Незабытые воспоминания Дмитрия Сергеевича Базанова

Неизвестный солдат о себе и других

Часть 1. Из глубины жизни народной. Глава 2. Война и революция. 1904-1907 гг.

Продолжение

Крестьянин начал видеть, и увидел, и понял, что «жить по-старому нельзя». Что работать по-старому глупо, когда можно работать по-новому. Он вступил на путь революции с того времени, когда почувствовал и начал осознавать, что власти по-старому управлять не могут. Нескоро и не сразу пришло это в голову мужику, но пришло, а когда пришло, он, еще сам не видя, куда идти, стихийно всей массой двинулся за рабочим классом. Партия правильно и свое-временно определила это, партия и дала общее направление движения. Партия большевиков, собранная и воспитанная Лениным, и повела массы за собою.

Крестьянин вступил на путь революции не только потому, что питался хуже своей домашней и рабочей скотины и был безграмотным, увидел всю мерзость своего положения, а и потому, что убедился в бессмысленности своего ручного труда, когда рядом люди уже пахали, сеяли, собирали урожай, косили и т.п. машиной. И осознавши мизерность производительности своего труда руками, уже не мог работать по-старому. А механизация сельскохозяйственных работ была ему недоступна, ее подавляли старые производственные отношения, старая форма экономической организации производства.

Укрепление надельной земли в частную собственность и выход на отруба, казалось, вызвали новый и сильный стимул у крестьян – сельских хозяев к расширению и развитию производства: поскольку улучшились условия обработки земли, повысились урожаи хлебов, постольку, можно было заключить, повысилась и производительность труда. Следовательно, заключали местные столыпины, реформа Столыпина достигла цели: производительные силы деревни двинулись вперед.

Так можно было думать, такова была и видимость в состоянии земледелия в нашей местности (и повсюду, конечно), а на деле? На деле производительные силы не могут быть без экономической формы, без облекающих их производительных отношений. Столыпин своей реформой и преследовал, прежде всего, не развитие производительных сил, а замену старой формы – общинная собственность – на надельную землю, старых общественных экономических отношений – новыми, правильнее – подновленными. По-видимому, никто из реформаторов и не заметил того, что это «обновление» формы не могло не вызвать, и вызвало, не только изменение отношения крестьянина к земле, но изменение и коренное, абсолютное изменение крестьян (всех без исключения) к труду и продукту труда, столь же глубоко изменявшего свою экономическую природу. Труд стал действительно общественным, а продукт труда из средства удовлетворения потребностей производителя в натуре превратился в товар; начал терять свою необходимость для натурального расходования крестьянской семьей. Крестьяне переходили от работы «на себя» к работе на всех, к работе на других и для других.

Стимул – явление психологическое, он зависит от характера, воли, целеустремленности человека, от его способностей, глубины и широты его мышления и взглядов на жизнь, но его основание для масс людей лежит в экономике, в отношениях к собственности. Этим определяется его содержание и его направленность. И границы его действия.

Kylechno Rogoznii
Кулечно-Рогожный Промысел. Начало Xx Века

Переходя на производство товаров, крестьянин принужден был всю продукцию оценивать в деньгах, а затем и целью самого производства видеть только количество денег, которое можно и должно было получить за проданный товар. Иметь хлеба 1000 пудов в запасе наш крестьянин не мог не только по причинам слабосильности хозяйства и невозможности хранить это количество, а и потому, что 1000 пудов хватило бы на 10 лет его семье: 10 лет можно было прожить и без нового производства этого продукта, зачем же, спрашивается, убивать в этот запас живую рабочую силу, когда на очереди другие работы. Средний надел земли 7-8 десятин для средней семьи при ручном труде без наемных рабочих был достаточен для «прокормления» и был пределом для одноплощадного хозяйства в техническом отношении.

Семья эта при одной лошади большего количества десятин земли обработать не имела возможности.

Schorniki
Шорники. Начало Xx Века

А труд на себя был святым, и продукт его – хлеб насущный – почитался святыней. Как бы тяжел этот труд не был и как он, зачастую не был безрезультатен из-за ничтожной производительности своей, он вызывал к себе уважение, восхищение не только поэтов.

Производство товаров освобождало крестьянина от необходимости держаться в сельском хозяйстве веками установленного чередования растений в трехполье: рожь, овес и лен, редко гречиха, горох, пар, снова рожь и т.д. Зачем сеять рожь, если здесь она обходится в два раза дороже, чем на Украине, если муку можно купить по цене в два раза дешевле, чем обходится мука из своей ржи. Почему не сеять в наибольшем количестве лен, приносящий почти верный доход в деньгах, за счет сокращения посевов ржи и других продовольственных культур. Кое-кто из наших крестьян уже в 1911 году поговаривал насчет возможности расширения посевов льна путем полного исключения из севооборота гречихи и даже ржи и замене пара клевером трехлеткой, без озимых.

Seti
Вязание Сети. Начало Xx Века

Но труд «вообще» перестал быть святым, продажа товаров ничем не отличается от всякой коммерции. Прославленная божеская честность «мужичка» превращалась в смекалку с правилом «не обманешь – не продашь!». (Сапожники-хозяйчики давно усвоили это правило и вполне успешно применяли его на рынке.)

Оставьте комментарий