отец и старшие братья занимались сапожным ремеслом, один из семи братьев преподавал музыку и немецкий язык. Костя же с детства любил рисовать и рассматривать в журналах репродукции художников. Некоторых он уже знал: Репин, Шишкин, Суриков.

Однажды, будучи в Москве, Константин увидел в витрине магазина удивительные расписные шкатулки. Юноша долго стоял и не мог оторвать взгляд от пейзажа с белоствольными берёзами, от мчащихся по снегу троек с весёлыми седоками, от хоровода девушек в ярких сарафанах. Чёрный блеск лака и красивые картинки заворожили молодого человека. Увидев неподдельный интерес в его глазах, какой-то незнакомый мужчина подошёл к нему и рассказал про федоскинские расписные шкатулки. И ещё сообщил, где находится школа, в которую он может поступить учиться, если хочет делать такие же красивые шкатулочки. Костя тут же отправился в подмосковное Федоскино.

Профтехшкола, в которой начали обучать мастерству живописи, открылась в 1931 году, и Константин стал одним из первых её учеников. На уроках он проявлял необычайную жажду знаний, показывал своё трудолюбие, любознательность, стремление к творчеству. Ему не были в тягость дела по хозяйству и обустройству школы, так как Костя всему был обучен родителями с детства и не чурался никакой работы. Три года учёбы пролетели быстро. В июле 1934 года первые выпускники школы получили аттестаты об её окончании. Все они пришли работать в артель, при которой школа была создана, и в ряды профессиональных живописцев влились молодые миниатюристы, вооружённые знаниями рисунка, живописи, композиции.

У Константина Зорина в артели началась серьёзная работа. Он выполнял заказы и одновременно перенимал опыт миниатюрного искусства у старшего поколения художников. Константин много читал, любил Пушкина, и его первая творческая работа была посвящена любимому поэту. За неё, в 1935 году, на праздновании 25-летия организации артели молодой художник был награждён ценным подарком – карманными часами немецкой фирмы «Мозер». А в 1937 году, на выставке в Москве, посвящённой 100-летию смерти А.С. Пушкина, Константину вручили диплом за высокохудожественное исполнение и раскрытие образа поэта.

Профшкола, которую он окончил, размещалась на втором этаже дома бывших владельцев фабрики по росписи на шкатулках – московских купцов Лукутиных. На первом этаже работала артель. Помещений для учёбы катастрофически не хватало, так как в число учащихся, в 1934 году, влились ученики Школы жостовского подносного промысла. Поэтому было принято решение построить в Федоскино новую школу. Строительство велось быстро, в чём активно помогали сами ученики. Им не терпелось побыстрее переехать в новое, просторное, светлое здание с отдельными классами для рисунка, живописи, производственного обучения, с широким коридором, кухней и столовой.

В новую школу Константин Иванович Зорин пришёл уже как преподаватель производственного обучения. Ученики его любили, уважали, ценили талант художника, педагога, человека, а он был старше их всего на 4 – 5 лет. С огромной теплотой вспоминал своего учителя по миниатюрной живописи один из учеников: «Помню первый день занятий, осенью1936 года, в новой школе, построенной из шпал, недалеко от артели. Все сидим тихо, ждём учителя. Дверь приоткрывается, и в класс осторожно, озираясь вокруг, входит Зорин, сгорбившись под тяжестью длинной верёвки, конец которой за дверью. Он идёт, пыхтя и отдуваясь под грузом. Мы замерли: что же там за дверью? Вдруг, Константин Иванович делает «неимоверное» усилие и втягивает в класс… кисточку, привязанную за конец верёвки. Мы смеёмся, а он говорит, что труд художника – миниатюриста тяжелый, и чтобы мы к этому готовились. Я запомнил его урок на всю жизнь».

В 1937 году Константина Зорина призвали в ряды Красной Армии. Во время службы за достигнутые успехи в военном деле его неоднократно награждали Почётными грамотами. Его художественные работы: портреты командиров, военачальников, сослуживцев, а также заметки на боевые темы, печатались в газетах Ленинградского военного округа, где он проходил службу. Константин собирал газеты, пересылал их жене Клавдии Алексеевне, благодаря которой до настоящего времени сохранились многие документы, рисунки, фотографии, письма с фронта.

Константин Зорин неоднократно участвовал в художественных выставках. За одну из лаковых миниатюр на выставке в Москве, в 1939 году, красноармейцу Константину Зорину была дана рекомендация для поступления в Ленинградскую Академию художеств, где впоследствии он стал студентом живописного отделения. По сохранившимся ученическим академическим рисункам и живописным работам того времени, о нём уже можно судить как о большом художнике.

В связи с рождением дочери Лидии, Константин вернулся из Ленинграда и стал работать живописцем в Федоскинской артели. В числе его лучших работ творческие композиции: «Возвращение с манёвров», «В Арктике», «А.С. Пушкин среди декабристов в Каменке» и много других.

В июне 1941 года Константин Зорин ушёл на войну. С фронта писал очень тёплые письма жене, интересовался мирной жизнью, работой артели, мечтал скорее вернуться домой с победой. Последнее письмо от него, датируемое 4-м августа 1941 года, пришло из-под Вязьмы Смоленской области. Больше писем не было…

«В жесточайших боях под Вязьмой К.И.Зорин пропал без вести» – так скупо сообщалось в извещении, полученном семьёй в начале осени 1941 года. Если бы не война, сколько интересных творческих работ смог создать этот замечательный талантливый художник и наш земляк.

В Кимрах, возможно, проживают родные Константина Зорина. Если они располагают какой-либо информацией о нём, просьба обратиться в редакцию нашей газеты или к директору Краеведческого музея, Владимиру Петровичу Покудину. И летопись истории Кимр пополнится ещё одним новым именем – художника Константина Ивановича Зорина.

Елена НИКУЛИНА

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo
Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика