Свойство души не меняется годами - Кимры Сегодня
Свойство души не меняется годами

Свойство души не меняется годами

О доброй, обаятельной женщине Ольге Адамовне Зотовой (в девичестве Кекконен) в преддверии ее юбилейной даты рождения мы рассказываем своим читателям.

Семья Кекконен жила на северо-западе европейской части СССР – в Ленинградской области, в деревне Старо-Сиверское Красногвардейского района (ныне Гатчинский). Территория многонациональная, в разные годы заселялась шведами, эстонцами, новгородцами, карело-финнами. Жителей записывали ингерманландскими финнами, позже – финнами. Адам – сирота, детство и юность провел в детском доме. У Катерины, когда она вышла за него замуж, родителей уже не было. В молодой семье первой в 1927 году, 23 июля родилась дочь Ольга, а затем два сына.

ЧТО ИХ ЖДАЛО ВПЕРЕДИ

Деревня, расположенная на реке Оредеж, в годы коллективизации была центром Сиверского сельсовета. В ней стояла лютеранская кирха, где родители крестили новорожденную Ольгу. До тяжелого военного 1941-го красивая местность славилась тем, что жители со всей округи проводили здесь отпуска и каникулы. Отец Ольги работал в колхозе трактористом, был обучен и кузнецкому мастерству. Мать, неграмотная домохозяйка, училась читать и писать с помощью дочери, когда та пошла в школу. Однажды, а это был 1937 год, к их дому подкатил «черный ворон», из него вышли энкавэдэшники в кожаных куртках. Что-то искали в доме, сарае, переворошили все. Находили украшения, прятали в карманах, остальные «находки» складывали в мешки и ящики. В машину погрузили 150 книг художественной литературы, какие-то газеты, бумаги, документы, инструменты и вещи. Отца увезли в неизвестном направлении. Мать тоже готовы были забрать: когда выяснилось, что одна корова у них умерла, решили, Катерина отравила. Но прибывший эксперт назвал другую причину – стресс.

По суду за «деяния отца» надо было еще и заплатить в казну штраф – 6 тысяч рублей. Где взять такие деньжищи, когда корова стоила 100 рублей? Отобрали большую часть земли, комнаты, вселив в них две чужие семьи, им же на четверых оставили одну. Терраса с кухней были общими. Подселенцы за проживание деньги платили в сельсовет. В 1938-м стало известно, что Адам Кекконен расстрелян. Мать не брали на работу, жена «врага же»! Трое голодных детей ходили по деревням и просили милостыню.

«Нашелся жалостливый человек – директор местного дома отдыха Николай Васильевич. Он на свой страх и риск принял маму посудомойкой на кухню. Какое счастье, не надо попрошайничать, объедки из столовой приносила она!» – вспоминает О.А. Зотова.

ГОРДОСТЬ УГНЕТАЛА, НО И СПАСАЛА

В 41-м Ольга окончила 6 классов местной школы, брат Иван – 4, а Саша – 1 класс. Враг уже через 2 месяца после начала войны захватил Красногвардейский район. Катерину с детьми из комнаты выгнали немцы, оставив им сарай и веранду. Мать лишилась работы. В доме отдыха разместился штаб с кухней и своими поварами. Во дворе была помойка, к ней Катерина отправляла детей за очистками. Немцы заставляли жителей расчищать дороги, отбирали у колхозников живность и выращенные овощи. В середине сентября всех согнали на улицу, провели отбор. Группам приказали через пару часов собраться, отвезут на железнодорожную станцию. Кого куда отправят, не сказали. Началось насильственное изгнание жителей, чтобы приступить к переселению немцев из Германии.

В неотапливаемых товарных вагонах изгнанники сидели, лежали, прижавшись друг к другу. Остановились на эстонской станции Вайвара Ям. Прибывших и здесь отсортировали. Катерину с детьми заставили работать на сланцевом заводе. Дисциплина была строгой, за территорию выходить запрещали, кормили плохо; ходили в лаптях, а работали от темна – до темна. С наступлением весны многих, в том числе и семью Кекконен, отправили в порт Балтийск. Вывозимых на принудительные работы на всех станциях и в портах осматривали медики, заставляли мыться, выискивали вшей и стригли наголо.

Через две недели на товарной барже их доставили в Финляндию. По дороге судно бомбил советский самолет, люди прятались в трюме. В военном порту Ханко провели очередную сортировку. Катерина со слезами на глазах прижимала к себе детей – лишь бы не разъединили. Семью Кекконен увезли в город Хамелина, определили на работу к парализованному финну Кукко, в семье которого было трое сыновей – старший служил в армии, а 10- и 16-летний жили с родителями. Катерина и дочь ухаживали за коровами: мыли, кормили, убирались на ферме, выгоняли их на пастбища, три раза доили.

С первых дней Ольгу обижал и под всяческим предлогом издевался хозяйский сын, 16-летний наследник. Как-то, вернувшись с утренней службы в кирхе (начиналась в 4 утра), она зашла на кухню перекусить, парень вытолкал ее за дверь, не разрешив взять куска хлеба. Ольга не выдержала и пошла к уполномоченному в городскую администрацию, попросила перевести к другим. Тот, засмеявшись, сказал: «Хорошо, пойдешь к новому хозяину, у него более двух месяцев никто не задерживается».

