Волостное правление и черная изба - Кимры Сегодня
Волостное правление и черная изба

Волостное правление и черная изба

Рядом с бывшим пожарным депо, слева, стоит полуразрушенный заброшенный дом без крыши с адресом: Театральная площадь, 5а.

Очень жаль, что так непрезентабельно он выглядит уже более 10 лет. В дореволюционных же Кимрах в этом светлом, просторном здании с множеством окон была сосредоточена вся административная власть села. Здесь проводились волостные сходы, на которых принимались важные для кимрского сельского общества решения. Отсюда провожали рекрутов на государеву службу. В нем рассматривались тяжбы кимряков: в правлении заседал специальный крестьянский суд. Служило здание и местом заключения арестованных.

Справа – развалины бывшего здания волостного правления, за ним деревянный домик. Он стоит примерно на том же месте, где до пожара 1859 года находилась «черная изба».

Во дворе стояло еще одно здание, так называемая черная изба. Во времена крепостного права в ней наказывали провинившихся крестьян, пороли розгами, применяли орудия пыток. Одно из таких орудий – рогатка-ошейник – представлено в экспозиции краеведческого музея.

Наши предки в середине ХIХ века, перечисляя достойные внимания общественные здания села, как-то: богадельня для престарелых, Кимрское училище – называли и дом волостного правления. И совершенно справедливо. Общественное самоуправление на селе было хорошо развито. Всеми делами общества – хозяйственными, финансовыми, общественными – управлял сельский сход. И каждый раз выносил от восьми и более приговоров или, как бы мы сказали сегодня, решений. Для иллюстрации позволю себе привести некоторые.

Например, 24 апреля (старый стиль) 1905 года сход обязал торговцев крепкими напитками и чайные производить торговлю только до 8 часов вечера.

16 апреля 1906 года избирает комиссии: одну – для осмотра мостов, крыш и общественных зданий, другую – для контроля над настилом мостовых. На этом же сходе избираются смотритель хлебозапасного магазина, попечительница женского министерского училища, создается комиссия для наблюдения за ночными сторожами.

1 августа того же года сход крестьян выносит 11 приговоров, в их числе:

– отказ в назначении подвод для передвижения полицейской стражи, так как и без того жители обременены налогами и натуральными повинностями;

– утверждение сделки по обмену земельными участками между жителями села, со всеми вытекающими правовыми и финансовыми последствиями.

Отвод усадебных мест также в компетенции схода. Не говоря уже о таких крупных для развития села решениях, как постановление о создании общественного крестьянского банка в 1870 году; решение об открытии библиотеки-читальни в 1896 году.

Даже этот поверхностный перечень позволяет увидеть, какими заботами жило общество и какие действия предпринимал сход, чтобы обустроить жизнь на селе. Решения схода не подвергали сомнениям. По воспоминаниям кимряков, для них не так страшны были уездные и губернские власти, как своя, местная. Говоря образно, дом заложи, корову продай, но выполни. Таков был авторитет этого органа самоуправления.

Сельский сход выбирал и, как бы мы сказали сегодня, исполнительную власть в лице волостного правления во главе с волостным старшиной. Порядок управления обществом в Кимрах был основан на давних традициях, еще вотчинных. Один из наших бытописателей ХIХ века, знакомый уже нам Михаил Васильевич Малюгин зарождение этих традиций относит на конец ХVIII — первые годы ХIХ века, когда владелицей села была Екатерина Васильевна Скавронская-Литта. Вот тогда-то муж ее, прекрасный рыцарь Мальтийского ордена, кумир петербургских салонов и в то же время деловой, прагматичный и образованный человек Юлий Помпеевич Литта завел такой порядок в управлении, который и спустя сто лет не исчерпал себя.

Ежегодно осенью волостной сход избирал бурмистра, на которого возлагалась главная обязанность по управлению вотчиной. Перед обществом бурмистр нес и отчет за всех и за все. Помощниками бурмистра были трое старшин, два сборщика податей и оброка, а также «магазейный» староста. Старшины заведовали охраной лесов, хозяйственной частью и полицейской.

Ближайшим помощником бурмистра в делах управления был опытный человек, избираемый из старых бурмистров. Он именовался головой и наблюдал за целостностью мирских, т.е. общественных капиталов, ежемесячно проверял их и давал советы.

Также бурмистр имел советников во всех прежних бурмистрах, в советах и поддержке которых часто чувствовал надобность. Они, в частности, руководили выборами, подготавливали общество к решению общественных дел. И, как подчеркивает Малюгин, старые бурмистры всегда руководствовались при разрешении мирских вопросов общественными интересами, не допуская в общем деле своих выгод.

По окончании года служения бурмистра избирались счетчики, которые производили учет капиталов и хлебного магазина. После этого бурмистр отдавал отчет обществу. Как правило, достоинства и недостатки выражались в степени недобора податей. Если их было много, значит, бурмистр работал небрежно, и общество выражало ему недовольство. Если недоимок был небольшой, тогда бурмистру и его помощнику, голове, общество выдавало похвальный лист за усердное служение.

Перемена в образе правления, которая произошла по распоряжению Министерства государственных имуществ в 1862 году, не повела к лучшему. Например, вместо бурмистра, избиравшегося на год, должно было избирать голову на три года. Это кимряки сочли чрезвычайно обременительным. Не приветствовали они и другие изменения. В общем, первое трехлетие первого головы оказалось неудачным опытом нового порядка в управлении. Последовали изменения, в результате которых первым лицом стал волостной старшина, за ним следовали сельские старшины. Обязанности сборщиков податей были возложены на сельских старост. Этот порядок уже не менялся, и управление обществом осуществлялось твердой рукой. И, как писали современники, знавшие Кимры не понаслышке, «приходится, однако, изумляться природным дарованиям русского мужика к самоуправлению».

Кимряки чрезвычайно серьезно относились к местной власти. Выражением этого было и строительство каменного здания волостного правления на месте старого, деревянного. Поставлено оно было, опять же на общественные деньги, бурмистром Василием Дмитриевичем Малюгиным. Рядом с правлением стояла батарея пушек, из которых стреляли по праздничным дням. Пожалованы они были селу императором Александром I «в знак монаршей признательности населению Кимр за поставку обуви на армию в 1812 году».

Значительным событием для кимрского общества было открытие в здании волостного правления в 1889 году противораскольнической библиотеки. Была она небольшой, собранная в ней литература имела религиозное направление.

Открыта библиотека была по инициативе священника-миссионера Павла Шаврова, который был направлен Тверским епархиальным начальством вести в губернии борьбу со старообрядцами. В губернии было два крупных раскольничьих центра. И один из них как раз «окопался» в Кимрах. Кимряки, как сообщают нам архивные источники, с воодушевлением отнеслись к идее Шаврова. Сразу организовали сбор денег для покупки книг. Сто рублей пожертвовал купец Мошкин, живший на то время уже в первопрестольной. В итоге собрали 300 рублей. Книги приобрел в Москве и переслал в Кимры тот же Шавров. Книги в кожаных переплетах были размещены в одном из шкафов правления. Открытие библиотеки проходило с водосвятием и молебном.

Из среды крестьян был выбран первый в Кимрах библиотекарь, Василий Михайлович Платов, занимавшийся сапожным ремеслом. Два раза в неделю он выдавал книги на дом. Можно было читать и в самом правлении по воскресеньям, от 12 до 16 часов. Заведовал библиотекой священник Покровского собора Феодор Матвеевич Зеленев.

На снимке: Вид на торговую площадь села Кимры с Покровского собора. Здание волостного правления – справа.

Похожие статьи

Оставьте ответ

Войти с помощью: 
logo

Рейтинг@Mail.ru Проверка PR и ТИЦ Яндекс.Метрика