Незабытые воспоминания Дмитрия Сергеевича Базанова

Неизвестный солдат о себе и других

Часть 1. Из глубины жизни народной. Глава 2. Война и революция. 1904-1907 гг.

Помещики-либералы, примыкавшие к партии «народной свободы»(кадеты), приняли столыпинскую аграрную реформу вполне доброжелательно. Тут же по издании закона 9 ноября и положения о землеустроительных комиссиях они выдвинули из своей среды председателей и членов комиссий. По Корчевскому уезду председателем комиссии был назначен мелкопоместный дворянин Лосев, он и принял на себя все «тяготы» по новому землеустройству крестьян. Помещики радовались тому, что повышение интереса к земле у крепкого мужика далеко расширяло их возможности для реализации земельной ренты за один прием, путем продажи земли мелкими участками – в «розницу»,  а земельным товариществам из кулаков – «оптом», по более высокой цене, чем в прежние годы.

Они отлично понимали и другое, не менее важное следствие реформы: производство мужика в ранг частного собственника земли «уравнивало» его положение с прочими землевладельцами в юридическом отношении. Они не без основания полагали, что крестьянин, превращенный в личного, частного потомственного собственника своей земли, потеряет многое из революционных побуждений, успокоится, а в случае повторения революции будет против нарушения частной собственности на землю, чью бы то ни было.

Одним словом, помещики не возражали против аграрной реформы Столыпина, ждали от нее великих благ для себя – и материально-экономических, и политических.

Партия социалистов-революционеров развернула серьезную борьбу против столыпинской политики в деревне; не зная, что творит, она поднимала крестьян против отрубов, за сохранение того, что было со времен Гостомысла. После некоторых колебаний между «разделизмом» и «общинностью», при единстве взглядов насчет «черного передела», местные организации этой партии перешли от слов к делу.

В некоторых деревнях крестьяне после мучительных раздумий и поисков нашли верный и надежный способ сохранения общины, «мира» и способ устранения при этом большей части зла, проистекавшего от чересполосицы, мелкополосья и прочее, при полном использовании возможностей для агротехнических улучшений земледелия, открывшихся реформой.

Незабытые воспоминания Дмитрия Сергеевича Базанова
Крестьяне засевают поле. Начало ХХ века

Вместо разверстывания земли на отруба, они решили переделить всю надельную землю на широкие полосы, по 1-2 полосы в каждом поле. Оставили землю в общинном владении, но отказались от периодических переделов ее. Решение это, кроме обычного бумажного приговора, было скреплено «круговой порукой» по древнему праву и вопреки новому закону. (Известно, что «круговая порука» в общине была заповедью, нарушение которой грозило виновному нешуточной карой: от изгнания до уничтожения – «на миру и смерть красна!») Решение таким путем вопроса о земле и общине было в то время самым разумным, практически наилучшим из всех возможных.

Говорили, что до «широких полос» додумались деревенские эсеры (трудовики) во главе с Корочкиным, но доподлинно мне это не известно. Вполне возможно, что изобретение это пришло к нам из соседних волостей: Стоянцевской или Горицкой, где крестьяне сидели крепче в земле и дорожили ею больше наших сапожников, и старина там была гораздо больше в почете.

Крестьяне в Горицкой волости, получая урожай до сам-семь и сам-восемь, против сам-четыре у нас, имели больше оснований бояться земельной неурядицы и последствий от нее.

Общество деревни Сакулино и некоторые другие сельские общества вынесли приговоры о разделе общинной земли на широкие полосы. Землеустроительная комиссия оказалась в большом затруднении. Комиссии предстояло исполнить приговоры, противоречащие самому духу столыпинской реформы, но через некоторое время приговоры были исполнены.

Эсеры могли торжествовать победу. Они, как и во всем относительно будущего, проявляли и в этом случае великую самонадеянность и наивность, самую нелепую. Между тем уже в первый год после раздела на широкие полосы земля, укрепленная в личную собственность тем же приговором (без этого раздел нельзя было провести), пошла из рук в руки в качестве обычного товара. Никакая круговая порука не могла остановить продажу ее. Мужики-кулаки принудили закабаленных ими бедняков передать им без формальных сделок на куплю-продажу свои широкие полосы, а потом состоялась и купля-продажа по всем правилам столыпинского закона.

Оставьте комментарий