Теперь у Ольги в обслуживании стало 15 коров и свиноматки, режим работы тот же, только еще надо было прибегать на кухню и мыть посуду. Хозяйка часто проверяла качество доения и когда выявляла остатки, сцеживала молоко в лицо девушки. Рядом работали еще 2 девчонки, ухаживали за другими коровами. Мужчины занимались ремонтом, работали на свиноферме, конюшне, пасли стада. Ольге и здесь не везло: приставал хозяйский сын, сказал своей матери, что женится на ней. Спасла Катерина, добившаяся переезда в Хамелину. До сих пор Ольга Адамовна благодарна судьбе за то, что в тяжелые годы рядом с ней были родные.

И ДОМ НЕ ЗА ГОРАМИ

Закончилась Великая Отечественная война. В конце 1945-го Кекконенам, подавшим прошение, разрешили вернуться в СССР. Радость и беспокойство чередовались до самого отъезда: как отразятся на их дальнейших судьбах расстрел отца и 5 лет жизни за границей? Но на вокзал семья спешила с надеждой на лучшее. Товарный состав с возвращенцами после пересечения границы почему-то шел мимо родных мест, сутки, вторые, третьи… Куда? Вагон, в котором ехали Кеконнены, отцепили на станции Савелово. Вот и первое наказание – лишение дома… Разместили всех вповалку в клубе.

«Мы, молодые: 6 девчонок и 6 парней — неделю ездили на работу в Шелковку, – вспоминает Ольга Адамовна, — ухаживали там за коровами и бычками, пока в клуб не пришел начальник Ремстройучастка Георгий Матвеевич Крюков». Он спрашивал у девушек: кем бы они хотели работать? Те отвечали: «Хоть кем!» Узнав, что у Ольги и еще у одной образование 6 классов, Крюков сказал: «Одна может работать машинисткой, другая секретарем. Выбирайте». Девушки не решились, ведь они ничего не знали об этих профессиях. Братьев Ольги взяли рабочими.

«Вскоре пришел начальник проектно-сметного бюро Александр Игнатьевич Григорьев, предложил мне работать у него. Я согласилась. Вот только над заявлением все годы смеюсь, написала тогда: директору проектно-смертного бюро. Маму тоже взяли, уборщицей. Несколько дней бесплатно жили на квартире у Валентины Понамаревой, потом нам дали комнату в бараке. Брат Иван через год сбежал в Таллинн, поступил в морское училище», – рассказывает Ольга Адамовна.

В Кимрах семью без внимания не оставили, «опекали» сотрудники КГБ. Здесь Ольга узнала, что за ней «числится статья 39». Она ходила и в милицию, и в службу безопасности, узнавать «за что?»: к Самсонову, Мильдеру, Шеврыгину. Ответ был один: «Значит, судимая». В Кимрах Ольга два года училась в вечерней школе. Восьмилетки было достаточно, чтобы получить специальность, к счастью, и время наступило, когда «неблагонадежным» разрешили выезжать за пределы города. Она поступила в московский техникум при Министерстве транспортного строительства.

НАДО ЗНАЧИТ НАДО

Училась заочно. А в Кимрах в то время возводили фабрики, заводы, жилые дома и клубы. В 1963 году, после окончания техникума, Ольга Зотова перешла в ОКС фирмы «Красная звезда». Работы было непочатый край, а начальники часто менялись. В 1972-м доверили Ольге Адамовне возглавить отдел, хотя в партию так и не приняли. Работала 12 лет, до выхода на заслуженный отдых. Но и тогда директор фабрики П.И. Сорокин сказал: «Пока не достроишь третий филиал, на пенсию не пойдешь!» Через 4 года она закончила работать в отделе, и еще около 10 лет трудилась дворником в общежитии и вахтером в театре. С 1986 года посвятила себя семье. Ольга Адамовна имеет заслуженные награды: она ветеран труда, отмечена почетными грамотами, юбилейными медалями.

О ЛЮБВИ, ДРУЖБЕ И СЕМЬЕ

Ольга Кекконен познакомилась с Геннадием Зотовым в 1950 году, он в 1947-м вернулся с Восточного фронта. На знакомстве настояла мать Геннадия, Ольга тогда проводила технический осмотр дома, в котором они жили. Геннадий Зотов работал на СМЗ. Поженились в 1952-м. Вырастили дочь. Марина Золотова окончила юридический университет, работала в суде, районной администрации. Внучка Юлия Глинина окончила техникум и два института. Она главный бухгалтер, майор полиции. Правнучка Екатерина – золотая медалистка, учится в дубненском университете, а правнук Тимофей пойдет в этом году в 3-й класс. Супруги Зотовы в любви прожили 60 лет, но вот уже 5 лет мужа нет рядом. Ольга Адамовна говорит, что досталась ей нелегкая жизнь детского узника, но и счастьем судьба не обделила. Вокруг нее всегда самые дорогие, родные люди.

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo

Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика